aif.ru counter
6621

«Дон Кихот самодержавия». Как Николай I боролся с вольнодумцами

Николай Первый вошел в историю как твердый и суровый правитель, для которого все государство – словно огромный плацдарм. Его жесткая внутренняя политика и борьба со свободомыслием снискали немало нелестных отзывов у современников. В то же время он нередко показывал, способен на глубокие переживания.

К годовщине со дня коронации императора SPB.AIF.RU вспоминает яркие эпизоды из времени правления монарха.

Ценою крови

Правление Николая I «торжественно открылось виселицами». Эту хлесткую фразу приписывают известному своей прямотой современнику самодержца писателю Александру Герцену. Высказался так Александр Иванович неспроста. Именно восхождению на престол Николая I предшествовало восстание декабристов 14 декабря 1825 года. Целью мятежников было помешать войскам и Сенату принести новому царю присягу, которая была назначена на этот день, и сделать невозможным вступление монарха на трон.

Император Николай I на Сенатской площади 14 декабря 1825 года. Фото: Public Domain

Бунт был жестоко подавлен, Николай Павлович лично руководил процессом. Однако можно ли назвать его после этого монстром с руками по локоть в крови?

Во-первых, царь искренне пытался вступить с мятежниками в переговоры и не допустить кровопролития. И только когда те в ответ убили командира Гренадерского полка полковника Штулера и ранили генерал-губернатора Милорадовича, приказал открыть артиллерийский огонь.

Во-вторых, он глубоко переживал все случившееся и оплакивал участь убитых. «Никто не в состоянии понять ту жгучую боль, которую я испытываю и буду испытывать всю жизнь при воспоминании об этом дне», - написал он послу Франции графу Ле Ферронэ. А вот еще одно письмо, еще более искреннее, еще более пронзительное: «Дорогой мой Константин! – обращается монарх к брату, Великому князю Константину Павловичу, - Ваша воля исполнена: я – император. Но какою ценою, Боже мой! Ценою крови моих подданных!»

В-третьих, большинство из восставших Николай помиловал: 36 человек судом приговорили к смертной казни, однако в итоге повесили лишь пятерых. Более того, эта казнь стала единственной за все 30 лет царствования Николая. Можно сравнить с его предшественниками, при которых людей приговаривали к смерти сотнями, а то и тысячами. Почему же современники называли Николая «тираном и деспотом»?

Дон Кихот самодержавия

Будущий монарх с детства обладал непростым характером. Педагоги обвиняли его в грубости, а друзья детства – в драчливости. Позже он с интересом изучал военное дело – артиллерию, тактику, стратегию. И вырос настоящим армейцем. Суровым, где-то даже жестким, и педантичным. Приверженцем строжайшей дисциплины.

Трагические события на Сенатской площади привели Николая в такое потрясение, что он стал самым ярым борцом за самодержавие в Российской империи. Любые проявления свободомыслия пресекались во время его правления на корню.

«Глубоко искренний в своих убеждениях, часто героический и великий в своей преданности тому делу, в котором он видел миссию… Николай I был Дон Кихотом самодержавия, Дон Кихотом страшным и зловредным… Этот человек, соединявший… сердце горячее и нежное и ум возвышенный и просвещенный… мог быть для России тираном и деспотом, душившим в управляемой им стране проявление инициативы и жизни», - вспоминала дочь поэта Федора Тютчева Анна.

Так, монарх создал секретную полицейскую службу - Третье отделение личной канцелярии. Фактически оно занималось политическим следствием и сыском – собирало сведения об антиправительственно настроенных подданных, осуществляло цензуру и слежку.

Цензор Пушкина

Цензура в годы правления Николая – тема отдельная. Жандармы порой доходили до абсурда. Однажды даже запретили учебник по арифметике, так как в многоточии на одной из страниц углядели злой умысел. Добавьте сюда закрытие журналов «Московский телеграф», «Европеец», «Телескоп», ссылку на Кавказ Лермонтова, в каторгу – Бестужева, принуждение к солдатской службе Полежаева, преследование Чаадаева… Десятки поэтов и писателей стали жертвами «николаевского произвола». Цензурный указ, который в обществе прозвали «чугунным», запрещал и намек на политику в прессе.

Даже Александр Сергеевич Пушкин, хоть и написал о монархе следующие строки: «Нет, я не льстец, когда царю хвалу свободную слагаю» и снискал у императора особое отношение, не избежал «стеклянного колпака». Николай избавил поэта от унижения общего цензурирования, однако взялся читать и править его произведения лично.

В Петербурге памятник императору установлен на Исаакиевской площади. Фото: Commons.wikimedia.org

Явно ощущалось, что монарх – военный. Правила казармы вводились повсеместно – за малейший просчет на гаупвахту отправлялись чиновники, служащие, студенты. «Я смотрю на человеческую жизнь только как на службу», - говорил царь.

Не сторонник смертной казни, император, тем не менее, был убежден в пользе телесных наказаний. Пороли всех – в школах, училищах, конторах и учреждениях. За эту особенность самодержец и получил прозвище «Николай Палкин».

«Что тогда было, - вспоминает герой рассказа Льва Толстого «Николай Палкин», которому довелось служить при монархе. – Тогда на 50 палок и порток не снимали; а 150, 200, 300… насмерть запарывали…У нас и солдаты Николая Палкиным прозвали. Николай Павлыч, а они говорят Николай Палкин. Так и пошло ему прозвище».

При этом даже современники отмечали его как человека в высочайшей степени благородного, честного, бесконечно преданного делу. Так «деспот» или все-таки «романтик-Дон Кихот»? Ясно одно: Николай I – одна из самых противоречивых фигур в истории.

Оставить комментарий (1)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество