679

Сила оружия и сила дипломатии. Александр Невский – приемный сын Батыя?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. Аргументы и факты - Петербург 02/06/2021
После нашествия Батыя силы на то, чтобы попробовать сразиться с Ордой, у Руси появились только через полтора столетия (М. И. Авилов, «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле», 1943 г.)
После нашествия Батыя силы на то, чтобы попробовать сразиться с Ордой, у Руси появились только через полтора столетия (М. И. Авилов, «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле», 1943 г.) АиФ

Взаимоотношения князя Александра Невского с татаро-монгольской Ордой уже долгие годы остаются одним из самых дискуссионных моментов в российской историографии. Талантливый полководец, победитель шведских и немецких рыцарей Александр Невский с Ордой предпочитал не ссориться, и поскольку в чем в чем, а уж в трусости князя никто обвинить не мог, то и версии такого его поведения предлагались самые разные.

Одна из наиболее популярных состоит в том, что Невский и не мог ссориться с монгольскими ханами, поскольку они были… одной семьей. Князь стал приемным сыном Батыя, побратимом его наследника, Сартака, а какие могут быть ссоры между родственниками?

Мнение Гумилева

Главным популяризатором этой гипотезы стал талантливый петербургский историк Лев Гумилев. Именно он в своей работе «От Руси к России», рассказывая про то, в каком положении находилась наша страна в середине XIII века, пишет: «Александру предстоял тяжелый выбор союзника. Ведь выбирать приходилось между Ордой, в которой погиб его отец, и Западом, с представителями которого новгородский князь был хорошо знаком еще со времен Ледового побоища. Нужно отдать должное Александру Ярославичу: он великолепно разобрался в этнополитической обстановке и сумел встать выше своих личных эмоций ради спасения Родины.

В 1252 г. Александр приехал в Орду Батыя, подружился, а потом побратался с его сыном Сартаком, вследствие чего стал приемным сыном хана. Союз Орды и Руси осуществился благодаря патриотизму и самоотверженности князя Александра. В соборном мнении потомков выбор Александра Ярославича получил высшее одобрение. За беспримерные подвиги во имя родной земли Русская православная церковь признала князя святым».

Эти слова стали отправной точкой для создания целого ряда исторических исследований и даже популярных идеологем. Особенно модными такие воззрения становятся в периоды, когда Россия ссорится с западными странами и начинает присматриваться к своим восточным и южным соседям, многие из которых так или иначе родственны тем самым летописным монголо-татарам. Зато и критики евроазиатского выбора России зачастую ровно на том же основании ругают князя за сделанный им выбор, язвительно называя Александра Ярославовича Александром Батыевичем.

Невский и Орда

Впрочем, большинство историков отвергают подобное побратимство, указывая на то, что у Александра Невского были по-настоящему весомые причины для сдержанного поведения в отношении степной империи.

Для начала надо вспомнить обстановку, в которой жил и действовал великий князь. Александр был вторым сыном переяславского князя (позже Великого князя Киевского и Владимирского) Ярослава Всеволодовича и, согласно наиболее распространенному среди историков мнению, появился на свет в 1221 году. Когда войска Батыя в 1237 году обрушились на русские княжества, Невскому было 16 лет, однако интересы его отца на тот момент были связаны с Северо-Западом. Если южные русские княжества горели и гибли под ударами со стороны степей, то Новгороду и Пскову, скорее, грозила опасность со стороны Швеции и католических рыцарских орденов, утвердившихся в Прибалтике.

В конце концов, на Новгород татары так и не пошли, а вот Псков захватили крестоносцы, и отбивать его пришлось уже Александру Невскому. И, пожалуй, не стоит с позиций дня сегодняшнего винить наших предков за то, что каждому княжеству или городу своя «кольчужка» была ближе к телу. Концепции единого национального государства тогда еще не придумали, и, по сути, Русь XIII века представляла собой рыхлый набор отдельных княжеств, объединенных только единой верой и родственными узами князей из династии Рюриковичей - между собой эти княжества воевали порой более жестоко и свирепо, чем с любым внешним противником.

Именно поэтому основные усилия Александра Невского сосредоточились на севере - он воевал в Прибалтике, защищал Новгород, отбивал нападения литовских князей. Обратить внимание на Орду князю пришлось только в 1246 году, когда его отца пригласили к ханскому двору, и там по одной из версий отравили. Причиной стали внутренние интриги в Орде, когда сторонники одной из партий пытались уменьшить влияние другой партии.

И вот в 1247 году Невский отправился в ставку хана - рискованнейшее путешествие, с учетом судьбы его отца и многих других заметных русских князей. Однако Александр проявил себя не только как талантливый военачальник, но и как искусный дипломат - в Орде он сумел заручиться поддержкой Сартака. И когда через некоторое время на Руси началась очередная княжеская междоусобица (родной брат Невского Андрей Ярославович выступил против Александра), монголы поддержали именно Невского, отправив на Русь знаменитую Неврюеву рать. Именно по итогам этого нашествия Александр стал великим князем Руси, и именно его потомки стали правящей династией в будущем Московском государстве.

Миф о побратимах

Столь открытая поддержка монголами Александра Невского и стала причиной версии о побратимстве с Сартаком - однако, как отмечают историки, никаких документальных свидетельств за эти годы так и не было найдено.

Историк В. А. Кучкин считает, что корни мифа о побратимстве следует искать в художественном произведении А. К. Югова «Ратоборцы», написанном в 40-х годах XX века. Однако «придуманная писателем XX в. важная для его художественного изложения деталь не должна приниматься за исторический факт XIII в.».

Кроме того, историки отмечают, что русский православный князь просто не мог участвовать в языческом обряде братания, во время которого кровь двух участников ритуала смешивается в чаше с кумысом и затем ими выпивается. «Самое большее, что мог позволить себе Александр в ханской ставке, - вручить правителю Золотой Орды и его окружению богатые дары, которые всегда являлись необходимым условием для успеха миссии», - пишет историк и археолог, один из ведущих исследователей Золотой Орды и русско-ордынских отношений XIII–XV вв. В. Л. Егоров. Есть, впрочем, версия, что Сартак и сам был христианином, а в таком случае обряд побратимства мог проходить как-то по-другому. Однако это всего лишь современные размышления, не более того.

Мнение эксперта: Шансов на победу не было

Фактом остается лишь то, что в междоусобной вражде братьев Андрея и Александра монголы действительно выступили на стороне последнего. Но почему блестящий военачальник и искусный дипломат вообще прибег к помощи Орды, а не попытался сбросить иго и поступить с монголами так, как он поступал с немецкими рыцарями?

Военный историк Клим Жуков уверен - как раз хорошее знание Александром Невским военных реалий своего времени и объясняет поведение князя:

«Никаких реальных оснований говорить, что Александр Невский был приемным сыном Батыя и побратимом Сартака, - нет. Это фантазии, популяризатором которых выступил Гумилев. Интереснее ответ на вопрос - почему все-таки Невский предпочел союз с монголами, а не героическую борьбу с захватчиками. Но надо понимать, что на тот момент угроза со стороны Орды была настолько серьезной, что с ней сражаться после 30-х годов XIII века, после разгрома русских княжеств, никто уже не думал. Шансов, как мы теперь понимаем, не было и изначально, когда Батый пришел на Русь. Современные историки - академик Греков, Егоров, Кульпин, Чернышевский рассчитывают численность татаро-монгольского войска в 40-65 тысяч человек. И это чудовищно много. Самое крупное и населенное княжество - Владимиро-Суздальское - до разгрома могло, учитывая среднюю плотность населения, вооружить и выставить максимум 20 тысяч человек. Но это при условии всеобщей мобилизации, когда в строй встает буквально каждый, никто не болеет, все успевают вовремя и так далее. Реально же людей всегда меньше. Или вот, допустим, Рязань, которая первая попала под удар и, собрав все силы - старых, больных, убогих, - выставила на поле 5,5 тысячи человек. Против них приехал монгольский корпус в 20 тысяч, и какие бы у русских дружинников не были боевые качества и навыки, ситуация закономерно окончилась катастрофой.

А ведь это цифры еще до Батыева нашествия, после него не было уже и таких сил. Тот же Новгород, где княжил Александр Невский, выставлял войско по 600-700 человек - серьезная сила на Cевере, поскольку те же западные рыцари действовали примерно такими же отрядами. В Ледовом побоище со стороны немцев погибли не менее 20 рыцарей (боевых слуг и местных эстов орденские хронисты не считали), что считалось катастрофическими потерями для одного сражения. Однако для того чтобы бороться с Ордой - ничтожная цифра. Шанса победить в прямом столкновении с основными силами Орды у русских не было ни единого, и Александр Невский, будучи профессиональным военным, это прекрасно понимал. Все остальные действия - и самого князя, и других русских правителей того времени - проистекали из этого знания.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах