4668

Последний поход. Исполнилось 15 лет с момента гибели подлодки «Курск»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и факты - Петербург 12/08/2015

12 августа 2000 года разделило жизнь Софии Дудко на «до» и «после». В этот день 15 лет назад страшная авария уничтожила подводную лодку «Курск». Погибли 118 моряков. В их числе старший помощник командира капитан 2-го ранга Сергей Дудко, сын Софии Петровны. Сегодня она делает всё возможное и невозможное, чтобы память о трагедии не стёрлась и люди не забыли о героическом экипаже.

Молодой навсегда

В её квартире на ул. Сикейроса главное место отведено фотографиям сына. Из них он навсегда смотрит молодым, красивым и бесконечно влюблённым в море. Ему исполнился всего 31, когда он ушёл в свой последний поход… Раньше в доме был даже небольшой мемориал, но сегодня большинство личных вещей Сергея она передала в школу № 134 Красногвардейского района, которая носит имя Сергея Дудко. Там создан музей «Из истории подводного флота России», а недавно объединение «Адмиралтейские верфи» оборудовало каюту старпома. Она воссоздана полностью, как у Сергея на «Курске».

- Отдала его форменную куртку, специальные подводные тапочки, лодочные часы, фуражку, октябрятскую звёздочку, ленту с выпускного вечера,- перечисляет мать бесценные для неё предметы.- К сожалению так и не удалось получить парадный китель и кортик, который он тогда почему-то взял с собой. Вернули только медали. Представьте, год и пять месяцев они лежали на 100-метровой глубине... Но кортик я купила, выгравировала на нём номер Сергея и вот почему. На годовщину гибели лодки младший сын примерил куртку старшего брата. Руку в карман, а там командировочный лист и удостоверение, где был указан номер кортика. Я решила, что это знак из той жуткой бездны.

В квартире Софии Дудко главное место отведено фотографиям сына. Фото: АиФ

Сегодня София Петровна не устаёт ездить по России, всех тормошить, чтобы трагедию не забыли. Только в этом году она и её единомышленники, такие же матери, отцы, сестры, чьи сыновья, братья погибли в тот черный день, побывали во многих местах, связанных с «Курском». Посетили Реутово, Горки, Вологду, Видяево, Яхрому, Западную Лицу. Всё – за свой счёт. Одно время был фонд, куда поступали средства, в том числе от частных лиц, но в 2004-м из-за отсутствия финансирования он ликвидировался. Сегодня основные заботы взяло на себя государство и, на первый взгляд, сделано всё, что полагается. Родным погибших были предоставлены хорошие квартиры, страховки, компенсации, а дети имеют льготы при получении образования за счёт бюджета.

Правда, не всё так просто. Большинство жен моряков, потерявших своих мужей в 20-22 года, давно создали новые семьи, родили детей, но по документам… одиноки. Дело в том, что по российским законам, вступая в новый брак, женщина теряет солидную военную пенсию. Вот и остаются вдовами, чтобы не лишиться ощутимой прибавки. Также по официальным сведениям память о героическом экипаже увековечена в 40 регионах страны, откуда и призывались моряки. Но если приглядеться поближе, бодрые рапорты отступают.

- В Центральном военно-морском музее Мурманска по «Курску» откровенно бедная экспозиция,- недоумевает мать погибшего старпома. – Бескозырки, служебные приказы, соболезнования – всё. Это при том, что там сохранилось много личных вещей ребят и фрагментов лодки. Мы писали командованию, просили расширить, но нас упорно не слышат. Также узнали, что в Белгородской до сих пор не отремонтирована школа, где учился мичман Павел Товолжанский. Но как же так? Мы приехали в его родное село Клименки, в 250 км от Белгорода. Оттуда он ушел в море и вернулся, но уже «грузом-200». Первым делом отправились на кладбище, а там - вся деревня. Говорили те душевные слова, которые дороже всяких пафосных речей. Пришли и в школу. На стене висит памятная доска, но полы, едва не проваливаются, потолок того и гляди посыпется. Об этом я рассказала в беседе с местными журналистами. Не знаю, что сработало, но школу быстро привели впорядок и присвоили ей имя подводника.

«Там все мертвы»

На этом фоне удивительным выглядит итальянский след «Курска». Кажется, при чём здесь солнечная Италия, и наша подлодка, затонувшая в холодном Баренцевом море. Но оказалось, что судьба российских моряков так потрясла итальянскую писательницу Анну-Марию Бракколе, что она написала пьесу о их последних часах. А в Турине и Венеции местные художники расписали стены зданий сюжетами на тему «Курска» и разместили фото экмпажа.

- Мы решили приехать и поблагодарить этих людей,- рассказывает Софья Дудко.- В Венеции граффити были размещены на площади возле училища боцманов. Когда подошли к стене с портретами наших сыновей, зажгли свечи, все владельцы лавочек закрыли свои магазинчики и присоединились к нам. Женщины плакали… Эти простые люди пообещали, что будут охранять стену и не дадут её закрасить. Верю, что так и произойдёт.

Сегодня о трагедии «Курска» вспоминают всё реже, в основном к памятным датам. Хотя до сих пор все обстоятельства катастрофы до конца не раскрыты. Официальная версия, изложенная в отчёте на 2000 страниц – взрыв учебной торпеды, ведь тогда на борту АПЛ находилось 24 торпеды и столько же крылатых ракет. Однако что послужило причиной, чётко не сказано. Тогда, 15 лет назад, вся страна плакала над чудом сохранившимися строчками, которые писал капитан-лейтенант Дмитрий Колесников молодой жене. «Олечка, я тебя люблю, не переживай сильно. Моим привет». Вместе они прожили 3 месяца и 15 дней. Однако мало кто знает, что уцелели несколько записок и старшего лейтенанта Арнольда Борисова. «Милые мои Наташа и сынок Саша!!! Если у Вас это письмо значит меня нет». И ещё: «Командир умер, я остался старшим офицером лодки. С первыми пятью отсеками нет связи. Там все мертвы». В углу странички - число 13. На следующем листке – число 15.

Мало кто знает, что уцелели несколько записок и старшего лейтенанта Арнольда Борисова. Фото: АиФ

- Если речь идёт о 13 и 15 августа, значит ли это, что ещё два дня наши дети были живы, хотя официально лодка погибла 12 августа?- задаёт вопрос в никуда Софья Петровна.- Кстати, жена Борисова просила военное руководство показать ей полностью записки мужа, даже подала иск в суд, но ничего не добилась…

Крест на дне моря

Сейчас родственники уже давно ничего не спрашивают, хотя боль не отпускает. Так Ольга Колесникова спустя годы родила дочку и назвала её Дмитрия, в память о рано оборвавшейся большой любви. А родные моряков считают победой разрешение побывать на месте гибели лодки. Это стало возможным только в 2012-м, спустя 12 лет. В море шли больше суток, подготовили особые венки, с бело-синими лентами в виде тельняшки, где написали фамилии и инициалы всех 118.

- Вы не представляете, какая это была минута, когда мы приблизились к месту их последнего вздоха,- не скрывает слёз Софья Дудко.- Опустили на дно крест. Об этом стараются не вспоминать, но тела матросов Дмитрия Коткова, Ивана Нефедкова и главного специалиста «Дагдизеля» Мамеда Гаджиева так и не подняли на поверхность и близкие всё это время мучились от неизвестности. «Наконец-то на могиле и моего сына будет крест»,- сказала мама Димы Коткова, глядя как сталь опускается в пучину. Кстати, глубина такая, что крест лёг на дно только через 25 минут.

А к 15-летию гибели ракетоносца Софья Петровна решила издать книгу, где бы рассказывалось о всём экипаж. Какими они были в жизни, кого любили, во что верили. В Петербурге на Серафимовском кладбище из команды «Курска» похоронено больше всего – 32 человека. Писала семьям, просила прислать фотографии, воспоминания. В небольшую квартиру в Выборгском районе со всей России пошли пачки писем, диски, дневники. Она сама их редактировала, выбирая главное. Освоила компьютер, по 8 часов перепечатывая тексты. В издательстве, куда пришла почти с готовым макетом, откровенно удивились: «Сегодня все думают только о своих, а вы о 118?»

- Но я по другому не могла, хотя рассчитывала только на себя, - говорит мать офицера. - Я этим живу! Родным сказала: «Отдаю все сбережения, какие есть, помогите, давайте выпустим хотя бы 500 экземпляров». Вспоминала слова сына, который не раз повторял, что не всё измеряется деньгами. В итоге при помощи неравнодушных людей удалось напечатать полторы тысячи книг. Все их передам в библиотеки, кадетские корпуса, и родные города, села матросов и офицеров, ушедших в тот последний поход. Трагедия и героизм «Курска» не должны забываться.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах