Примерное время чтения: 9 минут
1492

В бою всем страшно. Военный священник о духовной мобилизации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Аргументы и факты - Петербург 22/02/2023
Отец Димитрий совершил более 60 командировок в «горячие точки». В том числе на Северный Кавказ, Грузию, Сирию, на Донбасс. Написал книгу «На войне», помогающую выжить и остаться человеком.
Отец Димитрий совершил более 60 командировок в «горячие точки». В том числе на Северный Кавказ, Грузию, Сирию, на Донбасс. Написал книгу «На войне», помогающую выжить и остаться человеком. / Станислав Марченко / Санкт-Петербургская Митрополия РПЦ

«Сегодня мы сражаемся за правое дело, значит, необходимо и жить по правде», – уверен штатный военный священник, председатель епархиального отдела по взаимодействию с казачеством протоиерей Димитрий Василенков.

Отец Димитрий – уникальная личность. Он совершил более 60 командировок в «горячие точки». В том числе на Северный Кавказ, Грузию, Сирию, на Донбасс. Написал книгу «На войне», помогающую выжить и остаться человеком. За отвагу и большую просветительскую работу награжден двумя орденами Мужества, орденом Дружбы Народов, медалями. Накануне Дня защитника Отечества он рассказал spb.aif.ru, как вести себя в критической ситуации, что помогает не ожесточиться и насколько важны правила духовной безопасности.

Смотрят на батюшку

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Отец Димитрий, вы из семьи офицера и не планировали стать священником. Более того, учились в Высшем военно-политическом училище им. Андропова. Что стало поворотным моментом и изменило судьбу?

Отец Димитрий: Моя учеба совпала с развалом Советского Союза, крушением прежней идеологии. Видя всю вакханалию, которая тогда происходила, я разочаровался во многом, что раньше казалось незыблемым. Смысл обучения потерялся – и я оставил училище. Помогла вера, которая постепенно заменила прежние истины. Пошел в церковь. Сначала работал сторожем, был пономарем, затем поступил в семинарию. Причем сомневался, что поступлю, но стал студентом. Так определился мой жизненный путь.

– Сейчас вы уже 18 лет военный батюшка. На войне священнику вдвойне тяжело: помимо духовных задач надо приспособиться к боевым действиям. Как справляетесь с такой нагрузкой?

– Дело привычки. Первый раз трудно, а когда уже со счета сбился… С опытом набиваешь шишки, учишься, осознаешь, как надо себя вести. Священник не имеет права брать в руки оружие, проливать кровь. В то же время на него все смотрят – как батюшка себя ведет? Часто в критический момент все решают секунды, и если будешь давать слабину, как тогда поступать другим? Поэтому нужно изначально держать себя в руках, знать, что на тебе серьезная ответственность, и готовиться к таким ситуациям. А если рядом человек боится – поддержать. На войне всем страшно, но молитва и доброе слово укрепляют и помогают правильно себя вести.

На войне всем страшно, но молитва и доброе слово помогают.
На войне всем страшно, но молитва и доброе слово помогают. Фото: Минобороны РФ/ Андрей Русов

Никто не струсил!

– В 2009-м в Чечне колонна спецназа, где были вы и отец Александр Рогожин, попала в засаду боевиков. Как в условиях опасности найти в себе силы, чтобы не просто помогать, а фактически воевать наравне с бойцами?

– Бой шел около часа: пули свистели совсем рядом, «прилетели» и выстрелы из гранатомета. Несколько человек были ранены, а сопровождающий колонну майор убит. Но я видел, как достойно повели себя наши молодые солдаты и офицеры. Не нашлось ни одного, кто бы не справился с собой, растерялся или струсил. Воевали все до единого. И это при том, что для них всех это был первый бой. Примечательно, что после разобрали все иконки и крестики, которые я брал с собой, и 8 человек крестились. А у меня появилось твердое ощущение, что делаю именно то, что обязан.

 (Батюшка не любит об этом рассказывать, но сегодня известны детали того боя. Отец Димитрий подбадривал солдат: «С Божьей помощью отобьемся!», укреплял их дух, хотя самого ранило в руку. Наладил связь со штабом группировки и вызвал подкрепление, чем уберег многих от гибели, и даже сам набивал в магазины патроны. За отвагу и самоотверженность протоиерей Дмитрий Василенков был награжден орденом Мужества - прим.ред).

– Второй орден Мужества вы получили в прошлом году за командировку в Сирию. Вынесли из-под обстрела девять человек! Как все произошло?

– В Сирию мы поехали на открытие православной церкви в честь Святой Софии. Не скрою, мне было интересно посмотреть, как там живут христиане, погрузиться в другую культуру. Праздник открытия церкви был в самом разгаре. Мы с отцом Константином раздавали иконки, общались с жителями, затем прошли крестным ходом. И вдруг в небе появился беспилотник…

Он взорвался буквально в нескольких метрах от площадки, где находились люди. Чудо, что всех закрыл памятник сирийскому солдату, иначе жертв было бы намного больше. Началась паника, так как мог прилететь второй «камикадзе». Мы стали выводить женщин и детей в безопасное место, переносить раненых, сами ушли последними. Ничего героического я здесь не вижу.

(Благодаря правильным действиям двух российских священников были спасены 15 мирных жителей, оказана помощь раненым - прим.ред).

– Сейчас новые испытания для нашей страны – идет специальная военная операция. Вы говорите, что солдат нужно учить не только держать оружие, но и правилам духовной безопасности. Что от их незнания «происходит большинство потерь». На чем они основаны?

– Это в целом правила безопасности человека в нашем непростом мире. Нужно работать над собой, заниматься самоконтролем, стараться поступать по совести, а не по-свински. Постоянно быть внимательным к своим делам и словам. К сожалению, мы привыкли к преступному безразличию к своей жизни, хотя постоянно говорим о ее неповторимости. Посмотрите – все в телефонах, наушниках. Машина несется – ничего не замечаем. Многие равнодушны и к духовным нормам, семейным ценностям. Сегодня мы сражаемся за правое дело, значит, необходимо и жить по правде, а если гадить, то как выстоишь, как победишь?

У военного священника задача не менее сложная – спасение людей. Ведь надо не просто выжить, а остаться человеком, причем в условиях, которые этому не способствуют. Даже если война ведется за справедливое дело, она приводит к ожесточению. Но бой когда-то закончится. И наша задача, чтобы люди, державшие в руках оружие, вернулись домой с нормальной психикой и продолжили мирную жизнь.

– Очевидцы боя в Чечне, о котором говорилось выше, вспоминали, что вы запрещали бойцам ругаться: «Не материтесь, иначе промахнетесь!» Почему считаете важным искоренять сквернословие?

– Мы должны хранить свои уста чистыми, а мат – язык нечистой силы и ругающийся приобщается к этому злу. На войне же мат приносит гибель, так как мы обращаемся к нечисти, значит, призываем смерть, несчастья. В целом сквернословие – большой грех, а на фронте грехи командира и его подчиненных являются не просто ошибкой, а причиной поражения. Еще великий сербский святитель Велимирович предупреждал, что грех даже одного солдата «создает препятствие к военной удаче всей армии». А грех военачальника «равносилен измене и сдаче неприятелю». Вот и подумайте, что может произойти, если большинство вокруг, и армия в том числе, матерятся…

Награды от… противника?

– Немало людей, в том числе талантливых, сейчас уехали из России и выступают с резкими заявлениями. Как вы к этому относитесь?

– Уехали – и слава Богу. Они не нас, себя наказали – струсили, смалодушничали. Живите теперь там, хлебайте этот «счастливый» мир. Но здесь и наша большая вина, в том числе моего поколения. Они не в другой стране выросли, а в нашем дворе, школе, семье. Значит, так мы их воспитали. Думаю, большинство нормальные люди, поэтому если одумаются, пусть возвращаются и работают. Проблем – поле непаханое. А мы выстоим, выдержим и попытаемся сделать нашу жизнь лучше, чем была.

– Вы много работаете с молодежью. А как воспитывать 15–18-летних, чтобы привить любовь к Родине?

– Считаю, что в работе с молодежью сегодня надо многое менять. С одной стороны, немало говорится о воспитании молодых, выделяются солидные средства. Однако на деле спортивных секций, например, не хватает. Приходится возить детей в другие районы или обращаться в платные. Многодетным семьям, а у меня, скажем, четверо детей, в таких условиях непросто. Поэтому необходимо увеличивать доступные кружки, клубы, особенно военно-патриотические.

Сегодня же молодые ребятки как сидели в интернете, так и сидят. Возможно, со мной не согласятся, но считаю, что этот поток нужно ограничить. Это источник заразы, которая убивает души наших детей. В YouTube свободно распространяется столько вражеских роликов, что диву даешься. Неслучайно китайцы ввели свой внутренний интернет. А телевидение? Иногда посмотришь и понимаешь, что противники могли бы наградить многих известных лиц нашего телеэкрана. Сколько они творят глупостей и гадостей. Надо жестко пресекать грязь, иначе молодежь можем просто потерять.

– Вы не раз бывали в зоне СВО, привозили посылки от неравнодушных граждан, письма, рисунки. Насколько важна такая поддержка?

– Очень важна. Не раз наблюдал, как меняются лица бойцов, когда они получают детские письма. Сначала читают вслух, а потом бережно складывают и уносят с собой. Мы должны помогать своей армии, а она – ощущать эту поддержку. Я бы сказал, что сегодня нужна духовная мобилизация всего нашего общества. Тогда легче воевать и побеждать. А победа обязательно будет за нами.

Кстати
23 февраля в Петербурге возложат цветы к монументу на площади Победы и мемориалам в районах города. В музыкальных театрах состоятся концерты, в музее А. В. Суворова покажут, как «Собрать солдатский ранец». На Ростральных колоннах зажгутся факелы, а в 21.00 будет дан артиллерийский салют.

Подписывайтесь на наш Телеграмм-канал  – https://t.me/aifspb. Обсудить публикации можно в нашей группе ВКонтакте – https://vk.com/aif_spb.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах