aif.ru counter
277

Свадьба в Карлсхорсте. Медсестра из Ленинграда встретила любовь в Польше

93-летняя жительница Барнаула Антонина Трофимченко пережила блокаду Ленинграда и с фронтовым госпиталем прошла от Курской дуги до Берлина.

Город молодости

В Ленинград 15-летняя Тоня Виноградова (девичья фамилия Антонины Фёдоровны - Прим. ред.) приехала из маленького тверского городка Лихославля. Круглая отличница без труда поступила в историко-архивный техникум, а чтобы подзаработать на жизнь, устроилась санитаркой в больницу. Её семья жила бедно: мама, одна воспитывавшая троих детей, не могла помочь дочке обустроиться в новом городе.  

Тогда девушка не представляла, что медицинские знания вскоре будут так востребованы: буквально через три года началась война. В октябре 1941-го Тоню призвали в армию и прикомандировали к центральному красноармейскому госпиталю. Располагался он рядом со Смольным, в красивом особняке. 

- Во дворе мы выращивали картошку - резали клубень на маленькие кусочки с «глазками» и сажали, - вспоминает Антонина Фёдоровна. - Нужно было чем-то кормить раненых и себя.

В январе 1943-го пришёл приказ об эвакуации госпиталя из Ленинграда. Тоня плакала, собираясь в дорогу. Не хотелось покидать город, вместе с которым столько выстрадано. К тому же знала: тоненькую транспортную артерию - Дорогу жизни на Ладоге - фашисты отчаянно бомбили. 

- Потрепали немецкие лётчики и госпитальную колонну. Две машины с ранеными ушли под воду. Застрявших в ледовой ловушке мессеры расстреливали из пулемётов в упор, - вспоминает Антонина Фёдоровна.

Так она покинула город молодости, в который больше не вернулась. 

«У меня ещё есть кровь!» 

После Ленинграда медсестра фронтового госпиталя Тоня Виноградова оказалась на Курской дуге. Затем дороги войны помотали девушку и по России, и по Украине… В Польше из только что освобождённого Освенцима ей довелось забирать большую группу детей. Сотрудники госпиталя и раненые насобирали для них конфет. Разноцветную гору сладостей Тоня внесла в палату, где жили вчерашние узники. Малыши при виде угощения вскочили с кроватей, засучили рукава, выставили вперед худенькие руки и наперебой закричали: «Не надо, не надо - у меня ещё есть кровь!». Оказалось, что в концлагере в красивых обёртках нацисты детям, у которых уже невозможно было брать кровь для опытов, давали отравленные конфеты. 

В Польше Антонина встретила свою судьбу. Бои шли сильные. Однажды в их полевой госпиталь в отделение черепно-мозговых травм привезли молодого симпатичного офицера. Трудный случай: три осколка в голову, множественные ранения шеи. Срочно нужна была кровь, и Антонина стала донором. Григорий Трофимченко пролежал в госпитале месяц. Уже перед выпиской сказал Тоне: «Будем живы, я тебя найду!». И слово своё сдержал. 

- Однажды раненые сказали, что кто-то меня ожидает на крылечке, - вспоминает Антонина Фёдоровна. - Выхожу, смотрю, какой-то офицер. Он ко мне, я - от него. Я же не видела его никогда в таком обличии, «при полном параде». Он: «Вы меня не узнаёте? Я - Трофимченко».

Несмотря на то что после ранения, которое было уже восьмым по счёту, ему дали инвалидность, Григорий сбежал на фронт, спрятав медицинские бумаги. Вскоре он увёз Антонину с собой. Зарегистрировать их брак в самый разгар боёв за Германию было невозможно, но по части был издан приказ: считать Григория Трофимченко и Антонину Виноградову мужем и женой.

Уже после Победы их расписали по полной форме. Они приехали в какое-то старинное здание в Карлсхорсте, в предместье Берлина. Зашли в комнату: стол со стулом для сотрудника и два стула для жениха и невесты. После церемонии регистратор их спросил: «Дети, а вы знаете, в каком доме вы заключили свой брак? Здесь был подписан акт о капитуляции Германии!». 

В военном отделе барнаульского краеведческого музея есть стенд, на котором представлены пожелтевшие от времени документы: характеристика на командира батареи 605-го стрелкового полка 132-й стрелковой Бахмачско-Варшавской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии капитана Трофимченко и комсомольский билет Антонины Виноградовой, выданный политоделом Ф-50 Ленфронта 27 июля 1942 года. А ещё - ордена и медали Григория Семёновича и удивительная фотография, сделанная в июне победного 1945 года: обаятельный капитан в парадной форме приобнимает красивую молодую женщину. Это их первое семейное фото. Приходя в музей, Антонина Федоровна целует изображение её Гриши, которого уже много лет нет рядом с ней... 

 




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Сколько денег вы потратили на обновление осеннего гардероба?