129

«Технология»: мы всегда были «белыми воронами»

На вопросы читателей ответили все музыканты известного электронного коллектива: Владимир Нечитайло (вокал), Роман Рябцев (вокал), Андрей Кахаев (ударные), Алексей Савостин (синтезаторы) и Матвей Юдов (синтезаторы).

«Рок играть неинтересно, эстраду мы не переваривали»

- Пик вашей популярности пришелся на начало 90-х. В то время в почете был русский рок. Почему вы пошли против течения и выбрали электронную музыку? (Артем)

Владимир Нечитайло: - Русский рок был в Питере. В Москве его не было.

Роман Рябцев: - В Москве был русский поп.

Андрей Кахаев: - Наверное, мы не хотели быть как все.

В. Н.:  - Питерская рок-клубовская тусовка была нонконформистская, она боролась против эстрады и была ни на что не похожа. В Москве были свои группы, ни на кого не похожие, например Гарик Сукачев. Ну, и точно так же и мы. Мы были нонконформистами.  

Р. Р.: - На самом деле, в Москве музыканты все-таки побогаче, поэтому в столице была больше развита музыка электронная (смеется). Синтезаторы дороже гитар, мягко говоря. Но это так, обозрение. На самом деле, рок играть неинтересно, эстраду мы не переваривали, поэтому начали делать что-то свое.

- А на кого ориентировались?

Р. Р.: - Ну, образцы на Западе, их все знают. Перечислять не будем, это куча электронной музыки: A-Ha, Duran Duran, Depeche Mode... Но слово ориентироваться не совсем точно подходит.

А. К. : - Когда вы говорите «ориентироваться», подразумеваете «подражать». Мы  просто слушали эту музыку, любили и сейчас слушаем. Как писалось, так и писалось — специально ничего не было.    

- В музыкальной тусовке держались особняком или общались с кем-то?

В. Н.: - Нет-нет, мы варились на одной сцене с очень многими коллективами, вплоть до попсы. Как с Гариком Сукачевым, так и с «Миражом» были на одной сцене. Как-то уживались.

Р. Р.: - Я могу сказать, что, на самом деле все как раз наоборот, нежели говорит Вова. Диаметрально противоположно. Дело в том, что рокеры нас считали попсовыми, а попсовики нас считали не пойми чем вообще. И мы на самом деле были достаточно «беловоронистой» группой.

А. К.: - Подведя некоторую черту под этим вопросом, скажу так: в то время мы заняли какую-то свою нишу и в ней до сих пор благополучно пребываем, и нам хорошо.

- А где вы, кстати, в то время брали инструменты?

Р. Р.: - Все с рук. Все народ привозил с Запада, потом перепродавал. А уж откуда они брали — сие неведомо.

«Электронная ниша осталась за нами»

- Ребята, чем было вызвано длительное молчание группы? Это действительно было единственным возможным вариантом? (Vika)

Р. Р.: - Никто не молчал на самом деле. История сложилась так, что сначала я в 93-м ушел из группы, потом Кахаев. Остался один Вова с Величковским (Леонид Величковский был клавишником «Технологии», потом продюсировал Ладу Дэнс — Прим. авт.).

А. К.: - Он взял флаг «Технологии» и нес его в одиночку.

Р. Р.: - Да, и, в общем-то, не молчал. Люди подходят иногда, говорят: «Ой, а куда вы пропали? Вас совсем не видно!» Я говорю: «Где нас не видно?» «Ну по телевизору...» «А нас потому и не видно, что для нас это не самоцель». Мы не лезем в телевизор: гробить силы, деньги и время ради того, чтобы «быть в  телевизоре» - зачем? Раздражают проекты из серии «Танцы с коровами на льду», где куча всяких знаменитостей. Если спросить у людей на улице, процентов 80 не вспомнит ни одной песни этой знаменитости, ни то, чем она занимается, кроме того, что катается с какой-то другой знаменитостю. Такой пиар нам не нужен. А на концертах и клубных площадках нас видно.

- Но это же признанный факт биографии «Технологии» — то, что вы разошлись и через десять лет воссоединились.   

Р. Р. : - Это скорее реклама. Десять лет молчания в том плане, что десять лет мы не выпускали ничего нового. А на концертах работали. Я выпускал пластинки сольно, как Роман Рябцев, Володя записал в 96-м альбом «Технологии» «Это война». Поэтому не десять лет мы молчали, а... семь. Просто десять — более красивое число.

- Но семь лет  - тоже большой срок, и музыкальная мода в стране за это время очень изменилась, как и поколения слушателей. Почему вы пошли на такой риск и снова воссоединились под маркой «Технология»? Ведь вы говорили в прессе, что заняты другими делами и не собираетесь ворошить прошлое.

Р. Р.: - Да, говорили, но мы непостоянны (участники группы смеются).

В. Н.: - На самом деле, мы воссоединились ровно потому, что были востребованы.

Р. Р.: - Пошла обратная связь, много людей призывали вернуться: от поклонников до звукозаписывающих лейблов. Решили попробовать.

- Не жалеете?

Р. Р.: - Нет.  

А. К.: - Очень часто бывает, что творческие люди меньше чем кто-либо ценят свой продукт. Думаешь, если тебе больше неинтересно, значит, никому неинтересно. А у людей это связано с каким-то периодом жизни, воспоминаниями, ностальгией, и по опросам людей в Интернете было принято решение, что есть смысл вернуться и тряхнуть стариной. В общем-то, о чем мы до сих пор не жалеем.

Р. Р.: - Чем мы и до сих пор трясем (смеются).

- Как вы считаете, удалось занять свою нишу на новой российской эстраде? (Дениска)

А. К.: - Я бы сформулировал по-другому: мы вернулись в нашу нишу, которую после ухода группы никто так и не занял. Она так и осталась нашей.

Р. Р.: - Молодая шпана, что сотрет нас с лица земли, так и не появилась, по большому счету. Вот есть они, новые коллективы, а вот есть мы.

- Ваш музыкальный стиль, звучание как-то изменились? (Иванова)

Р. Р.: Конечно. Вот сидят два изменяльщика основных — Алексей Савостин и Матвей Юдов.

Матвей Юдов: - Звук по любому не мог не измениться, потому что стали другими технологии, инструменты. Было бы странно, если бы мы делали все на тех же инструментах, что и в то время. Это не нужно ни нам, ни публике, в принципе. Возможности другие появились — как ими не воспользоваться?

Туалетная бумага «ушла» из багажа

- Вопрос вам как к старожилам росийской эстрады. Чем она, российская эстрада, отличается от себя же образца 93-го года? И что в ней осталось как прежде? (Milena)

Р. Р.: - Такой же, как прежде, осталась Алла Пугачева (музыканты смеются).

В. Н.: - Что нового? Наверное, более индустриальные масштабы все это приобрело.

Р. Р.: - Более цивилизованные, скажем так, взаимоотношения. Если в начале 90-х и понятия не было о таких вещах, как контракт, райдер, то сейчас... Мягко говоря, я понял, что в шоу-бизнесе начинает что-то меняться, - только не смейтесь — когда перестал возить с собой на гастроли рулон туалетной бумаги. И мыло. То есть, когда уровень работы с артистами дошел до того, что ты живешь в нормальной гостинице, где есть все туалетные принадлежности, где тебя кормят...

В. Н.: - Когда перестанешь возить с собой зубную щетку, вообще рай на Земле наступит! (музыканты смеются)

Р. Р.: - Шоу-бизнес сегодня становится именно бизнесом, потому что раньше все было самодеятельностью. Концертами занимались тетушки из филармонии, которые слабо представляли, что надо, либо какие-то бывшие бойкие комсомольцы, которые могли своровать деньги, бросить артистов на произвол судьбы. Неоднократно были жестокие ситуации, когда ты оказываешься в чужом городе без копейки денег, без обратных билетов, с исчезнувшими организаторами. Сейчас такого нет, слава Богу. То есть техническо-бытовая часть — самое сильное, что изменилось. С музыкальной точки зрения ничего почти не изменилось: стало просто по-другому звучать, а музыка все равно ходит по кругу. 

- В интервью музыканты «Технологии» признавались, что пишут песни для поп-групп, но не афишировали, для каких, чтобы не ассоциироваться с попсой. Как же вы тогда выступаете в Питере на «супердискотеке» с теми самыми поп-звездами? (Читатель)

Р. Р.:  - В нынешнем концерте не принимают участие те, кому я писал что-то. А насчет афишировать... Я не афишировал, в принципе, работу только с одним коллективом - там реально была тошнотная мерзота музыкального уровня ниже плинтуса. До сих пор мне, кстати, денег должны, отчего они становятся еще более мерзкими. А остальное я не скрывал никогда. Видимо, неправильно поняли читатели, потому что я особо никому не писал — занималося саундпродюсерством: записью, аранжировками, сведением и т.д. и т.п.

В. Н.: - Но ты же песни Сташевскому писал?

Р. Р.: - Сташевскому я написал три песни, все. Что же касается дискотеки...

А. К.: - Если людям нравится — почему бы и нет?

М. Ю.: - В чем проблема, я не понимаю? Мы что, оправдываться должны?

Р. Р.: - Проблема подобных шоу в эклектике и полном отсутствии режиссуры. Групы напиханы по принципу «абы че».

- Когда мы услышим новый альбом «Технологии»? (Марта)

Р. Р.: - У нас планируется несколько релизов, когда утрясутся некоторые формальности. Выйдет пара синглов, после них - альбом, который был записан бог знает когда. Он будет несколько сюрпризным, не совсем такой, какой все ожидают. В общем, напустил я туман? Просто с какого-то момента я зарекся называть точную дату, когда альбом выйдет...

М. Ю.:-  Потому что не выйдет.

Р. Р.: - Потому что говоришь четкие сроки, все срывается. Наверное, действует сглаз.

- До скольких лет планируете заниматься музыкой? (Андрюха)

«Технология»: - До 75-ти где-то в среднем, потом посмотрим. 

Р. Р.: - До тех пор, пока развивающийся артрит не будет мешать играть на клавишах и перебирать струны, а болезнь Альцгеймера не будет мешать помнить тексты...

 

  


 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах