aif.ru counter
6449

От «Кукурузы» до «Бриллианта». Скандальные архитектурные проекты Петербурга

Александров / Commons.wikimedia.org

Петербуржцы славятся своим трепетным отношением к облику родного города – любую попытку кардинально изменить какой-нибудь известный исторический вид здесь воспринимают в штыки. Иногда победа оказывается на стороне горожан, и власти или застройщик отказываются от идеи или идут на компромисс: меняют дислокацию объекта или до неузнаваемости правят архитектурный проект. А иногда возмущение горожан не срабатывает, и к очередной открыточной панораме прибавляется яркое современное пятно.

В активную фазу противостояние горожан и застройщиков вошло в середине 2000-х годов, когда петербургская общественность буквально разделилась на два лагеря – сторонников и противников строительства «Охта-центра». С тех пор в городе произошло еще несколько крупных градостроительных скандалов, самые яркие из которых SPB.AIF.RU вспоминает сегодня.

От Охты до Лахты

Безусловно, самым громким проектом, который едва не стоил Петербургу места в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО, следует считать строительство бизнес-центра «Газпрома» на Охте, напротив Смольного собора.

Впервые о возведении первого петербургского небоскреба заговорили в 2006 году. Компания «Газпром» вознамерилась перенести основные административные мощности в Северную столицу и для этого готова была построить 396 метровый бизнес-центр. На отбор проектов пригласили ведущих мировых архитекторов, но трое из четырех членов комиссии (Норман Фостер, Кисе Курокава и Рафаэль Виноли) отказались от судейства, назвав абсурдной высотность задуманного здания. Союз архитекторов России также отказался принимать участие в конкурсе.

Сам проект тоже вызвал толки – с чем его только не сравнивали. В итоге в народе закрепилась ассоциация с кукурузным початком (самый, пожалуй, пристойный из вариантов). Под строительство даже начали расчищать место – к 2012 году постройка должна была быть сдана в эксплуатацию. Но тут вмешались общественники, архитекторы и градозащитники.

Их возмущение сводилось к двум претензиям – внешнему виду небоскреба, который нарушает высотный регламент города и портит знаменитую горизонтальную перспективу (этажность здания превышала максимально допустимые законом параметры почти в четыре раза), а также к месту строительства, под которым обнаружились следы крепости Ниеншанц.

Так выглядела бы панорама набережной, если бы небоскреб построили на Охте. Фото: Commons.wikimedia.org / Dinamik

Здание оценивалось в 60 миллиардов рублей, причем изыскать эти деньги предлагалось из городского бюджета. На миллионе квадратных метров собирались разместить деловой центр, спортивный центр, музей современного искусства, театрально-концертный зал и досуговый комплекс.

В 2010 году комитет ЮНЕСКО посоветовал не торопиться с этим строительством, после чего и чиновники засомневались в целесообразности проекта. 10 марта 2011 года стало известно, что комплекс зданий будет построен на Лахтинском проспекте, 2. Этот вариант почти ни у кого нареканий не вызвал, хотя здание в проекте еще «подросло» - до 462 метров. К осени 2014 года на площадке был готов только котлован, работы продолжаются.

Потерянный «бриллиант»

Еще один скандальный проект, начало которому было положено во время губернаторства Валентины Матвиенко – Театр песни Аллы Пугачевой на Васильевском острове. Примадонна еще в 2008 году выразила желание построить собственный театрально-концертный центр в Петербурге. В 2009 году власти города отвели под строительство комплекса площадью 119 тысяч квадратных метров участок на Морской набережной. Там должны были разместиться концертный зал-трансформер вместимостью от 3,5 до 12 тысяч человек, гостиницы, кинотеатры, рестораны и выставочные площади. Концепцию проекта разрабатывало архитектурное бюро Populous (авторы стадиона Уэмбли в Лондоне и стадиона «Фишт» в Сочи). К 2014 году проект изменялся несколько раз, из гигантской буквы «П» превратился в асимметричный многогранник («бриллиант», как окрестили его инвесторы) и снизил свою высотность с 90 метров до 60.

В 2015 году театр уже должен был открыть двери для зрителей, но строительство даже не началось. В январе 2014 года депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалев подал в суд на городской комитет по градостроительству и архитектуре, который разрешил строительство на Морской набережной. Куйбышевский суд поддержал депутата  - на этом участке должна была проходить дорога.

Дорогу театру перешла... дорога. Фото: ООО "Театр песни Аллы Пугачевой"

Осенью инвесторы откорректировали проект с учетом соседства театра с магистралью и снова направили его на согласование в Смольный. Еще до этого события петербургские деятели культуры: Юрий Охочинский, Александр Сокуров, Эдита Пьеха, Юрий Шевчук и другие, - подписались под открытым письмом с просьбой «не допустить очередной архитектурной ошибки». Это инвесторов не смущает. Кроме того, они потребовали от Смольного неустойку в размере 100 миллионов рублей – именно столько, по их словам, они успели вложить в проект. Городское правительство, в свою очередь, хранит молчание. Судьба театра по-прежнему не решена.

Несбывшаяся сказка Перро

Впрочем, если говорить о культурных объектах, то по части одиозности за последние годы мало что сравнится с Новой сценой Мариинского театра. Сегодня страсти поутихли, и никто не митингует за ее снос или перестройку, однако сразу после снятия строительных лесов со здания город буквально «встал на уши» - настолько велик был диссонанс между обещанным изначально «воздушным куполом» и реальным итогом строительства.

Разные архитектурные проекты будущего здания обсуждались с 1999 года, причем выбирал их всегда руководитель театра Валерий Гергиев. Варианты объединял их футуристический дизайн: окутанный стеклянными «мешками» бетонный куб Эрика Мосса и асимметричный, словно состоящий из золотой паутины, многогранник Доминика Перро. От проекта Перро сначала отказались, но потом новый генпроектировщик - ЗАО «НПО „Геореконструкция-Фундаментпроект“» - привел проект именитого француза «в соответствие с петербургским климатом», внеся около 300 поправок. В итоге от задумки Перро мало что осталось, а через год по поручению премьер-министра Владимира Путина конкурс на поиск генерального подрядчика провели снова. Победило петербургское ОАО «КБ высотных и подземных сооружений», представив на конкурсе проект бюро Diamond & Schmitt Architects.

Новую сцену Мариинского театра сравнили с торговым центром. Фото: Commons.wikimedia.org / E.Rosen

Новую сцену театра ввели в эксплуатацию в мае 2013 года, вскоре после чего она была названа архитекторами «самым некрасивым зданием времен губернатора Полтавченко». Единственное, что не вызвало нареканий у архитекторов и простых горожан – внутреннее убранство театра. Высококлассная техническая «начинка» и спокойные интерьеры с ониксовыми стенами сделали «Мариинку-2» одним из зданий, которыми приятнее любоваться изнутри, чем снаружи.

Символ неуместности

Жилой комплекс на Большом Сампсониевском проспекте для архитекторов стал именем нарицательным: «Построят очередной «монблан», - говорят они, если речь идет о новом архитектурном проекте с сомнительной художественной ценностью.

В мае этого года Смольный составил список из 77 признанных градостроительных ошибок, в котором этот жилой комплекс занял почетное место. Список не предполагает никаких санкций для архитекторов или застройщиков и призван показать те ошибки, которых в будущем строители допускать не должны.

"Монблан" возвышается над Пироговской набережной. Фото: Commons.wikimedia.org / A.Savin

«Монблан» стал одной из первых элитных новостроек в центре города после 90-х годов. Возвели его таким образом, что он стал едва ли не доминантой Пироговской набережной. Прежде на этом месте стоял доходный дом в стиле модерн, построенный в 1912 году. Разрешение на его снос и строительство высотки подписал в 2003 году губернатор Яковлев, а два года спустя его решение подтвердила Валентина Матвиенко.

Архитекторы и градозащитники неустанно возмущались проектом – прежде всего, потому, что он портит одну из знаменитейших невских панорам с крейсером «Аврора».

В мае 2006 года Градостроительный совет выразил свое несогласие с проектом элитной 23-этажной высотки. К тому времени 90% квартир в строящемся доме уже были проданы, а с юридической точки зрения сложно было бороться со стройкой, так как архитектурный проект был согласован в последний момент перед принятием ныне действующего в центре города высотного регламента.

Раздражающая крыша

Еще один скандал был связан со зданием на углу Невского проспекта и улицы Восстания, в котором сегодня располагается «Стокманн». Сеть финских супермаркетов стала одной из первых иностранных компаний в России в эпоху перестройки, открыв первую точку в 1989 году. Сегодня российская сеть включает 5 адресов, причем самый крупный из магазинов расположен на Невском. Его с помпой открывали 12 ноября 2010 года в присутствии премьер-министра Финляндии Мари Кивиниеми.

Надстройка на крыше смутила архитекторов. Фото: "Прожект Лайн"

Прежде на этом месте находился жилой квартал – старые здания, совершенно обветшавшие. По заказу финнов комплекс строила компания «Китай-строй», архитектором выступил петербуржец Юрий Земцов, архитектурное бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры» сопровождало проект компании «Поури» (Финляндия).

Застройщик обещал на месте снесенных исторических домов возвести их точные копии, но обещание сдержал не полностью. Фасады внешне были немного изменены, но возмутило градозащитников (прежде всего – движение «Живой город») даже не это, а надстройки из стекла и металла над верхними этажами. Новодел, на последнем этаже которого расположился панорамный ресторан, якобы исказил живописную перспективу Невского проспекта. А спикер Совета Федерации России Сергей Миронов в свое время назвал «Стокманн» «увесистой оплеухой, нанесенной по архитектурному лицу города». Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, давшая согласие на эту стройку, также позже признала проект градостроительной ошибкой. Однако менять в нем ничего не стали. 

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах