Примерное время чтения: 10 минут
481

Дорога жизни в Санаин. Армянское село стало родиной для детей-блокадников

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аргументы и факты - Петербург 18/10/2023
«Мы незаметно для себя стали маленьким детским домом».
«Мы незаметно для себя стали маленьким детским домом». Музей обороны и блокады Ленинграда

«Путь в Санаин. История одного детского дома» — так называется необычная выставка, которая недавно открылась в Государственном мемориальном музее обороны и блокады Ленинграда. В основе — реальная история детей и педагогов детского дома № 51, которые пережили эвакуацию из Ленинграда в Армению. Каково же было удивление организаторов выставки, когда на нее пришла воспитанница детского года, пережившая эвакуацию в Санаин!

Хронику событий записала в своём дневнике директор блокадного детдома Хана Гершенок. В 1947-м она передала эти воспоминания в фонды первого музея обороны Ленинграда. Однако в связи с печально известным ленинградским делом* и закрытием музея материалы ей вернули. И только спустя десятилетия внучка Ханы Александровны Лариса Красильникова вновь передала пожелтевшие тетради музею.

Думали, подальше от войны

«Уникальность этой истории в том, что она отражает все трудности, трагические страницы эвакуации маленьких ленинградцев, — рассказывает куратор проекта Денис Мастридеев. — Это и неудачная попытка вывоза детей в июне-июле 1941 года на юг Ленинградской области. Затем, в апреле 1942-го, — повторная эвакуация через Ладожское озеро, скитание в поездах на юге страны. А когда на Кубань, Кавказ и Волгу пришёлся основной удар немецких войск, началась третья волна их эвакуации — в более глубокий тыл».

Началась эта пронзительная история в июне 1941-го, когда 135 детей и педагогов детского сада № 49 Выборгского района вывезли в Боровичский район Ленинградской области. Думали, отправляют в безопасное место, однако в августе линия фронта стремительно приближалась, и малышей пришлось возвращать обратно в город. В итоге они, как и 400 других маленьких ленинградцев, оказались в блокадном кольце. Вместе со взрослыми юные жители выдержали самую страшную первую блокадную зиму, многие не вынесли тягот и испытаний...

[left_article: 4786076 {title: Статья по теме}]"Педагогам детского сада пришлось решать серьёзные проблемы, в частности, куда отправлять своих воспитанников в ночное время, — продолжает рассказ Д. Мастридеев. — Отцы большинства малышей воевали на фронте и уже с августа начали приходить похоронки. Погибали и матери — первый ребёнок полностью осиротел в сентябре. Через месяц число сирот увеличилось до десяти, и появилась необходимость организовать круглосуточную группу. За зиму в ней было уже 32 ребёнка«.

В связи с увеличением сирот РОНО приняло решение официально изменить статус учреждения. На базе 49-го и ещё нескольких детских садов сформировали детский дом № 51. В конце марта решили эвакуировать его из Ленинграда.

«Уже в конце августа 1941-го в жизни детского сада появилось новое, для нас необычное — осиротел Коля Сусанов, убили его папу, — записала Хана Гершенок в дневнике. — Через некоторое время за ним не пришла мама. Колю оставили ночевать в детском саду. На следующий день Зоя Васильевна пошла узнать, что с Колиной мамой. Оказалось — Колиной мамы не стало. Коля стал нашим. Нашим стал и Вова Смирнов. Боец Иова привёл своих дочь и сына, где мама их, не было известно. Так росла семья. Работники детского сада стали по очереди оставаться с детишками на ночь... К 1 апреля наша семья выросла до 32 человек. Мы незаметно для себя стали маленьким детским домом».

Ехали под бомбёжками

10 апреля под надзором представителей РОНО коллектив детдома с воспитанниками посадили в вагон поезда на Финляндском вокзале. К утру следующего дня состав прибыл в Борисову Гриву. Первыми на противоположный берег Ладожского озера отправили вещи, затем самих детей и персонал — четыре грузовые машины. В каждой — 3–4 взрослых и 25–27 детей. Всего 108 детей, самому младшему три года. Машины вышли на лёд 12 апреля с интервалом около 10 минут. Детдомовцам повезло, ведь первая ледовая автодорога, по которой они ехали, уже 24 апреля прекратила работу, 20 апреля по ней прошли последние автомобили.

«Шофёр то и дело выглядывал из кабины, узнавал, как чувствуют себя дети, — продолжает записи директор. — Уже проехали половину озера, все успокоились, некоторые начали дремать. Вдруг машины остановились. В один миг вражеский самолёт над нами, послышалось три очереди пулемёта: рраз, р-р-аз, р-р-аз... Над самыми головами шум, треск, грохот. Столбами ледяной воды, снега забросало в кузове ребят, дети закричали, инстинктивно пригнулись ко дну машины. Откуда-то появился дым. Через несколько минут всё рассеялось. Стервятник скрылся из виду. Двое детей получили ранения».

Дорога от Ладоги до населённого пункта Тимашевка Краснодарского края заняла 22 дня. Путь был трудным, и многие дети, ослабленные голодом и блокадой, тяжело болели, в том числе воспалением лёгких. Уход за ними взяли на себя педагоги. Несмотря на сложные условия, они следили за гигиеной, добывали кипяток для умывания, при первой возможности выводили детей на свежий воздух. Полы в вагоне мыли ежедневно.

В краснодарскую станицу Тимашевка поезд прибыл в начале мая 1942-го. Ленинградцев разместили в здании местной школы, недалеко от станции. В первый же день их искупали в настоящей бане.

"Прошло только 9 дней, как мы спокойно ходим по земле, — записала Хана Александровна 11 мая 1942-го. — Позади Ленинград с его военными ужасами блокады, наш дорогой, родной Ленинград... Позади долгая дорога с болезнями, с теснотой, с расчёсами на теле. Вот мы в станице. Ребята ходят по просторному школьному участку с наполненными желудками белым хлебом, вкусным молоком, свежей свиной колбасой. Желудки наполнены, а глаза блуждают, не верят, что голод уже позади«.

В конце июня директор записала в дневнике, что война для детей закончилась. Но она ошиблась. 28 июня 1942-го немецкие войска прорвали оборону Советской армии и двинулись к Дону. 23 июля гитлеровцы вошли в Ростов-на-Дону. В станицу пришёл приказ готовить детей к эвакуации. Уезжали 7 августа на последнем поезде, под рёв фашистских самолётов, которые на их глазах бомбили Тимашевку.

9 августа детдомовцы прибыли в Новороссийск, но оставались здесь недолго. На корабле «Березина» их переправили в Сухуми, оттуда поездом в Тбилиси, а затем в Ереван. В столице Армении ленинградские дети пробыли до октября 1942-го, после чего их переправили в горный посёлок Санаин. Они были так измучены, что местные жители поднимали их на руках.

«22 октября мы прибыли в Алаверды, — отмечает в дневнике директор. — Отсюда предстоял подъём в горный посёлок Санаин. Ученики младших классов средней школы взяли наших малышей на руки и бережно несли их по крутой каменистой тропе больше километра. В Санаине встречать нас вышло всё село. Стали приглашать наших детей к себе, по 2–3 человека. Угощали яблоками, орехами, айвой. При дальнейших встречах дети тепло здоровались с колхозниками, узнавали их, называли — это моя тётя, мой дядя...»

Живая память

Долгое время об этой истории поддержки и взаимовыручки было мало что известно, однако сейчас она восстанавливается по крупицам.

«Мы сделаем всё, чтобы узнать все детали, найти очевидцев», — заверил заместитель председателя Региональной Армянской национально-культурной автономии Санкт-Петербурга и Ленинградской области Ваган Бабаханян. Подключился и Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Также снимается документальный фильм «1942. Дорогой жизни в Санаин». Его режиссёр и сценарист Екатерина Додзина вместе с творческой группой уже побывала в селении, где помнят о тех далёких днях.

Но удивительная сага на этом не заканчивается. Организаторы экспозиции очень хотели, но не могли найти воспитанников детского дома № 51. И представьте всеобщее удивление, когда прямо во время открытия в зал Музея обороны и блокады Ленинграда пришла Галина Грязнова (на фото), выпускница того самого детского дома.

Галина Грязнова была эвакуирована в Санаин. Фото: Из личного архивa

Оказалось, она случайно услышала информацию о проведении выставки, где прозвучала фамилия Ханы Гершенок. «Для меня это святое имя, она нам всем спасла жизнь, поэтому я сразу же пришла», — не скрывала волнения Галина Владимировна. Несмотря на детский возраст, она прекрасно помнит Санаин, гостеприимство, белый хлеб и орехи, которыми щедро угощали местные жители. А на днях выставку посетила ещё одна дорогая гостья — Ирина Гершенок, внучатая племянница директора Ленинградского детского дома № 51, которая прошла со своими воспитанниками долгий путь эвакуации из Ленинграда в посёлок Санаин в Армении. Так что теперь авторы проекта надеются узнать новые подробности этой пронзительной истории. Выставка открыта до 20 декабря.

* «Ленинградское дело» — репрессии в Ленинграде в 1949-1951 гг. которые коснулись более 2000 партийных деятелей, ученых, преподавателей вузов и многих других. Около 30 человек были расстреляны, в том числе министр просвещения РСФСР А. Вознесенский — бывший ректор ЛГУ военных лет.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах