344

Ораниенбаум - позабытая сокровищница петербургской земли

Город под названием Ораниенбаум, что в переводе означает апельсиновое дерево, был когда-то подарен Петром I светлейшему князю герцогу Ижорскому Александру Даниловичу Меншикову. Со временем Ораниенбаум превратился в летнюю императорскую резиденцию, которая по своей роскоши не уступала другим пригородам столицы. Во время Великой Отечественной войны огромное значение в защите Ленинграда сыграл именно Ораниенбаумский плацдарм. Уникальность музейного комплекса Ораниенбаум в его подлинности. В отличие от других петербургских пригородов дворцы и парки Ораниенбаума не были захвачены и разрушены фашистами. Однако история распорядилась несправедливо: сегодня Ораниенбаум остается в тени других пригородных ансамблей северной столицы. О переменах, которые происходят в этом музейном комплексе в ходе его реставрации, рассказала заведующая филиалом «Ораниенбаум» ГМЗ «Петергоф» Наталья Бахарева.

«АиФ-Петербург»: - Наталья Юрьевна, в этом году Ораниенбаум стал победителем конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» и получил грант фонда В.Потанина для создания мультимедийной экспозиции. Что она будет из себя представлять?

Наталья Бахарева: - В следующем году должен открыться после реставрации Большой Меншиковский дворец. Сейчас мы работаем над концепцией его экспозиции. Предполагается, что в первом зале будет размещаться мультимедийная экспозиция, которая расскажет о формировании дворцово-паркового ансамбля Ораниенбаума и не только о нем, а вообще об освоении берега Финского залива и строительстве загородных резиденций на побережье.

«АиФ-Петербург»: - Можно немного поподробнее о технической стороне этого проекта?

Н.Б.: - Представьте, что мы с Вами входим в первый зал экспозиции. В зале нет экспонатов, в окнах дворца виден Финский залив и Кронштадт. Но вот свет в зале гаснет. Окна, на которые наклеена специальная пленка, становятся непрозрачными, вся стена превращается в единый экран, на котором появляется карта побережья Финского залива. Рассказывается история освоения Балтики в ходе Северной войны, возникновения крепости Кроншлот, резиденций в Стрельне, Петергофе, Ораниенбауме, формирования этих архитектурных ансамблей. Мы обращаемся к Стрельне, Петергофу, Кронштадту не случайно. Очень часто Ораниенбаум воспринимается сам по себе, изолированно. А ведь эти комплексы во многом композиционно схожи, созданные в одно время, они представляют собой единый исторический ансамбль.

Более подробно, конечно же, будет рассказано об истории формирования и развития ансамбля Ораниенбаума, важных исторических событиях, связанных с ним. Ораниенбаум был свидетелем взлета и падения Александра Даниловича Меншикова. В 1727 году юный император Петр II не приехал на освящение церкви Большого дворца, и это стало первым свидетельством опалы «полудержавного властелина». С Ораниенбаумом связаны события дворцового переворота 1762 года. Здесь Петр III подписал акт об отречении от престола.

По сути, экспозиция – это смена видовых гравюр, карт, исторических сюжетов, портретов. Реконструкции отдельных элементов ансамбля, которые сохранились не полностью, также будут выполнены в формате 3D. Существующий сегодня павильон «Катальной горки» ранее входил в состав грандиозного комплекса, включавшего галереи, скаты горы, протянувшиеся вдоль луга более чем на 500 метров. А когда мы стоим у дворца Петра III, не все могут вообразить масштаб крепости Петерштадт, частью которой этот дворец был. Представить себе первоначальный облик этих комплексов и помогут компьютерные реконструкции.

Однако надо понимать, что это вводная экспозиция, и мы не будем на ней представлять все, что мы знаем про Ораниенбаум. Ведь впереди у гостей посещение ансамбля, и они не могут провести целый час в одном зале. Наша задача кратко, емко, красочно, наглядно за 10 минут показать основные сюжеты.

«АиФ-Петербург»: - А как вы вообще относитесь к существующей сегодня (не только в музеях) тенденции отклонения в сторону развлекательности, визуального восприятия информации?

Н.Б.: - Я думаю, в этом нет ничего плохого. Во-первых, если мы хотим, чтобы в музей приходили школьники, студенты, мы должны учитывать, что это поколение, выросшее в эпоху компьютерных технологий, и это привычный, понятный им язык. Во-вторых, информационные киоски и программы, подобные той, о которой я только что говорила, во многом позволяют решить задачи, которые иначе мы решить не сможем. Мы не можем заставить весь музей макетами. Тем более, компьютерная программа в отличие от макета дает возможность увидеть элементы постепенного развития или, наоборот, разрушения ансамбля. А информационные киоски, например, содержат максимальное количество сведений о каждом экспонате, которые невозможно было бы разместить на этикетках, настенных аннотациях. Но здесь, как и в любом деле, требуется профессионализм, чтобы не превратить музей в парк развлечений и не «потерять» сам экспонат. Мультимедийные составляющие экспозиции должны привлекать внимание к памятнику, предмету, событию, а не отвлекать от него. Если все сделано профессионально, соблюден баланс между экспонатами «живыми» и виртуальными, то, думаю, в таких программах может быть только плюс.

«АиФ-Петербург»: - Наверное, первое, о чем вспоминают, когда говорят об Ораниенбауме, это его сокровищница – Стеклярусный кабинет. Быть может, после реставрации он станет эмблемой Ораниенбаума и достойным конкурентом Янтарной комнаты Екатерининского дворца?

Н.Б.: - Я не думаю, что такие шедевры должны конкурировать. Это уникальные памятники, их не следует сравнивать, пытаясь выяснить, какой из них вызывает больший интерес у посетителей. Думаю, что Стеклярусный кабинет, когда он вновь откроется после реставрации, станет еще одной «диковинкой», которая заставляет людей приезжать за десятки и даже сотни километров, выстаивать очереди, чтобы несколько минут полюбоваться на сказочно прекрасный зал, в реальность существования которого даже трудно поверить.

Уникальность Стеклярусного кабинета заключается в том, что стены его украшают двенадцать панно, вышитых перламутровым стеклярусом (маленькими стеклянными трубочками, нанизанными на нити) и синелью (то есть ворсистым шелком). На сверкающем стеклярусном фоне изображены экзотические птицы и растения, беседки и пагоды, вазы и гирлянды. Панно были заказаны Екатериной II специально для Китайского дворца. Их вышивали русские мастерицы под руководством бывшей актрисы французской труппы при русском дворе Мари де Шель. Раньше зал выглядел еще более сказочно: сверкающие стеклярусные панно на стенах, живописный плафон на перекрытии, зеркала и резную золоченую мебель дополнял великолепный мозаичный пол, набранный из плиток цветного стекла (смальты). Но в середине XIX века смальтовый пол заменили на паркетный.

Сейчас в Стеклярусном кабинете ведутся реставрационные работы. Реставрацию стеклярусных панно выполняют сотрудники лаборатории научной реставрации тканей Государственного Эрмитажа. К юбилею Ораниенбаума мы предполагаем открыть для посетителей несколько залов Китайского дворца, в том числе и Стеклярусный кабинет. А до этого панно можно будет увидеть на выставке в Эрмитаже.

«АиФ-Петербург»: - Ораниенбаум не входит в первое число пригородов, которые советуют посетить гостям города. Однако у него есть потенциал встать в один ряд с такими культурными и туристическими центрами, как Петергоф, Пушкин, Гатчина, Павловск.

Н.Б.: - Да, к сожалению, в течение многих лет Ораниенбауму не уделялось должного внимания. После войны все силы и средства были направлены на восстановление разрушенных ансамблей. Важно было возродить то, что, казалось, было утрачено навсегда. Поэтому сложилась ситуация, при которой сохранившийся ансамбль Ораниенбаума оказался в тени возрожденных из пепла дворцов и парков. И хотя Китайский дворец был открыт для посетителей сразу после войны, а спустя несколько лет можно было увидеть и другие павильоны и дворцы ораниенбаумского комплекса, о нем будто забыли. Безусловно, этому забвению способствовал и тот факт, что центральная часть ансамбля - Большой Меншиковский дворец не использовался как музей. И сейчас мы стараемся вернуть Ораниенбауму его историческое место в системе ансамблей окрестностей Санкт-Петербурга. Ведь Ораниенбаум - это уникальный ансамбль, потому что в пригородах он единственный не был разрушен во время войны. Сейчас в павильоне «Китайская кухня» проходит выставка «Спасенная красота», посвященная тем людям, которые защитили и сохранили для нас этот ансамбль. На выставке рассказывается о защите Ораниенбаумского плацдарма, о жизни города, об эвакуации музейных коллекций, а также об открытии после окончания войны Китайского дворца. Ведь когда все пригороды лежали в руинах, в Ораниенбауме уже работал музей! И сегодня перед нами стоит задача сохранить, вернуть к жизни подлинные элементы убранства дворцов XVIII столетия - паркеты, росписи, лепнину, резьбу. Именно в них ценность и уникальность музейного ансамбля Ораниенбаума.

«АиФ-Петербург»: - Вы пытаетесь воссоздать Ораниенбаум в его первоначальном виде?

Н.Б.: - В первоначальном виде воссоздать его невозможно. Ансамбль жил, развивался, изменялся, каждый владелец вносил что-то новое в соответствии со своими вкусами, статусом, модой эпохи. И мы должны сохранить эти исторические «наслоения», относиться к ним с не меньшим уважением, чем к первоначальным элементам.

Часть построек восстановить, увы, вообще никогда не удастся. В первую очередь, речь идет об объектах, утраченных еще в XIX веке. Мы бы все хотели увидеть Катальную горку с галереями и скатами. Но сделать это невозможно. Кататься на ней прекратили в начале XIX века, а разобрали в середине века. Мы не можем воссоздать и крепость Петерштадт, постройки которой постепенно исчезали на протяжении XIX столетия. Но здесь нам на помощь приходят технологии XXI века. В 1960-е годы для того, чтобы представить посетителям, как выглядела Катальная горка или Петерштадт, делали из картона их макеты. А сейчас у нас есть возможность с помощью компьютерных технологий воссоздать эти ансамбли. Например, мы работаем над проектом, который позволит совершить виртуальное путешествие в век XVIII: посетитель заходит в павильон Катальной горки и, сев в сани, съезжает по скатам горы, испытав те же ощущения от этого «полета», что и гости императрицы Екатерины II.

Еще у нас есть идея создания «Ораниенбаума в миниатюре», где будут воссозданы, но только в меньшем масштабе, элементы дворцово-паркового ансамбля XVIII века. Здесь можно будет уже не виртуально, а реально пройтись по улочкам Петерштадта, лабиринтам и аллеям сада, заглянуть в павильоны и беседки.

«АиФ-Петербург»: - А какие еще памятники, к сожалению, уже навсегда утрачены?

Н.Б.: - Наряду с Катальной горкой необходимо упомянуть крепость Петерштадт. Ведь когда-то это был целый военный городок, включающий в себя множество объектов: укрепленные стены, бастионы, цейхгаузы, жилые дома офицеров, дом коменданта, кирху и другие постройки. Помимо этого, как в любом ансамбле XVIII столетия, в парке Ораниенбаума находились многочисленные павильоны, беседки, фонтаны. Они были утрачены в XIX-ХХ веках. Но некоторые из них все же будут воссозданы. Например, Померанцевая оранжерея в Нижнем саду, здание оранжереи в комплексе Нижних домов.

«АиФ-Петербург»: - Завершатся ли основные реставрационные работы к 300-летнему юбилею города? И что сегодня уже открыто для посетителей?

Н.Б.: - Конечно, все работы в следующем году не закончатся. Реставрация будет продолжаться и дальше. Многие объекты еще ждут своей очереди. К юбилею мы должны завершить реставрацию нескольких залов Китайского дворца, предполагаем открыть экспозиции в Большом Меншиковском дворце, в том числе реализовать проект, о котором мы уже говорили, - создать мультимедийную вводную экспозицию.

Но музей не прекращает свою работу и сегодня. Для посетителей открыты дворец Петра III (он еще не закрывался на реставрацию), павильон «Каменное зало», где представлена парковая скульптура и скульптура, которая находилась во дворцах Ораниенбаума. В павильоне «Китайская кухня» работает выставка «Спасенная красота», где представлены экспонаты из собрания нашего музея, а также Краеведческого музея г. Ораниенбаума. У гостей парка есть возможность посетить павильон «Катальная горка». Его интерьеры пока закрыты, зато можно подняться на террасу второго этажа, где установлены подзорные трубы, и полюбоваться на Кронштадт. В выходные дни в парке звучит музыка – проходят концертные программы на открытых площадках и в павильоне «Каменное зало». Так что ансамбль продолжает жить и радушно принимает гостей.

«АиФ-Петербург»: - Любой архитектурно-парковый ансамбль – это живой организм, развивающийся, изменяющийся и в то же время хранящий память о своих владельцах. Что бы Вы пожелали Ораниенбауму, обратившись к нему перед предстоящим юбилеем, как к живому существу?

Н.Б.: - Если относиться к Ораниенбауму как к живому существу, то можно сказать, что сейчас он страдает от множества тяжелых болезней, и ему необходима помощь, поддержка, внимание. Мы стараемся вылечить его, вернуть к жизни. Поэтому хочется пожелать ему скорейшего выздоровления и дальнейшего процветания!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах