aif.ru counter
30

В поисках утраченных грез

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47 23/11/2005

События последнего времени (шествие "патриотов" в Москве, погромы, устроенные "угнетенными" во Франции, убийство студента-антифашиста Тимура Качаравы в Петербурге) с новой силой обнажили проблему межнациональных конфликтов, ставшую еще более актуальной не только в нашей стране, но и в Европе. И снова общество задается вопросами: где, когда, в каких условиях рождаются межнациональные конфликты? существует ли вакцина от фашизма? как должны строиться отношения национального большинства с национальным меньшинством? На эти темы рассуждает известный петербургский писатель и публицист Александр Мелихов, автор книг "Провинциал", "Весы для добра", "Горбатые атланты", "Нам целый мир чужбина", лауреат ряда литературных премий, в том числе премии фонда "Антифашист". В своей статье, как и в своих книгах, Мелихов развивает взгляд на социальные процессы, согласно которому, история человечества - в значительной степени история зарождения, борьбы и распада коллективных фантомов.

Нас постоянно удивляет, что именно в развитых странах, в благополучных условиях представители этнических меньшинств бунтуют так, словно они небывало угнетены. В то же время, если мы оглянемся на сто-двести лет назад, то увидим, что люди, которых действительно нещадно угнетали и обращались с ними как с париями, не роптали. Конечно, они не были довольны, но считали, что нужно терпеть. А теперь, когда с ними обращаются неизмеримо лучше, они чувствуют свое положение невыносимым. Почему так происходит?

Либо насытить иллюзию, либо уничтожить ее

Если стоять на вульгарной материалистической позиции и считать человека животным, для которого самое главное - уровень жизни, то окажется, что вся жизнь состоит из парадоксов. Бедные бунтуют потому, что бедны. Богатые - потому что зажрались. Неучи - потому что не понимают, что с ними происходит. Образованные - потому что слишком хорошо понимают. И разгадка этих парадоксов в том, что человек живет не в мире реальностей, а в мире своих фантазий. Личных и особенно коллективных.

Нацию создает не общая система хозяйствования, как считали товарищи Маркс и Сталин, а общая система иллюзий, общая воображаемая картина мира, внутри которой человек чувствует себя причастным к чему-то великому, красивому и в каком-то смысле даже бессмертному. Одна из базовых потребностей человека (почти равная потребностям в еде, питье, согреве и пр.) - потребность чувствовать себя значительным и уважаемым. Разумеется, каждый из нас перед лицом грозной вечности жалок и ничтожен. И спасает нас от этого ощущения только система коллективных иллюзий. В одиночку выстроить такую систему очень трудно - вот почему люди любят родину, народ: внутри этой воображаемой картины мира они чувствуют себя красивыми и значительными.

Причина национальной ненависти - ущемление этих коллективных иллюзий. Если мы хотим успокоить какое-то национальное меньшинство, нужно прежде всего насытить его национальную грезу. А если меньшинство не может завоевать достойное его (как оно считает) положение - или не хватает культурного капитала, или конкурирующие народы этого не хотят, - то лучше разрушить эту грезу окончательно. Либо - либо. Сочетание здесь невозможно. Если греза не насыщается, и в то же время окружающая среда недостаточно жестока, чтобы ее уничтожить, это - самый неудачный случай. Когда декларируется одно (все люди и нации равны), а фактически представители какого-то народа, может быть, намеренно и не ущемляются, но оказываются не в силах занять достойное место в современном обществе. Сегодня как никогда велик разрыв между декларациями и фактами. Именно в этом провоцирующая особенность нашего времени. Оно гораздо более гуманно по сравнению с прежними временами, но эта гуманность порождает надежды и аппетиты намного большие, чем может удовлетворить. Так произошло в Париже. Нацменьшинствам некогда дали неплохие условия, но возбудили притязания намного более сильные.

Фашизм - синдром агонизирующей иллюзии

Впрочем, и национальное большинство в кризисные эпохи чувствует ущемленной свою грезу, свой идеальный образ России. Образ - воображаемый, не реальный, но для романтика-то нет ничего важнее его грезы! Например, грезы о стране с березками, где блондины и блондинки водят хороводы. И как только в эту идиллию вторгается брюнет, греза разрушается, и возникает злоба.

Причина любой злобы - всегда страх. И злобный человек прежде всего защищается. В своих глазах он - страдающая, загнанная в угол сторона, вынужденная браться за нож, чтобы спасти хотя бы последнее. Постороннему, обитателю другого иллюзорного мира обычно кажется, что нет повода для беспокойства, что националисты с жиру бесятся. Но с жиру беситься человек не может, он бесится всегда от страха. И вглядываясь в его реальное положение, а не в его иллюзии, ничего понять невозможно. Да, русские националисты действительно чувствуют, что образ России, о которой они мечтают, находится под угрозой. Все национальные утопии в самых безумных и агрессивных формах рождаются тогда, когда греза находится в агонизирующем состоянии.

Существует ли вакцина от фашизма? Вряд ли. Потому что фашизм - это бунт простоты против сложности и противоречивости социального бытия. Фашизм исчезнет только тогда, когда все люди станут вдумчивыми, толерантными, когда все поймут, что противоречия в обществе неизбежны. Когда все примут трагическое мировоззрение, которое говорит о том, что в мире борются не добро со злом, а добро с добром, вернее, разные представления о добре.

Когда нас оскорбляет соотечественник - какой-нибудь сантехник из жэка, - мы ущемлены только индивидуально. Но когда социальный конфликт совпадает с национальным, эффект усиливается десятикратно. На Дальнем Востоке угольщики годами ссорились с энергетиками, но если бы они принадлежали к разным расам, это непременно вылилось бы в кровопролитие.

Чтобы предельно ослабить национальное противостояние, нужно понять, что межнациональный конфликт не сводится к тысячам межличностных конфликтов людей разных наций. Сколько бы раз конкретный русский человек ни поссорился с конкретным кавказским торговцем по поводу конкретной дыни, это не станет межнациональным конфликтом. Последний начинается тогда, когда сталкиваются коллективные грезы людей о своем будущем. Наши кавказские торговцы, я думаю, никакой национальной опасности не представляют именно потому, что у них нет объединяющих иллюзий о своей особой миссии. Люди, ищущие личного успеха, в национальном отношении уже неопасны. Самый надежный путь разрушения национальных грез - прагматическая интеграция. Чтобы люди одной нации не представляли собой единое целое, а распались на миллион прагматиков, ищущих счастья для себя одного. Нужно раскрыть объятия, создать иллюзию единства, не бояться на первых порах лицемерия (ибо подлинного единства не бывает, люди всегда что-то имеют друг против друга), не бояться пропаганды, агитации и умильных фильмов, в которых черные и белые действовали бы заодно. Не нужно бояться успеха отдельных индивидуумов, сколько бы их ни набралось: личный успех делает их безопасными для нашего национального целого. Если человеку есть что беречь внутри России - значит, он наш союзник.

Опасны не прагматики, а идеалисты, мечтающие о великом будущем, мечтающие отомстить за истинные и мнимые обиды своего народа.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах