444

Мы глазами иностранцев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 24/10/2007

Потомки самураев

Японский аспирант Кику Ватанабе в Питере живет почти три года, неплохо говорит по-русски - он филолог, живет на съемной квартире. Его друг Ре Мацумота приехал этим летом стажироваться в педагогический университет им. Герцена, на факультете народов Севера изучает якутский язык, живет в общежитии. Хоть они и приятели, мне показались полной противоположностью друг другу. Кику - очень эмоциональный и разговорчивый, Ре - спокойный и весь в себе.

- На самом деле у японцев два лица, одно настоящее, другое - приветливая маска, скрывающая от окружающих волнения души. Это не значит, что мы двуличные, просто мы очень ранимы, а вдали от родины чувствуем себя страшно одинокими, - объясняет он.

Кику рассказывает, что еще в 1960-е годы в каждой японской семье были телефон, телевизор, холодильник и стиральная машина. "А у вас мне приходится стирать одежду вручную. Хозяйка дала кусок мыла и огромную деревянную доску", - жалуется он.

А еще японца "напрягают" дорожные пробки и вечно неисправные светофоры.

- Мы, японцы, народ дисциплинированный: раз нельзя - значит нельзя. Я уже успел у русских научиться перебегать дорогу на красный свет, но когда только приехал, долго не мог понять, почему приходится стоять и ждать час-полтора, когда же загорится зеленый человечек.

Еще терпеливых потомков самураев бесят длиннющие очереди и хамство толстых теток за кассой в супермаркетах. Им непонятно, почему в торговых залах из десяти касс работает, как правило, только одна. И совсем неясно, почему в университете у некоторых профессоров нет собственных кабинетов и они принимают у студентов зачеты на подоконниках в фойе или на лавочке в парке. А еще Кику любит путешествовать по России - недавно побывал в Краснояр.ске и Ростове-на-Дону. "Там люди более спокойные и добрые, чем в Питере. А вы все куда-то торопитесь, стали трудоголиками, как наши японцы".

- Вы меня извините, я у вас недавно, но пока вижу мало хорошего, - добавляет Ре. - У русских развита азиатофобия. У меня в общежитии сосед по комнате швейцарец. Раз пошли с ним в магазин. Когда я обратился к продавцу, девушка на меня - ноль внимания. А когда заговорил сосед из Швейцарии, она стала ему строить глазки и улыбаться. Может, русские не любят нас потому, что по нормам международного права мы до сих пор находимся в состоянии войны?

"Джими, Джими..."

Мануч Кумар приехал из Индии, учится на старшем курсе на невропатолога. Он не первый год живет в России и сносно разговаривает по-русски. Признается, что жить в Питере иностранцу небезопасно. Недавно скинхеды зарезали шестикурсника, говорят, за то, что он встречался с русской девушкой, которую знал один из них.

- Мы стараемся ходить не поодиночке, а группами - так безопаснее. И когда пьющие пиво на улице агрессивные пацаны тычут в нас пальцами и кричат: "Джими, Джими", мы им отвечаем: "Ваня, Ваня".

Студент-индус также пожаловался, что в библиотеке академии недостаточно учебников, периодически растет плата за обучение и каждый год меняются законы - постоянно новые требования при оформлении виз в ОВИРе и часто затягиваются сроки оформления регистрации. И совсем испортил русских квартирный вопрос.

- Полгода назад снял однокомнатную квартиру на Гражданке за $400 , но через четыре месяца хозяйка подняла цену до $600. Сказала: "Раз едете учиться в Россию - вы "богатенькие буратино", а мне дочь замуж выдавать".

На самом деле Мануч Кумар - из многодетной индийской семьи среднего достатка, получает ежемесячно от российского правительства стипендию в 1700 рублей. Помогают дядя и грант благотворительного некоммерческого фонда.

В свободное от учебы время любит ходить в Мариинку слушать оперы.

"А мне в России нравится, здесь, в отличие от Индии, больше свободы и меньше контроля", - говорит студентка второго курса Рия, она живет здесь уже 18 лет, но часто ездит на родину. Свобода в представлении девушки выражается в том, что в Петербурге можно безбоязненно курить и пить пиво на улице.

Если принять на грудь...

Юпитер Бусоли Пап Маканаки приехал учиться на инженера из Конго. До введения запрета на труд нелегалов долгое время стоял у плиты и пек блины в одном из наших фастфудов. Учился заочно в Университете им. Бонч-Бруевича, а в свободное время пел в хоре во время богослужений в одной нетрадиционной христианской общине. Сейчас собирается возвращаться в родную страну, так как в Питере жизнь страшно подорожала. Недавно в подъезде неизвестные выродки избили до полусмерти его финского друга Акселя Вяихакколо. "Но в целом у меня о Петербурге и России только хорошие воспоминания. Даже 30-градусные морозы нипочем, если потеплее одеться и принять на грудь пару рюмок коньяка".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах