764

Моя Дорога жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и факты - Петербург 25/04/2012

 

 

 

 

Спасать было некого

Наш детский дом № 20 Ленинского района эвакуировали 18 июня 1943 года. Никто из ребят не хотел уезжать: все жили ожиданием, что немцев скоро прогонят от города и наступит жизнь без артобстрелов и голода. На станции Кушелевка нас посадили в дачные вагоны, и поезд тронулся в сторону Ладожского озера. Девчонки из старшей группы затянули песню «На рейде морском». Допели до слов «прощай, любимый город» и дружно зарыдали. Было ощущение, что мы прощаемся с единственным родным человеком и, возможно, больше никогда не увидим его. В вечерних сумерках погрузились на небольшой теплоход «Кремль» и поплыли на Большую землю. И вот сквозь стёкла иллюминаторов показался берег. Там всё горело и взрывалось: это немецкие самолеты бомбили причал и порт. На верхней палубе громко застучали пулемёты. Однако фашисты успели потопить одну баржу с детьми. Когда наш теплоход подошёл к месту, где она затонула, спасать было уже некого. На воде плавали лишь узелки и сумочки с детской одеждой.

 Житников В. В.
 

Благодарность отца

 Моя свекровь Мария Васильевна всю жизнь прожила в маленькой деревушке Ленинградской области. В 1941 году проводила она мужа на фронт. Много работала и постоянно думала, чем накормить шестерых детей. Через эту деревню в годы войны проходила Дорога жизни. Транспортировали обессилевших от голода ленинградцев. Совсем слабых размещали на время в деревенских избах. Привезли однажды в дом свекрови истощённого паренька. Мария Васильевна налила ему кружку молока и дала лепёшку. Из чего пекли тогда хлеб, современная молодёжь и представить не может. Муки там было очень мало. Паренёк чуточку окреп и уехал, как и прежние постояльцы. Эпизод так бы и забылся, если бы через некоторое время в дом свекрови не постучался военный. Он спросил, не здесь ли останавливался мальчик из Ленинграда. Это оказался его благодарный отец. Он внёс в дом мешок муки и отрез ткани. Эта мука помогла свекрови пережить трудные времена, сохранить детей, а из отреза она сшила себе платье. Ей было тогда 37 лет.
 Эльвира Александровна Куляева

Лёд стоял до мая

Я жительница блокадного Кронштадта. Моя семья, родители и четыре моих сестры жили на улице Верещинского. Отец работал машинистом на складе жидкого топлива и редко появлялся дома. Младших сестрёнок первыми отправили в эвакуацию, под Тихвином их эшелон разбомбили, но сёстры остались живы. 4 декабря отец пришёл домой, заправил керосинку и стал зажигать её. Она вспыхнула у него в руках, папа был в рабочей робе и сам загорелся. Спасти его не удалось. Когда огнём охватило комнату, я лишь успела схватить маленькую сестрёнку и вынести её на улицу.
К зиме 1941-го мы уже пухли с голоду, варили клей, кожаные ремни. Нас эвакуировали 28 апреля 1942 года. Сегодня это показалось бы странным, а тогда никого не удивляло, что поздней весной лёд на Ладоге ещё стоял. Доехали благополучно, без бомбёжек. Лишь в Волхове на вокзале увидали страшную картину: трупы умерших от голода ленинградцев лежали штабелями вдоль стен здания.
Александра Петровна Маковецкая

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах