249

Виктор Сухоруков: «Легко быть несчастным»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Аргументы и факты - Петербург 14/04/2010

В этом году исполняется 20 лет его первой картине «Бакенбарды», 10-летний юбилей отметит и знаменитый «Брат».

- "АиФ": Виктор, ты относишься к тем редким людям, которые всегда оптимистично настроены. Как тебе это удается?

- Виктор Сухоруков: Мне нравится нести внутри, и даже демонстрировать позитив. Это моя установка. Мы ведь живем тревожно, напряженно. А так хочется сосредоточиться не на проблемах, а на спокойствии, экономии физиологических ресурсов, которые, может быть, еще понадобятся в борьбе с болезнями. Я настолько к положительному настрою привык, что если мне плохо, сам удивляюсь.

Никогда себе не позволю «плакаться в жилетку», потому что понимаю: и другим бывает плохо, и у них такие же тяжести на плечах и в душе. Так что же я буду еще и свое навешивать? Не хочу напрягать мир. Несчастным быть легко, трудно быть счастливым!

Вера - первична

- "АиФ": Артисты часто жалуются на жизнь: не хватает славы, ролей, денег. У тебя разве нет такого комплекса?

- В.С.: У меня все складывается хорошо. Может, потому что запросы скромные? Работа есть, не болею, даже дача с огородом имеются - что еще надо? Но, будучи счастливым, я готовлю себя к той темноте, из которой вышел. «Путь наш во мраке», - говорит классик. Многие артисты, когда в луч славы попадут, земли под ногами не чуют - ослепление! А я смотрю реально. Сколько великих артистов было! И что с ними стало? Надо учиться у прошлого.

- "АиФ": Для этого нужен умный взгляд на мир. Ты его выработал?

- В.С.: Стал умнее, чем 20 лет назад, потому что, работая над ролями, вычитываю, выискиваю, выгребаю все, вплоть до дурных привычек персонажа, что тоже полезно. И еще умных людей слушаю, дискуссии - просвещаюсь.

- "АиФ": Насколько тебе помогает вера?

- В.С.: На эту тему у меня выработалась своя философия. Вера и религия - разные вещи. Религию можно назвать великой - космического изобретения - игрой. Вера - не игра, а состояние души. Для меня первична вера, и она мне помогает. А вот храм для меня - это только предмет, дорога в храм - только маршрут, разговор с батюшкой - только диалог. Я могу слушать, но не принять, не понять. Главное - не отрицать жизнь и ее испытания, а это можно только с верой.

- "АиФ": У русских людей не развито чувство собственного достоинства. Ты и его «выработал»?

- В.С.: Наше государство это чувство никогда не культивировало… Я родился плебеем, в городе Орехово-Зуево. Я и остаюсь плебеем. Но все-таки могу сказать: «Честь - имею!» Пьяницей-то я был, но я ведь одержал над собой победу. Одиннадцать лет «не употребляю», но есть куча людей, которые в это не верят. И столько же не верят, что я был пьяницей! Сегодня я одет-обут, чист, меня приглашают на разговоры из социально политических программ. Чувство собственного достоинства - это инстинкт самосохранения, это здоровье.

Эпохи и передышки

- "АиФ": У известных артистов есть агенты, которые занимаются их продвижением, а у тебя?

- В.С.: Агента нет и машины нет. Езжу в метро, а на дачу в Орехово-Зуево - на электричке. Причем мобильным телефоном в пути не пользуюсь. У меня даже Интернета нет.

Мне кажется, главное в жизни - собственное желание. Меня и в пионеры приняли «по собственному желанию», и в комсомол никто не звал - сам хотел. Я даже на свою первую кинороль - в «Бакенбардах» - сам напросился.

- "АиФ": Наверное, куда часто зовут, так это в благотворительные фонды?

- В.С.: Очень осторожно к ним отношусь. Удивляет, когда фонды имеют офисы, компьютеры, холодильники, штат с водителями. Зачем тебе водитель, если ты сиротам помогаешь или инвалидам? Пусть фондов будет больше! Но разобраться бы, кто болеет за родину, а кто играет и пляшет на ее теле?

- "АиФ": Недавно ты гастролировал в Петербурге со спектаклем «Игроки». Но он давнишний, а есть новые работы?

- В.С.: Сыграл царя Федора Иоанновича в театре имени Моссовета. В июне привезем спектакль в Питер.

- "АиФ": Федор Иоаннович - особенно по контрасту с отцом Иваном Грозным - мягкий правитель. Его ведь называли «блаженным»?

- В.С.: Все странные цари - мои. В кино сыграл Павла Первого. Царей-диктаторов, царей-циников пусть играют политики. Я много читал о «блаженном», и у одного ученого вычитал: «Правление Федора Иоанновича было передышкой для Руси перед Смутой». Оказывается, спокойно жить - это передышка! А когда головы летят, кровища льется, убивают, грабят, жгут - это эпохи, периоды!

- "АиФ": В Питере у тебя была беспокойная «эпоха», а теперь - «передышка»?

- В.С.: Питерская эпоха закончилась, но город остается родным, сердце за него болит. Вот ехал по Моховой, когда еще снег лежал, спрашиваю у водителя: «Почему улицы не убираете?» - «А нам за это не платят».

А ведь патриотизм - это любовь к городу, дому, соседям. Если же говорим: «Пусть они ломают, гадят, мне дела нет» - это беда. В Москве у меня, действительно, передышка. Иду по своему району, дворники, газетчица в киоске, цветочница - все со мной здороваются. И чувствую себя председателем колхоза, Виктором Ивановичем. Люди меня уважают - этого мне до следующей черной полосы хватит. Знаю, что обязательно придет время печали. А я к этому готов, поэтому сегодня - улыбаюсь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах