131

«Сидели на хуторе, ловили сомов»

Песня угодила всем

«АиФ-Петербург»: - Игорь, почему у аудитории возник интерес к вашей песне «Комбайнеры»?

– Мне кажется, что интерес возник не из-за певческих данных. Мне кажется, что сработала гармошка. Потому что когда еще не старый человек играет – это редко сейчас встречается. Я вот, например, своих ровесников, которые бы играли ни на баяне, ни на аккордеоне, а на гармошке, не знаю. Просто песня такая получилась, если можно так сказать, которая угодила всем. А привлек к этой песни авторский взгляд.

«АиФ-Петербург»: - А вот ваши друзья с Волгоградского хутора, они слышали эту песню? (В песни «Комбайнеры» речь идет о простых жителях Волгоградской области. – Прим. ред).

– Да, она им нравится.

«АиФ-Петербург»: - А это все правда? Ведь мы живем в больших городах, а то, что происходит в глубинке, – не знаем. Вы там часто бываете?

– Получилось как… Я с малолетства рос на родине отца в Волгоградской области. Жил, учился, а затем работал в Питере, а летом ездил к бабушке, к дядьке. Поэтому у меня своего рода двойное гражданство, хорошо себя чувствую как в Питере, так и в Волгоградской области на хуторах. Летом происходят самые основные этапы жизни человека, особенно молодого. Все первый раз часто происходит. Вообще все хорошее часто связано с летом, с отдыхом. Поэтому любовь к этим местам оказалась настолько сильной, что многие в Санкт-Петербурге думают, что я родился там. Что я не коренной ленинградец, а оттуда приехал. Видимо, налет мощный присутствует.

«АиФ-Петербург»: -  Вы играете в петербургском театре «Буфф». Вы уже почувствовали, что вот эта интернет-известность какой-то вам дает плюс как актеру?

– Я не знаю, какой это может быть плюс? Когда эта песня «рванула», мы с моим корешем сидели на хуторе и ловили сомов. И были совершенно не готовы к обрушившейся популярности. Не было у нас ни интернета, телефон там тоже не ловит, газеты там используют только по назначению. Словом, мы были в полном вакууме. И вдруг приезжает отец с родственниками с большой земли и сообщает, что там какие-то пертурбации. Мы посмеялись. Потом мы поехали ловить лягушек на пруд. Моему другу дозванивается его девушка из Москвы. Рассказывает, что в Москве какие-то рейтинги… и тут-то мы поняли, что что-то происходит. А потом, когда поехали в Волгоград к сестре, дядька позвонил и сказал, что нам надо купить газету. Приехали, прямо на вокзале открыли, а там небольшая статейка. Тут я уже все понял!

«АиФ-Петербург»: - Вам предлагают теперь концерты, а кроме песни «Комбайнеры» вам есть что еще исполнить?

– Дело в том, что после того, как прозвучала песня «Комбайнеры», сразу же стали сыпаться такие предложения: «Давай, пиши еще!» Я не был готов. Было несколько песен, которые писались для друзей. Я выложил в Интернет еще песню моего дяди про раков. И она, по отзывам в Интернете, тоже понравилась людям. Это деревенская лирика. Правда, когда говорят «деревенщики», имеют в виду Василия Шукшина либо Виктора Астафьева. Но это все прошлый век. Это не сегодняшняя деревня XXI века. Сейчас я веду работу над двумя новыми песнями.

Я – кто угодно!

«АиФ-Петербург»: - Вы драматический актер, и, видимо, не предполагали, что на сцене будете петь песни, выступать в клубах?

– Нет, не предполагал.

«АиФ-Петербург»: - А можете представить, как дальше будет развиваться ваша жизнь?

– Я надеюсь, что она будет развиваться так же, как развивалась и до этого, в единственно верном направлении. Дело в том, что своей основной задачей я все-таки считаю какую-то авторскую деятельность. Песни сюда тоже входят. Но в данный момент я имею в виду литературную деятельность.

«АиФ-Петербург»: - Вы пишете?

– Пытаюсь. Стараюсь что-то такое сделать.

«АиФ-Петербург»: -  А что у вас? Проза?

 – Первую книжку я написал в 19 лет. Это альбом графики. Где помещены коротенькие рассказики про волгоградские хутора. Про людей, живущих на этой земле. И гелевой ручкой нарисованы картинки. Первая книжка была выпущена в Германии. Она разошлась очень маленьким тиражом как некоммерческий проект. Вторую книжку 7 лет рисовал. В данный момент уже начал «разминать» литературную часть. Вот этим я сейчас и занимаюсь.

«АиФ-Петербург»: - Я пытаюсь понять, кто вы – актер, писатель?

– Рамки очень размыты. Нет четкого предназначения. Я – кто угодно!

«АиФ-Петербург»: - Игорь, расскажите о себе…

– Я родился 10 августа 1980 года в городе Ленинграде. По национальности – донской казак. Закончил школу № 558, где играл в ансамбле, который назывался «558». Несмотря на то что у нас в репертуаре была всего одна песня «Я буду долго гнать велосипед», мы пользовались большим успехом у шестиклассниц и восьмиклассниц, потому что конкурентов у нас не было. Я на гитаре играл. До этого в школе № 189 я учился один год. Я был командиром пионерского звена. Мы занимали первые места по сбору металлического лома, по количеству макулатуры газеты «Ленинские искры». В дальнейшем родители меня стали собирать на журфак. Поэтому я закончил подготовительные курсы нашего журфака. Получил рекомендательное письмо от приемной комиссии. Прошел в «Пяти углах» необходимую стажировку. Но! Мама сказала: «Иди, попробуй, поучись на артиста!» «Мама, ну какой же я артист! Этим же надо болеть», – сказал я. Ну и все. Но отнекиваться – себе дороже. Меня взяли на артиста учиться только за то, что я за ночь научился играть на бутылках. Я на лестнице растянул веревку с бутылками и начал усиленно по ним долбить.

 «АиФ-Петербург»: - Вы были единственным, кто играл на бутылках?

– Да, конкурентов у меня не было. Я был в выгодном положении. И когда мастер посмотрел, то сказал: «Если этот парень может за одну ночь научиться играть на бутылках, то чему же он может научиться за две ночи?» Честно сказать, что три года я там провалял дурака, потому что я маялся всякими пораженческими сомнениями. После третьего курса меня выгнали из института, то есть оставили на второй год. Мастер выразился так: «Я не понимаю, имеет ли это тело отношение к искусству!» Потом все у меня пошло хорошо, мне пригрозили армией, и я выбился в отличники.

Артистов больше, чем комбайнеров

«АиФ-Петербург»: - Я слышала, что вы виртуозно исполняли роль крокодила. Это правда?

– Да, это одна из моих коронных ролей. Дело в том, что сейчас в драматический театр попасть довольно сложно. Артистов очень много. Гораздо больше, чем комбайнеров, у меня такое ощущение.

«АиФ-Петербург»:– Так, может быть, в комбайнеры?

– Я? Нет, не доверят технику. Один раз ехал я со своим дядей на комбайне «Дон 1500». Я попросил порулить, он сказал: «Да? А если ты мне приводной ремень навернешь, где ты его возьмешь?». «А ты где возьмешь?». «Я – в тумбочке!» Такая вот шутка незатейливая.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах