aif.ru counter
Елена ДАНИЛЕВИЧ 570

Топливо из солнца. Академик Валентин Пармон о высоких целях в науке

Молодым важно чувствовать: они занимаются делом, важным для страны.

В рамках Петербургского экономического форума была вручена премия «Глобальная энергия». Это международная независимая награда, которую присуждают за выдающиеся достижения, помогающие найти новые безопасные источники энергии на Земле. За 13 лет её обладателями стали 34 учёных из 10 стран мира.

В этом году звания лауреата удостоен Валентин Пармон - академик из Новосибирска, химик, специалист в области катализа. Каких же результатов удалось добиться в этой сфере, и какова их польза в повседневной жизни?

Лёгкая нефть заканчивается!

Валентин Пармон.
Валентин Пармон. Фото: Commons.wikimedia.org

- Катализ - это та волшебная палочка, которая позволяет химикам прикоснуться к тому, что есть, и получить то, что хочешь, - образно ответил учёный. - Ну а если серьёзно - это направление науки, которое сегодня обеспечивает для России 15% валового национального продукта (ВНП). Всё топливо для моторов, например, дело рук «каталитиков». Ищем пути, и чтобы получить тепло из растительного сырья - микроводорослей, древесины, рисовой шелухи. Только в Краснодарском крае её ежегодно скапливается до 15 тыс. тонн, и что с этой массой делать, толком не знают. Мы же выяснили, что при её сжигании получают сорбенты, которые отлично очищают воду. Также мы научились солнечную, атомную и термическую энергии  преобразовывать в химическую.

Елена Данилевич, АиФ-Петербург: - В обозначении премии сказано, что вы совершили «прорыв… и в области нефтепереработки». Значит, у России есть шанс слезть с нефтяной иглы?

- Давайте разберёмся, почему запасы углеводородов оборачиваются для нас «нефтяным проклятьем». Сегодня мы эти ресурсы добываем и напрямую продаём в другие страны. Однако наиболее перспективна и в десятки раз более выгодна как раз их глубокая переработка. А мы в Китай поставляем нефть и газ, а оттуда получаем дешёвые полимеры. Вместо того чтобы научиться делать их самим, что несложно. К сожалению, экономика в России очень энергозатратна. Например, мы широко продаём аммиак, который в мире пользуется большим спросом. Но его производство - это крайне энергоёмкий процесс, что отражается на нашей промышленности. То же касается так называемого возобновляемого сырья. У нас много традиционных источников энергии, и мы с трудом переходим на новые, думая, что богатства природы бесконечны. Между тем запасы так называемой лёгкой, удобной для добычи нефти кончаются. Надо пробовать разрабатывать трудную, плохую нефть, которой много, но этого не происходит.

- Вы также превращаете в полезные вещи отходы из пластика. Может, подскажете и руководству Петербурга, как решить проблему с утилизацией мусора? Что делать с переполненными полигонами, власти явно не знают.

- Скорее всего, сжигать при помощи экологически чистых технологий. Такие сегодня есть. Но перед этим нужно обязательно разобраться с твёрдыми бытовыми отходами. В чём здесь загвоздка? Каждый из нас оставляет после себя несколько тонн ТБО. Значительную часть можно переработать в топливо и использовать с выгодой. Но перед этим их нужно рассортировать, а это почти ручной труд. Такой культуры ни в Петербурге, ни в России нет, и прививается она с большим трудом. В странах, где привыкли сразу отделять бумагу, стекло, пластик и не жалеют потратить на это в день 20-30 минут - задача решается намного проще.

Без утечки мозгов

- Учёные обычно жалуются, что их разработки не поддерживает бизнес, плохо берёт промышленность. Ваш институт, которым вы руководили 21 год, - коммерчески успешен. В чём секрет?

- Потенциал российской науки огромен, однако в 90-х почти все отраслевые центры, которые могли довести идею до завода, исчезли. Но не наш. За 25 лет работы на рынке знаем: если продукция хорошая - спрос обеспечен. В 2000-х нам поставили задачу - сделать отечественные катализаторы для получения топлива, соответствующего европейским стандартам. За полгода наш институт смог с нуля выйти на серийное использование. Это при традиционных сроках 7-12 лет. Не скрою - мы резко выиграли и с политикой импортозамещения. Некоторые отечественные компании полностью перешли на наши катализаторы, так что конкурировать можем.

- Ещё один феномен - в вашем институте много молодёжи. 45% сотрудников - до 39 лет. Утечку мозгов удалось остановить?

- Во-первых, считаю, что нельзя ставить искусственные барьеры. Есть желание - пусть едут. Сейчас, кстати, этот процесс существенно замедлился, уезжают единицы. Во-вторых, молодых надо привлекать, в том числе высокой идеей. Ведь 20-25-летним нужна не только хорошая зарплата, что существенно. Им также необходимо чувствовать: они занимаются настоящим делом. Причастны к глобальным проектам, важным для всей страны. Тогда и возникают энтузиазм, воодушевление. Конечно, просто так новые силы не придут. Мы агитируем ребят ещё на университетских кафедрах и все свои обещания, в том числе предоставление передового оборудования, выполняем. В итоге каждый год из 50-70 аспирантов большинство остаются. Помогаем многим с жильём, не обижаем и с зарплатой. В среднем научные сотрудники получают у нас 58-60 тыс. руб. К сожалению, сейчас со стороны государства идёт снижение финансирования науки. Считаю, что это ошибка.

Из Москвы - в Сибирь

- А как складывался ваш путь? Вы ведь бросили Москву, где уже выстраивалась хорошая карьера, и отправились… в Сибирь.

- По собственному опыту скажу: для студента, молодого учёного не столь важно, чем именно он будет заниматься, как найти руководителя, который поставит правильную цель. Мне повезло встретить такого человека. Это академик Кирилл Ильич Замараев, который и предложил переехать в Новосибирск, в неизвестный тогда институт. Стояла задача: попытаться добиться искусственного подобия фотосинтеза. То есть фактически повторить жизнь растений. Но как? Это была интереснейшая работа. Мы дни и ночи проводили в лаборатории, и о деньгах, благах никто не думал. Помню чувство внутреннего удовольствия, когда вместе с коллегами решали сложные вопросы. Сейчас, правда, обстановка другая и поменять столичную и петербургскую прописку на Сибирь желающих мало. Жаль - работы в науке непочатый край.

- Премия «Глобальная энергия» имеет и солидное материальное подтверждение - 39 млн руб. Как планируете распорядиться средствами?

- Я их ещё не получил! (смеётся). Если по существу, то сумма внушительная, но на самом деле скромная. Потому что серьёзных, прорывных проектов на эти средства не организуешь, нужно не менее 200-300 млн.

А вот помочь молодым, думаю, удастся. Сейчас веду переговоры с банком, чтобы направить премию на поддержку молодых исследователей. Результаты их научных работ и будут для меня самой дорогой
наградой.

Досье

Валентин Пармон

Родился в 1948 г. В 1972-м закончил МФТИ. Доктор химических наук, профессор. С 1997-го - академик РАН, с 2012-го - член Европейской Академии наук. 21 год возглавлял Институт катализа СО РАН, создал новое научное направление - радиационно-термический катализ. Лауреат Государственной премии РФ (2009 г.). Женат, есть две дочери и сын.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?