189

Доктор из медвежьего угла

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 09/02/2005

Эскулапы из Ленинградской области и прежде выигрывали Всероссийский конкурс "Лучший врач года". Но одно дело - врачевать в райцентре, вроде Гатчины или Бокситогорска, имея рядом участливых коллег, а под рукой новейшие приборы. И совсем другое - в поселке Радофинниково, откуда до районной больницы в Тосно машиной 40 минут, автобусом 1 час 10 (ходит два раза в сутки), а поездом вообще не доедешь (железная дорога ведет в соседнюю Новгородскую область). Двадцатый год в этом медвежьем углу лечит людей Валерий Викторович Васильев.

Смоленский моряк

Давно уже северная столица, богатая на медицинские вузы перестала делиться свежеиспеченными врачами с Ленинградской областью. Областные главврачи и их замы не один десяток лет мотаются в Архангельск, Смоленск и другие города, где студентам дают хорошее медицинское образование. Один из таких "купцов" и завербовал в начале 80-х выпускника Смоленского мединститута Валерия Васильева.

Будущий врач-стажер тосненской Центральной районной больницы (ЦРБ) успел закончить медучилище, отслужить три года санинструктором на Тихоокеанском флоте и поработать на "скорой". "Никого лучше для Радофинниково и найти было нельзя, - уверена замглавврача тосненской ЦРБ по медицинскому обслуживанию населения Алла Мельникова. - Мы как раз подбирали самостоятельного мужчину с хозяйственной жилкой".

Вспоминая сегодня, как впервые приехал в поселок, Васильев смеется, хотя в августе 1985-го ему было не до смеха. Половина дороги из Тосно - натуральный большак без асфальта. А по главной улице машина, доставлявшая нового доктора, проехать не смогла. "Это был кошмар. Тихий ужас. Но, увы, в те времена три года, хочешь не хочешь, надо было отработать. А где три, там оказалось и девятнадцать".

За 19 лет Валерий Викторович ни разу официально не поднял вопрос о переводе на другое место. Выпросил только квартиру в Никольском - оттуда трем повзрослевшим детям ближе ездить в Питер учиться.

Диагноз подтверждается

Пока работал леспромхоз, а советская власть селила на 101-м километре людей, с законом не друживших, у Васильева было больше 2000 пациентов и два главных фронта. Один - "лесной" (профессиональные заболевания вальщиков и трактористов, от вибрационной болезни до бронхитов), другой - "уголовный". Резались, стрелялись, дрались. Приходилось отваживать ходоков за спиртиком и "колесами", а один раз - вместе со старым участковым усмирять пьяного бузотера, ломившегося через окно к медсестре и санитарке. Потом участковый "самовольно погиб" ("Испортила его жизнь, он ушел", - вздыхает без намека на осуждение Валерий Викторович), нового долго не слали. Приходилось врачу работать и за себя, и за власть.

Леспромхоз, пока не закрылся, помогал проявить замеченную начальством хозяйственную жилку. Выпросив у директора 300-литровый котел, гревший воду для тракторов, Васильев приварил к нему пару труб и устроил горячее водоснабжение в старой радофинниковской больнице, 40 лет простоявшей и к сегодняшнему дню уже снесенной.

Самое главное, что районные медики угадали в нем отличного диагноста. Ведь если в медвежьем углу поставить не тот диагноз, то, пока до ЦРБ довезут да исправят ошибку, пациента и потерять недолго. Может, свыше кто ему помогает. Может, тысячу остающихся в Радофинниково жителей он изучил и заранее знает, от кого какую болезнь ждать. А может, не мешает аппаратура, "запутывающая" обычного врача. В поселке аппаратуры - три старых прибора для физиотерапии плюс устройство, снимающее ЭКГ и отсылающее кардиограмму по телефонному каналу в ЦРБ. Когда связь с районом действует.

Первый. Последний?

По проценту подтвержденных диагнозов Васильев в районе вне конкуренции. Сравнительно новое дело - специальность врача общей практики - тоже освоил первым, к зарплате терапевта (4000 рублей) вышла 30-процентная прибавка. Успел "поправить" на свой лад и новую систему обеспечения льготными лекарствами. Примерно представляя, кого и чем лечить, сам привозит препараты. И выдает больному не рецепты, а сразу медикаменты, избавляя народ от необходимости мотаться лишний раз в неблизкое Тосно или даже в Петербург.

За 19 с половиной лет работы из поселка он уезжал надолго лишь однажды - на родину. И больше в полноценном отпуске не был. На речке с удочкой в рассветный час находили, среди ночи дома будили, из-за праздничного стола вынимали. Даже сейчас, когда Валерию Викторовичу дали по онкологии вторую группу инвалидности, народ все равно идет. А он, до сих пор занимающий с женой и тещей половинку обитого оргалитом одноэтажного дома (три крошечных комнаты и кухня-сени), не отказывает никому. Даже бомжам и подданным Украины, страховых полисов не имеющим.

"Не представляю, что будет, когда Валерий Викторович отойдет от дел, - хватается за голову Алла Мельникова. - Кроме мобильного телефона и машины в полном распоряжении (формально есть и сейчас, но постоянно находится в Тосно) у меня попросят оборудовать амбулаторию чем полагается. Чтоб и вода проточная была, и удобства не на улице, и техника, и отдельные перевязочная и помещение для малых операций и т. д. В общем, выполнить приказ министра, что на трех листах. То есть найти от трех до пяти миллионов".

После Радофинниково, то есть в российские времена, в Ленинградской области открыли только одну новую амбулаторию - в Федоровском, на бывшей базе отдыха "Газпрома". Не было экономических условий. Но теперь-то ясно, что не было еще и настоящих земских врачей. Таких, как признанный "Лучшим врачом России-2004" Васильев. И неизвестно, скоро ли найдутся.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах