Примерное время чтения: 9 минут
820

Стеклянные кубы и движущиеся тротуары. Каким видели Петербург архитекторы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. Аргументы и факты - Петербург 22/03/2023
Этот памятник III Интернационалу планировалось установить в Петрограде после победы Октябрьской революции. В грандиозной башне в семь этажей и высотой 400 метров предполагалось разместить высшие органы «всемирной рабоче-крестьянской власти».
Этот памятник III Интернационалу планировалось установить в Петрограде после победы Октябрьской революции. В грандиозной башне в семь этажей и высотой 400 метров предполагалось разместить высшие органы «всемирной рабоче-крестьянской власти». Public Domain

Наш город принято считать законченным произведением градостроительного искусства. Между тем в конце XIX и XX веках существовало немало ярких проектов переустройства городской среды. Если бы удалось их реализовать, мы бы получили шедевры архитектуры и инженерной мысли, а известная на весь мир панорама Северной столицы заиграла новыми красками.

Однако история распорядилась так, что многие мощные решения остались лишь блестящими замыслами. Какие из забытых идей были самыми интересными? И что привлекает в них современников и сегодня?

Башня Татлина

Этот монументальный памятник III Интернационалу планировалось установить в Петрограде после победы Октябрьской революции. В грандиозной башне в семь этажей и высотой 400 метров предполагалось разместить высшие органы «всемирной рабоче-крестьянской власти».

Масштабы и сложность решения, которые предложил советский архитектор Владимир Татлин, поражают. Памятник представлял собой три больших стеклянных помещения, возведенных из стекла и стали по сложной системе вертикальных стержней и спиралей. Они имели разную геометрическую форму, располагались одно над другим, но при этом оставались гармонично связанными. Кроме того, все конструкции должны были вращаться с разной скоростью!

Так, нижняя, самая мощная площадка имела форму куба и делала вокруг своей оси один оборот в год. По задумке автора здесь предполагалось обустроить залы для конференций и съездов. Вторая «платформа» представляла собой пирамиду, делающую один оборот в месяц. Она предназначалась для исполнительных органов Интернационала. Третья башня напоминала цилиндр, совершающий один оборот в день. В его кабинетах должны были работать информационные бюро, издательство, телефон и телеграф. И четвертая полусфера двигалась с оборотом в час. Здесь подготовили место для художников и творческих организаций. Венчали памятник огромные радиомачты. Широкие стеклянные стены должны были держать комфортную температуру.

Сначала идею восприняли с энтузиазмом, однако потом охладели, а через какое-то время и вовсе положили под сукно. Сегодня модель башни Татлин можно увидеть в Третьяковской галерее и атриуме МФК «Город столиц», центре Жоржа Помпиду в Париже и Музее современного искусства в Стокгольме, главной столовой университета в Оксфорде. Ну а в Абу-Даби, этом центре мировой архитекторы, всеобщее внимание привлекает скульптура «Фонтан света». И мало кто знает, что сделана она по образцу «башни Татлина».

Колокольня Смольного собора

Все знают знаменитый Смольный собор Растрелли, однако немногим известно, что замысел гениального зодчего выполнен не полностью. Венцом Смольного ансамбля и архитектурной доминантой города должна была стать колокольня высотой 140 метров.

История возведения полна интригующих фактов. Дочь Петра, императрица Елизавета Петровна, взойдя на престол, объявила, что желает начать строительство монастыря, где «в тишине и покое завершит свои дни». Местом избрали Смольный дом (Девичий дворец), где прошла юность монаршей особы. Сказано – сделано. На грандиозной стройке ежедневно были заняты до 2000 солдат Петербургского и Кронштадтского гарнизонов. Вместе с ними за дневную плату «в три копейки» трудились 1500 мастеров из Ярославской и Костромской губерний. Однако началась война с Пруссией, а затем скончалась Елизавета Петровна. Работы в недостроенном монастыре прекратились. Отказались и от возведения отдельной колокольни, представляющей собой пятиярусную башню. Если бы она поднялась, то оказалась самым высоким зданием не только в городе, но и всей России.

Фото: Фонд содействия строительству культовых сооружений Русской Православной Церкви в городе Санкт-Петербурге

В 1762-м на престол взошла Екатерина II. Новая императрица поручила завершить наружную отделку собора, но все равно почти 70 лет он оставался незаконченным. Колокольню довели только до второго яруса, а затем разобрали. В наши дни не раз предпринимались активные попытки достроить шедевр Растрелли и до конца воплотить замысел великого зодчего. Тем более что мощная фундаментная плита сохранилась. И таких нереализованных идей, относящихся к разным периодам отечественной архитектуры, у нас немало.

Метро в начале XX века

В Ленинграде метро открылось в 1955 году. Однако впервые о строительстве транспортных тоннелей заговорили еще в XIX веке.

Мещанин Торгованов представил императору Александру I план «подводного перехода» с Васильевского острова до Адмиралтейства. С подобными предложениями несколько позже выступили инженеры Базен и Ганеман. Они разработали схему тоннеля под Невой, соединяющего Марсово поле и Петроградскую сторону. Конструкция состояла из нескольких ярусов, где мог двигаться транспорт, также планировался самодвижущийся тротуар для пешеходов.

Фото: Public Domain

Но самой резонансной стала идея метрополитена, которая появилась в 1901 г. Ее предложил П. И. Балинский. Вместе с американцем Вернером он создал проект подземной железной дороги. Ее линии должны были располагаться на эстакадах и соединять центр города с Васильевским островом, Охтой, Петроградской и Выборгской сторонами. Длина сети составляла 102 километра. Предполагалось, что поезда будут следовать каждые 2–3 минуты со скоростью 75 км в час.

Проект понравился со всех сторон, однако оказался очень дорогим – 190 миллионов рублей. Эту сумму городские власти сочли неподъемной. Нам же остается только сокрушаться, что «государевы люди» тогда не увидели перспектив строительства подземки. Если бы они оказались прозорливее, город уже в начале XX века мог развиваться более динамично. Изменилось бы само качество жизни, над чем мы бьемся и сегодня.

Госдума на Марсовом поле

Мысль о проектировании в Петербурге Государственной думы возникла в 1905 году. Тогда Николай II издал Манифест, провозгласивший создание нижней палаты, и для работы парламента требовалось соответствующее здание.

Для решения новой задачи провели конкурс, в котором участвовали двенадцать номинантов. Итоги подвели в апреле 1906 года. Жюри отметило премиями пять проектов, но наиболее достойным был признан замысел А. И. Дмитриева, который отличался особой монументальностью и парадностью. Жюри подчеркнуло его «грандиозный» характер, «соответствующий назначению». Архитектор планировал построить на Марсовом поле здание высотой 75 метров и использовать передовые инженерные решения. Создать там общественные пространства и сфокусировать деловую жизнь.

Фото: Public Domain

Но город не использовал такую возможность. Проекту не удалось пробиться через бюрократические барьеры, все материалы конкурса так и остались на бумаге. Для заседаний Государственной думы приспособили Таврический дворец, где сегодня заседает Межпарламентская ассамблея стран СНГ.

Небоскреб Зингера

В начале XX века американская компания «Зингер» приобрела участок на углу Екатерининского канала (ныне Грибоедова) и Невского проспекта. В Петербурге руководство фирмы, выпускающей швейные машины, собиралось открыть правление, офис, магазин и выбрало для этого одно из самых престижных в городе мест. Все прежние постройки, мешающие грандиозным планам, снесли.

Участок обошелся Зингеру в миллион рублей (более триллиона в переводе на нынешние деньги!), и эту цену нужно было окупить. В подобных случаях американцы строили небоскребы. В Нью-Йорке появился Зингер-Билдинг высотой 53 этажа – на тот момент самое высокое здание в мире. По такой же схеме заокеанские бизнесмены хотели реализовать проект и в Петербурге. Они решили возвести высотку не меньше 11 этажей, но столкнулись с суровыми требованиями местных законов. Согласно строительному уставу того времени, в городе действовал жесткий высотный регламент. В центре здания не могли превышать 11 саженей (высота Зимнего дворца). Преодолеть преграду акционеры не смогли, и от амбициозной идеи пришлось отказаться.

Сегодня мы знаем, чем закончилась эта история. Архитектор Павел Сюзор, которому Зингер заказал разработку проекта, виртуозно обошел строгое правило. Вместо 11 этажей он возвел всего семь, однако придумал оригинальную башню. Увенчанная стеклянным глобусом, она создает иллюзию небоскреба. Причем сделано это так талантливо, что Дом Зингера уже многие годы является одной из визитных карточек Северной столицы.

Фото: АиФ/ Вероника Такмовцева

Подписывайтесь на наш Телеграмм-канал  – https://t.me/aifspb. Обсудить публикации можно в нашей группе ВКонтакте – https://vk.com/aif_spb.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах