Примерное время чтения: 8 минут
700

Для кого отмена? Как Запад лишает себя шедевров русского искусства

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. Аргументы и факты - Петербург 22/03/2023
Вероника Такмовцева / АиФ

Русский музей в Петербурге отмечает 125-летие. В его залах и запасниках сосредоточена самая крупная в стране коллекция национального изобразительного искусства. И сейчас на фоне попыток отмены русской культуры в странах Запада становится очевидно – инициаторы этой кампании обкрадывают сами себя, поскольку российское искусство отменить невозможно. Чем музей будет удивлять публику, и почему сотрудники  спокойны за нашу молодежь? Об этом spb.aif.ru рассказала заместитель генерального директора по научной работе ГРМ Евгения Петрова.

Досье. Евгения Петрова
Родилась в феврале 1946 г. в Ленинграде. С 1966 г. работает в Государственном Русском музее, с 1986-го – заместителем директора по научной работе. Инициатор многих выставок ГРМ, автор более 200 научных работ по истории русского искусства. Кавалер орденов России, Франции, Италии. Член-корреспондент Российской академии художеств, заслуженный деятель искусств РФ (1996 г.)

Открыт для широкой публики

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Евгения Николаевна, раскройте тайну: весной 2020-го мы уже праздновали 125 лет создания Русского музея. Сейчас – снова отмечаем эту дату. В чем разница?

Евгения Петрова: Разница большая. 25 апреля 1895 года Николай II подписал указ «Об учреждении Русского музея». На высоком уровне было решено собрать и показать в первом государственном музее лучшие образцы национального искусства. Сам царь передал для будущего собрания свыше 300 полотен, дары поступали и со всей России. Не случайно говорили, что музей создавали всем миром, от крестьян до императоров. В списках меценатов купец Плюшкин и сенатор Лихачев, княгиня Тенишева, князь Лобанов-Ростовский, сотни других фамилий. И вот в марте 1898-го музей был открыт для широкой публики. Эту дату мы отмечали 19 марта и будем к ней возвращаться на протяжении всего года.

– Сегодня ГРМ – огромный комплекс, куда входят несколько дворцов, Инженерный замок, Домик Петра Первого, Летний и Михайловский сады. Как удается грамотно содержать и развивать такие знаковые объекты?

– Вы говорите о дворцах, а я вспоминаю, в каком виде они нам достались. Это кошмар! Практически в каждом ранее размещались различные учреждения, в том числе военные. С историческими интерьерами они не церемонились. Мы увидели сплошные «клетушки», возникшие в результате перепланировки, провода, гирляндами висящие на потолках и стенах, протечки, вырванные «с мясом» розетки. Ни одного «готового» здания не было, все пришлось многие годы реставрировать, и эта работа еще не закончена.

– Вы как-то сказали, что у каждого дворца Русского музея должно быть «свое лицо». Что они должны быть узнаваемыми и отличаться друг от друга. Удалось решить задачу?

– Считаю, в значительной мере (хотя еще не до конца) удалось. Сегодня Михайловский дворец и корпус Бенуа отданы под историю русского искусства, от иконописи до XX века. В Мраморном дворце, который мы получили последним, в основном экспонируется современная живопись. В Инженерном замке представлена история царского рода Романовых и открыта экспозиция «Лица России». В Строгановском сделан акцент на прикладное искусство, реконструирована часть фамильной коллекции.

А Летний сад? Мы получили его, когда там в буквальном смысле падали деревья, и нам пришлось вынимать поврежденные и сажать новые. И если бы не большие реставрационные работы, могли потерять этот памятник садового искусства. Сейчас сад спасен и развивается, хорошо себя чувствует и наш патриарх – дуб, который посадил Петр Первый. Ему 364 года.

– Русский музей открыл немало своих центров по всей России, вплоть до Антарктиды. В каких регионах работают филиалы? Насколько заметными там становятся выставки РМ?

– По нашим методикам работает свыше 50 регионов. Это программы «Здравствуй, музей», «Технологии и искусство», другие наработки. Ежегодно мы организуем для музеев страны до сорока передвижных выставок. Так, в Новосибирске гостил «Бубновый валет», в Мурманске – живопись и графика Александра Самохвалова, в Ярославле мы показали работы Шишкина, а в Калуге 41 полотно Архипа Куинджи. Во Владимире событием стал проект «Выход из тени. Женщины в русском искусстве», а во Владивостоке большой интерес вызвала выставка картин Ильи Репина «Далекое близкое».

Суриков отправился в Сибирь

– На днях десять шедевров Василия Сурикова отправились в Красноярск. В том числе знаменитое «Взятие снежного городка», эскизы к «Боярыне Морозовой» и масштабное «Покорение Сибири Ермаком». С чем связано такое путешествие?

– Это подарок жителям в честь 175-летия их земляка. Суриков родом из Красноярска и считал, что его предки попали в Сибирь именно с отрядом Ермака, гордился этим. Вскоре в нескольких городах, в том числе Нижнем Новгороде, Владивостоке, откроются выставки из фондов ГРМ, посвященные «Сказкам в русском искусстве». Немало экспозиций запланировано и на 2024 год. У себя и в Третьяковской галерее покажем работы Брюллова, в том числе легендарную «Гибель Помпеи».

– Весной 2022-го из-за санкций ГРМ был вынужден отозвать четыре свои выставки из испанской Малаги. Однако сейчас приходят новости, что на этой площадке по-прежнему показывают русских художников. Какой нашли выход?

– Да, из-за происходящих событий мы были вынуждены вернуть наши картины в Петербург, хотя центр в Испании пользовался большим успехом, и контракт заключен до 2035 года. Однако интерес к русскому искусству был настолько велик, что владельцы Museo Ruso стали искать работы наших мастеров в частных собраниях. В итоге картины кисти русских художников XIX–XX веков предоставила коллекционер из Лондона. И хотя их немного, но все равно это замечательная история. По сути, филиал Русского музея в Испании работает!

Примечательно и то, что наш центр находится не в открыточных кварталах Малаги, а скорее в новостройках. Но он так органично вписался в этот район, что многие жители считают его своим. Назначают там встречи, приглашают друзей, а на новых выставках всегда аншлаги. Жаль, что в Европе такая реакция. Искусство открывает людям стрáны, культуру, а запретами они только обкрадывают сами себя. Мы же сейчас активно сотрудничаем с китайцами. Они хотят в Шанхае подготовить большую выставку русского авангарда 10-20-х годов прошлого века, и переговоры уже ведутся.

– Многие руководители учреждений культуры говорят, что публика сегодня мельчает, становится примитивнее. Так, в музеях посетители нередко делают селфи на фоне шедевров, но на сами картины почти не смотрят. Как вы к этому относитесь?

– Я бы не сказала, что посетители стали безразличнее. Наоборот, меня по-хорошему удивляет, что в последнее время в залах много молодежи. Особенно в корпусе Бенуа, Мраморном дворце, где регулярно проходят выставки. Все внимательно рассматривают полотна, ходят спокойно, основательно, а не галопом. Чувствуется, что люди хотят понять красоту, смысл картин. Мы не гонимся за ажиотажем, лавиной публики, но за последние 10 лет количество посетителей серьезно увеличилось и сегодня составляет 2,5 млн человек в год. По последним данным зарубежных рейтингов, Русский музей по посещаемости входит в пятерку ведущих в мире, что говорит о большой востребованности.

– Вы упомянули о Летнем саде. Скоро наступит тепло, и все захотят погулять по его аллеям. Сохранится ли вход бесплатным?

– Больная тема. Все привыкли, что Летний сад бесплатный. С другой стороны, он требует огромных вложений. Специального финансирования на это не отпускается, бóльшую часть средств мы должны находить сами. Кстати, в советское время билеты продавались. В таких условиях логично было бы вернуться к небольшой плате, но мы не решаемся. Хотя постоянно увеличиваем список льгот. Теперь весь комплекс Русского музея смогут бесплатно посетить участники специальной военной операции и члены их семей, ветераны боевых действий, инвалиды. А каждая первая среда месяца будет бесплатной и для пенсионеров.

– В залах Русского музея хранится около 400 тысяч произведений живописи, графики, скульптуры, народного и прикладного творчества, нумизматики. Но говорят, что не все из них представлены даже в каталогах, а секреты некоторых до сих пор не раскрыты. Неужели правда?

– Наш генеральный каталог составляет 13 томов. Это далеко не все. Нет до сих пор описания древнерусского искусства, новых томов скульптуры, живописи второй половины XX и XXI веков. Нет каталога рисунка акварели, а у нас самая большая коллекция акварели в стране – 300 работ Брюллова, около 200 Серова. Это требует средств и десятилетий огромной работы нескольких поколений. Нужно все проверить – даты, названия. Нередко этот кропотливый труд, требующий любви и внимания, приносит сюрпризы, вплоть до детективных. Так, у нас есть эскиз портрета Державина художника Алексея Егорова. Долгое время искали, к какой картине этот эскиз. И только недавно выяснилось, что рисунок относится к портрету поэта, хранящемуся в Иркутске. И таких открытий еще немало.

Подписывайтесь на наш Телеграмм-канал  – https://t.me/aifspb. Обсудить публикации можно в нашей группе ВКонтакте – https://vk.com/aif_spb.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах