1480

«У Данилы Багрова не было братьев». Антон Долин о современном русском кино

Антон Долин уверен, что любое кино нужно изучать.
Антон Долин уверен, что любое кино нужно изучать. Commons.wikimedia.org

Главный отечественный знаток «важнейшего из искусств» Антон Долин выпустил почти 500-страничную книгу о современном русском кинематографе. Она представляет собой сборник рецензий и интервью, написанных автором за последние десять с лишним лет. Среди объектов исследования десятки имён: патриархи – Сокуров, Звягинцев, Балабанов, молодые и многообещающие – Сергей Лобан, Кантемир Балагов, Жора Крыжовников, и даже «самые худшие»: их, по мнению кинокритика, также нужно внимательно изучать.

О книге

–  Составить такой сборник мне предложила издатель Елена Шубина. Сначала я решил – нет! Разрозненные статьи под одной обложкой – в этом нет никакого смысла. Но постепенно, размышляя на эту тему, я подумал, что мне жаль, что какие-то мои статьи оказались неуслышанными, хотя в них было вложено много труда.

Идея сложилась в композицию будущего цельного сборника. Начать я решил с периода 2004 года, то есть, времени выхода «Ночного дозора» Тимура Бекмамбетова. Потому что именно этот фильм дал старт индустрии российского кино – с настоящими продюсерами, рекламными площадями, кассовыми сборами и так далее. Именно это стало отправной точкой для формулы – «индустрия плюс арт».

Книга состоит из двух частей. Первая – «Крупный план», где я подробно разбираю пять режиссёров, которых считаю наиболее выдающимися – это Алексей Балабанов, Кира Муратова, Алексей Герман-старший, Александр Сокуров и Андрей Звягинцев. Кира Муратова живёт не в России, а на Украине, в Одессе, но я включил её в этот список, потому что она представитель именно русского кино, фильмы её сделаны по-русски. А для меня кино – это прежде всего язык.

Я долго думал, включить ли сюда Сергея Лозницу – пожалуй, самого любимого мной современного режиссёра. Но не стал. Во-первых, я сделаю о нём отдельную книгу. А во-вторых, он всё-таки режиссёр-космополит, который не принадлежит к русскому контексту, он шире, и не имеет смысла его сюда интегрировать.

Вторая часть – «Общий план», где я рассказываю обо всех на свете. Здесь, за редкими исключениями, собраны тексты, которые я писал быстро для ежедневных СМИ. Это действительно общий план, неизбежно поверхностный. Но, хочется верить, содержащий не всегда ошибочный взгляд на повседневное развитие нашего кино.

Также в своей работе я не оказываю предпочтения какому-то виду кинематографа. Я разбираю и самого худшего, на мой взгляд, современного режиссёра Сарика Андреасяна, причём, не нападаю на него, а стараюсь понять – почему появляется такое явление? Мне интересно разобраться в кино во всём его разнообразии, и постараться найти интересные и достойные для анализа примеры.

В разделе «общий план» есть рецензии «Замок паука» о «Цитадели» Никиты Михалкова. «Птица восьмёрка» о «Восьмёрке» Алексея Учителя. «Любви пылающей граната» о «Да и да» Валерии Гай Германики. «Ни дня после детства» о «Ке-дах» Сергея Соловьёва. «Луч света» о «Тесноте» Кантемира Балагова. «Клятва Герострата» о «Шапито-шоу» Сергея Лобана. «Ядерный периметр» об «Испытании» Александра Котта. «Человек и пылесос» о «Спасении» Ивана Вырыпаева. «Утоление печалей» о «Горько» Жоры Крыжовникова, и так далее.

Эпилог моей книги – это несколько статей о якутском кино, которое представляется мне попыткой выхода из существующего тупикового лабиринта в сегодняшнем российском кино.

О русском кино

– Режиссёры многих отечественных фильмов вынашивали свои идеи, старались, работали, страдали – а их почти никто не заметил! К сожалению, если это не «Викинг» и не «Матильда» – то большинство российских фильмов очень редко доходят до своего зрителя.

В этом смысле отечественный кинематограф стал жертвой запоздалого открытия нашим зрителем Голливуда. Русское кино на многие годы оказалось сметено американским, и это продолжается. Сколько наших замечательных работ оказались под этим катком!

Отечественный кинематограф стал жертвой запоздалого открытия нашим зрителем Голливуда. Русское кино на многие годы оказалось сметено американским, и это продолжается.

Многие сегодня ругают наше кино, говорят: «Это дрянь!» Я так не считаю. Я за патриотизм, в данном случае – за обращение к собственной культуре, за внимание к своему кино, потому что оно про нас. И даже, к примеру, такие нелепые и корявые фильмы, как «Жара» Резо Гигинеишвили – они тоже в конечном счёте про нас: значит, эта корявость и нелепость есть и в нас тоже!

Выдержки из сборника

О фильме «Брат» Алексея Балабанова

«Щемящая нота, казалось, крепкого жанрового фильма и превратила его в сенсацию, которой он кажется по сей день. Этим первый «Брат» так отличается от бойкого патриотического лубка «Брата 2», герой которого не был таким растерянным и трогательным: он точно знал, в чем правда, а в чем сила. Этот Данила — не знает. Он будто предчувствует, что вот-вот наступят новые времена, в которых не останется места ни для автора, ни для актера. А героя присвоят и обзовут своим братом тривиальные воры из банды Круглого, что безуспешно пытались его завалить в фильме. На самом деле у Данилы Багрова не было никаких братьев. Он такой был один».

О «Трудно быть богом» Алексея Германа-старшего

«О, Герман пришел к тому же, чего добился современный сверхзрелищный кинематограф, но с диаметрально противоположным результатом. Вместо dolby stereo − параноидальные звуки Арканара, в которых теряешься, как в не имеющем выхода лабиринте; они окружают тебя со всех сторон, а выбрать из них имеющие смысл, отсеяв шум, не получается.

Вместо IMAX, развлекающего потребителя безразмерным экраном, границ которого из зала будто и не видно − заполненное до последнего уголочка полотнище, на каждом квадратном сантиметре которого происходит что-то свое: хоть жми на паузу ежеминутно и разбирайся, как со старинной голландской картиной. Вместо пресловутого 3D – реальный эффект присутствия.

Кажется, вот-вот − и коснешься лохмотьев вон того непривлекательного нищего, еще капельку − и сморщишь нос от арканарской вони… Те полтора десятилетия, которые ушли у Германа на работу над картиной, кинематограф льстил зрителю − только бы не сбежал из кинозала к себе домой, к бесплатному интернету: ты − повелитель, хозяин, царь. Герман одним мастерским ударом выбил из-под этого калифа-на-час бутафорский трон. Революция свершилась буднично, стремительно, едва ли заметно, как переворот в «Трудно быть богом».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах