aif.ru counter
Елена ДАНИЛЕВИЧ
316

Голос совести. Александр Шишлов о запретах, акциях и доступной среде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Аргументы и факты - Петербург 14/09/2015
Хоть медленно, но ситуация меняется к лучшему.
Хоть медленно, но ситуация меняется к лучшему. © / АиФ

- В Конституции России говорится, что защита и обеспечение прав граждан - смысл деятельности государства, - подчеркнул Александр Шишлов, уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге. - Нормы, которые там декларируются, соответствуют лучшим мировым образцам, но реализовать их в жизни непросто. Мы пытаемся поддержать людей, найти выход из самых острых ситуаций, как это было, например, когда объявили голодовку жители общежития на ул. Ильюшина. И хотя омбудсмен не подменяет прокуратуру, полицию или суд, чиновники знают: сегодня у граждан есть дополнительный инструмент защиты, надёжный посредник между народом и властью. 

Для кого лифты?

АиФ-Петербург: - Тем не менее развернуть интересы власти в сторону народа тяжело. В Петербурге уже лет 20 говорится о доступной среде для инвалидов, но она так и не создана... 

- Ситуация всё же меняется в лучшую строну. Но у нас как водится? В докладах всё замечательно, а в жизни совсем не так. Год назад мы почитали благостные отчёты и решили проверить, насколько они соответствуют действительности. 

В качестве экспертов пригласили тех, для кого эта инфраструктура предназначена, - людей со слабым зрением, на колясках. В результате вскрылось немало вранья. По документам построили, например, пандус. Но если проехать по этой конструкции - можно запросто вылететь из коляски. Или написано, что установлен лифт для инвалидов. Однако ширина дверей такая, что коляска туда не помещается. В переулке Джамбула по бумагам пешеходный переход для слабовидящих оборудован специальной разметкой и звуковыми сигналами. Деньги освоены, а на самом деле ничего не работает. О результатах инспекции мы рассказали на совещании в Смольном, где присутствовал и Георгий Полтавченко. Губернатор был впечатлён и дал поручение всё исправить. Аналогичную проверку планируем проводить регулярно.

АиФ-Петербург: - В сентябре вы разбирались с социальным такси. Важный проект, но нарекания идут постоянно. Почему не сделать, как нужно людям? 

- Одна из претензий - очень мало машин, где могут разместиться коляски. Но проблема уже решается. Сейчас компании, оказывающие эту услугу, обязаны иметь такой транспорт. В итоге в службе социального такси уже задействовано 50 автомобилей со спецприспособлениями. Правда, добавились новые сложности. С сентября в центре введена платная парковка, но как оплачивать социальные маршруты - до сих пор неясно. Возможно, надо ввести специальные билеты или сертификаты… 
Есть и хорошие новости. Исаакиевский собор подтвердил звание одного из лучших по доступности музеев в Петербурге и России. Там люди, которым трудно передвигаться, при помощи специального лифта могут подняться даже на колоннаду в 43 метра! Я слежу за разгоревшимся спором о передаче этого памятника и не уверен, что церкви будет по силам тратить такие же средства на развитие и содержание комплекса. 

У нас все, а не только православные, имеют право на доступ к объектам национального достояния. 
С этой точки зрения статус Исаакиевского как музея-храма мне кажется оптимальным. 

Исаакиевский собор. Фото: Commons.wikimedia.org

Выйти на площадь

АиФ-Петербург: - Недавно вы принимали участие в «народном сходе» против вандалов, уничтоживших фигуру Мефистофеля, и заявили о грубом нарушении прав жителей города на доступ к культурному наследию. 

- Очевидно, что это вызов, провокация. В любом городе, где дорожат наследием, культурой, - это плевок в душу, а в Петербурге вандализм воспринимается особенно остро. Люди выходят на улицу, потому что хотят защитить творения мастеров и собственное достоинство. К сожалению, в городе есть самозванцы, считающие вправе брать на себя роль цензоров, блюстителей законности. Это крайне опасное явление, неважно - речь идёт о культуре или свободе слова. Настораживает также, что в конфликте с Мефистофелем полиция приехала, но, по сути, ничего не сделала. А если бы с самого начала действовала профессионально, легче было и искать виновных, и восстанавливать скульптуру. Поэтому я попросил проверить эффективность работы стражей порядка. 

АиФ-Петербург: - Кстати, этот митинг высветил ещё одну проблему. Горожанам, чтобы оперативно выразить свою точку зрения, негде собираться. Хотя такое право у них есть. Как увеличить число гайд-парков?

- Сегодня в городе четыре площадки, где можно собраться, известив власть в облегчённом порядке - за 4, а не 10 дней. Главная - на Марсовом поле. В эти выходные, например, сюда пришли до 1000 человек, чтобы защитить исторический центр. Есть ещё три на периферии, но из-за удалённости они фактически «простаивают». У нас почему-то многое, что связано с инициативой, волеизъявлением людей, пытаются запрещать, сокращать. Думают, чем больше запретов, тем больше порядка. Это иллюзия. Поэтому, несмотря на жёсткое законодательство, мы пытаемся расширить список таких адресов. Документы в Смольный уже направлены. Предлагается свободное пространство на Конюшенной, Пионерской площади, в Петроградском районе. Иначе получается, что люди хотят высказаться, но легальных возможностей не имеют. Это создаёт сложности и для работы полиции, которой, например, надо перекрыть улицу, чтобы состоялось публичное мероприятие. 

Марсово поле. Фото: www.russianlook.com

Отдать долги

АиФ-Петербург: - То, что сотни людей после скандала с барельефом вышли на площадь, - исключение. Почему даже при вопиющих нарушениях граждане не хотят защищать свои права?

- Думаю, это связано, в том числе, с грузом генетической памяти, ведь XX век дорого обошёлся России. Это большие потери в войнах и репрессиях, деформация по отношению к личности. Если десятилетиями говорится, что жизнь отдельного человека мало что значит, люди перестают ощущать себя силой, способной решать актуальные для всех задачи. И здесь важно, чтобы государство помогало обрести опору, отдавало долги. Такие шаги делаются. 

В августе была принята концепция государственной политики в отношении жертв политических репрессий, которые сегодня на обочине внимания властей. В Петербурге эту судьбу разделили 12 тыс. человек, они получают материальную компенсацию, но суммы крайне невелики. Самые большие - около 3 тыс. руб. 

В документе сказано немало правильных фраз, теперь задача правозащитников, чтобы слова не разошлись с делами. 

АиФ-Петербург: - Вы лично участвуете во многих городских акциях, что вызывает недовольство некоторых депутатов. Это позиция или действуете по долгу службы?

- Депутаты, утверждая меня в должности, хорошо знали мою политическую предысторию, жизненный опыт. В своей работе я руководствуюсь законом об уполномоченном и присягой. А там сказано, что нужно прислушиваться и к голосу совести. Поэтому любой, кто честно исполняет свои обязанности, должен быть готов, что кому-то это не понравится. Я также приостановил свою деятельность в партии «Яблоко», потому что людей надо защищать независимо от политических взглядов, ориентации и вероисповедания. 

АиФ-Петербург: - 13 сентября в Ленинградской области выбирали губернатора, а в Петербурге - муниципальных депутатов Ломоносова. Нарушений много?

- В этом году картина разительно отличается. В 2014-м во время муниципальных выборов в МО «Парнас», «Московские ворота» кампания была организована так, что желающие участвовать не могли даже сдать документы. Сейчас жалоб на порядок меньше. 

В 47-м регионе тоже зафиксировано минимальное количество нарушений. Это хороший сигнал перед выборами в местные парламенты и Госдуму, которые состоятся в 2016 году. Думаю, что все неравнодушные люди должны объединиться и добиваться, чтобы закон применялся по-
следовательно, а не избирательно. Именно это - прямой путь к соблюдению прав, уважения к государству и каждому человеку в отдельности. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество