120

Ирина Евтеева, завоевавшая Серебряного льва

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 09/10/2002

Как-то недооцененным остался тот факт, что петербургский режиссер-мультипликатор Ирина Евтеева стала победительницей престижнейшего Венецианского кинофестиваля. Она получила один из двух высших призов - "Серебряного льва" в номинации "лучший короткометражный фильм" за анимационную ленту "Клоун". Это достижение тем более удивительно, что наш город мультипликацией никогда не славился, все делалось в Москве на "Союзмультфильме". Евтеева выросла в мастера сама по себе, такое вот уникальное явление.

С легкой руки Германа

- Вы не правы, что наш город анимацией никогда не славился, у нас в Ленинграде в 20-е годы все и началось! - говорит Ирина. - Здесь работал один из отцов-основателей Михаил Цехановский, здесь была сделана его знаменитая "Почта". Ну а после войны решили в Ленинграде мультипликацию не возрождать. Анимация оказалась только в Москве и столицах союзных республик.

- Если у нас в городе традиция и была, то слишком давно оборвалась. Вы-то как стали мультипликатором?

- Все детство провела с кисточкой, поступила на дизайн в Мухинское училище, но через полтора года убежала, потому что стало скучно. После этого была учеба на кино-фотоотделении Института культуры, аспирантура Театрального института, по образованию я киновед, теперь уже кандидат искусствоведения, профессор. У меня давние связи с "Ленфильмом" - на студии полвека проработал мой дед, Федор Алексеевич Федоровский, я в свое время озвучивала детские роли, картин пятьдесят. Еще учась в институте, начала снимать любительское кино, но если не было бы Студии первого фильма Алексея Германа, никакого режиссера Евтеевой никогда бы не состоялось. Там я получила возможность сделать фильм так, как хотела. Это была "Лошадь, скрипка и немножко нервно".

- Фильм, насколько я знаю, имел большой успех.

- Да, участвовал в 15 международных фестивалях. Успех был и у второго фильма - "Эликсир" по Гофману.

- После Венеции вы с "Клоуном" - нарасхват?

- Да, но надо выбирать, куда ездить, куда нет. К тому же, если бы я после "Клоуна" отдыхала! Но я продолжаю работать над следующим фильмом - "Петербург", а "Клоун" был сделан параллельно. Да и кроме того - Венеция остается для меня самым большим потрясением.

Голод в Венеции

- У каждого участника фестиваля есть три официальных дня пребывания, когда идет его фильм, если хочешь задержаться - на свои средства. Я по окончании срока отправилась в аэропорт, чтобы лететь домой: прошла все формальности, посетила маленькие магазинчики, где оставила последние деньги. За несколько минут до посадки в зале отправления появился молодой человек, очень нервный, с белой бумажкой в руках, и начал ею размахивать. На бумажке было написано чье-то имя. Я думаю: "Кого-то с самолета, наверное, будут ссаживать". Оказалось - меня. Вот так я узнала, что награждена.

Пришлось проделать обратно путь из аэропорта через всю Венецию до отеля. Кстати, того самого, где Висконти снимал "Смерть в Венеции". Все было шикарно, жаль только, что я деньги истратила на сувениры, потому что есть в тот вечер было не на что. Пришлось поголодать. Грызла какие-то орешки:

- Сильно волновались, выходя перед сливками кинематографического мира получать награду?

- Не очень, другое заботило - на таком большом фестивале не было переводчика: получив приз, я что-то говорила по-русски. На ломаном английском или французском говорить не стала.

Единственная в мире

- Правда, что вы работаете в уникальной, единственной в своем роде технике, которую сами же придумали?

- Я не традиционный мультипликатор. Сначала я снимаю фильм с актерами, а всю анимацию делаю уже с кинопленки. Кадр проецируется на большое стекло. Но если на прозрачное - на нем не будет видно, а вот если в каком-то месте намазать краской, тут изображение будет. Установлено несколько проекторов, с одного может пойти изображение человека, с другого - фон, и так далее. У нас также есть множество лампочек, которые тоже имеют цветность, светность, разный накал - ими можно манипулировать. Каждый кадр мы с оператором Генрихом Мараджяном выстраиваем, сочиняем, я рисую на стекле, ставим свет, если утвердили - снимаем. В день делаем в среднем 40 анимационных картинок, используя 120 кинокадров. В анимации меня больше всего интересует взаимопроникновение киноизображений.

- Почему вы не работаете на компьютере, как сейчас многие?

- На картине "Петербург" я попыталась, но очень скоро от него отказалась: если в своей технике я прорисовываю за смену 40 картинок, на компьютере - две. Да еще мучаюсь, потому что он меня полностью подчиняет, раздражает, я начинаю все это стирать, все неинтересно, я не могу себя выразить в этой технике.

- А как относитесь к компьютерным мультяшкам, к Масяне?

- Теперь любой человек, который имеет программу, может быть художником. Как, якобы, писателем, композитором. Если у кого-то получается, хорошо. Я же отношусь не то чтобы брезгливо: Вся эта усредненность искусству очень мешает. Ну а Масяня - это просто компьютерный персонаж.

Полунин и Шемякин

- Вернемся к "Клоуну", но от триумфа к самом началу работы. Идея фильма ведь принадлежит Полунину?

- История давняя. В Америке к Шемякину попала кассета с моим фильмом по Гофману. Это было в 1997 году. И вот в моей квартире раздался звонок из Нью-Йорка, сначала я поговорила с Шемякиным, потом со Славой, и мы решили, что будем делать анимационное кино. Но что точно - еще не знали. Потом, года через два, раздался звонок от Славы уже из Лондона, я туда слетала, посмотрела спектакль "Snow Show" и уже конкретно стала договариваться, что он от меня хочет и что я могу предложить. Когда Полунин был на гастролях в Питере, за три дня мы сняли заготовки для будущей картины. Сделали десятиминутный фильм - наиболее прокатный вариант для анимационной картины. Жалко, что в Питере "Клоуна" негде показать.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах