49

Другие берега: Кингисепп

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46 16/11/2005

Сначала их было одиннадцать - одиннадцать вьетнамцев, приехавших в 1993 году работать в Кингисепп. Спустя 12 лет из мастеров, прибывших налаживать оборудование на совместном российско-вьетнамском предприятии по производству носков, остался только один До Ки Нгуен. Вместе с семьей (женой и двумя сыновьями) он до сих пор живет в бывшем Ямбурге. И уезжать они не собираются - этот город стал для вьетнамцев второй родиной.

Хепа-дзюдоист

Нгуен приехал в Россию уже будучи женатым. Вскоре к нему в Кингисепп прибыла супруга - Дао Тхи Тхюн Хыонг. Если Хыонг уже владела элементарными навыками русского языка (учила его в школе), то Нгуен впервые услышал русскую речь, только оказавшись в нашей стране. Поначалу это стало самой большой проблемой вьетнамца. Пока он занимался русским, Хыонг, бухгалтер по специальности, осваивала российское налоговое законодательство и начала вместе с мужем работать на предприятии.

Спустя два года, в 1995 году, у Нгуена и Хыонг родился первый сын. Зовут мальчишку До Дык Хиеп, но все его называют не иначе, как Хепа. В прошлом году Хепа пошел в первый класс. А с 2001 года исправно посещает кингисеппскую школу восточных единоборств "Иппон", где занимается дзюдо.

- Мы сразу же полюбили Хепу, - рассказывает тренер Юрий Васильев. - Он у нас самый маленький и худенький, его вес 28 килограммов, а когда только пришел в секцию, весил на десять килограммов меньше. Очень способный мальчик. Пластичный, техничный, берет не силой, а ловкостью. На всех соревнованиях в своей категории неизменно входит в тройку сильнейших. Доброжелательный, обаятельный мальчуган, и неудивительно, что у него много друзей. Когда Хепа заболевает, все очень беспокоятся за него. А его папа, Нгуен, помогает нашему клубу - возит мальчишек на соревнования.

Хепа говорит по-русски без акцента, в школе у него по этому предмету только четверки и пятерки. И своим родным языком считает русский, хотя дома родители говорят все-таки по-вьетнамски. Два года назад у Хепы появился брат.

:Проблем у "носочной" фабрики было предостаточно, много трудностей и препон встало на пути. Что, в общем-то, неудивительно, если учесть традиционное положение "малого бизнеса" в России. Бюрократизм, волокита: В итоге работников становилось все меньше: кто-то из вьетнамцев вернулся на родину уже через год, кто-то - через пять лет. Самым терпеливым оказался Нгуен. До последнего не терял он настойчивости и оптимизма, и в конце концов сумел вместе с российскими коллегами запустить производство. Но: Даже терпению восточного человека рано или поздно приходит конец. И в 2003 году Нгуен оставляет носочное дело и вместе с одним предпринимателем из Кингисеппа открывает ресторан. Естественно, вьетнамской кухни.

Полюбили город за тишину

Мы сидим в ресторане, хозяин угощает нас вкуснейшим супом "ло" и рассказывает о своей работе. Здесь работает и Хыонг, теперь уже по своей специальности. Продукты покупают в Питере и Москве, но все блюда делают строго по вьетнамским рецептам. И оба повара на кухне - вьетнамцы, приятели Нгуена, недавно приехавшие в Кингисепп.

- А из русской кухни вам что-нибудь нравится?

- Нравится. Борщ! - улыбается Нгуен.

Спрашиваем, не появлялась ли мысль переехать в Питер или Москву? Все-таки для предпринимателя больше возможностей: Нгуен говорит, что никуда не поедет. Хотя в Петербурге у него есть друзья-земляки.

- Большие города, красивые. Но там шумно. Пробки такие - как вы ездите? Во Вьетнаме я жил в Хайфоне, тоже большой город, двухмиллионный. Нам в Кингисеппе нравится потому, что город маленький, тихий, спокойный. К тому же уже привык. Меня здесь полгорода знает, друзей много.

Речь заходит об участившихся в последнее время нападениях на иностранцев, о соотечественнике Нгуена - студенте Ву Ань Туане, убитом год назад в Питере

- Это очень грустно. И очень страшно. Но здесь, в Кингисеппе, я ни разу не почувствовал, что мы кого-то раздражаем только потому, что другой расы. Еще и поэтому нам здесь нравится. У нас двое детей - как бы мы переживали за них в крупном городе, можете представить?

- По родине не скучаете?

- Скучаем. Там родители: Переписываемся. Ездим, но редко, где-то раз в два года. Дети - они уже считай русские, хоть и вьетнамцы по крови. А там мы жили бедно, это сейчас во Вьетнаме стало лучше, экономика начала развиваться.

- Кингисепп - родина Александра Кержакова. Болеете за "Зенит"?

- Конечно! А за кого еще? - удивляется в ответ Нгуен.

Не забыли Кингисепп и те вьетнамцы, которые все-таки воротились на родину. Као Хоанг Лонг, также приехавший в 1993-м, через год отправился в отпуск домой. В Россию приехал уже с молодой женой. Вскоре в России у них родилась дочка, имя которой переводится как "снег" (девочка родилась зимой). Спустя еще несколько лет семья вернулась во Вьетнам. Годы, проведенные в России, считают удачными - теперь Лонг работает в школе, учит детей русскому языку. А его жена - экскурсовод, работающая с русскими туристами.

Но они до сих пор скучают по России. Настолько скучают, что в прошлом году Лонг с дочкой провела часть отпуска в Кингисеппе.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах