aif.ru counter
116

Вадим Фиссон: «Быть весёлым - полезно»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. Аргументы и факты - Петербург 14/09/2011

Всё эти годы в «Тресте» уверяют публику: «Лучше смеяться над нами, чем плакать над собой!» Театр объехал полмира, и везде на призыв откликаются охотно. Как сохранять оптимизм и весёлость - знает художественный руководитель и режиссёр «Комик-треста» Вадим Фиссон.

Сесть «мимо стула»

- Быть весёлым - полезно, - уверен Вадим. - Если всё вокруг - не так, как хотелось бы, а изменить не можешь - с юмором надо относиться, иначе печень будет болеть, желчь разольётся. Когда воспринимаешь жизнь иронично, это не даёт тебе возможности «нарастить жир», забронзоветь. Ныть незачем, в другую эпоху пожить, боюсь, не получится, спасибо за эту.

Мы в «Товариществе» - не жизнерадостные идиоты. Но считаю, что если говорить о том, что у тебя нет денег (к примеру), то лучше - с улыбкой.

- "АиФ-Петербург": Кстати, о деньгах. Крепость «Товарищества» они на прочность испытывали?

- Может, у нас не так много денег, чтобы нас испортить… Большими-то капиталами ещё себя не проверяли. В жизни одно тянет другое: если у тебя есть деньги, «Мазерати», начинаешь волноваться, не украдут ли, не нацарапают ли на авто расхожее слово... Много проблем появляется, за всё нужно платить здоровьем, свободой, даже - отказом от раздолбайства и лени.

А я слабо верю в творцов-трудоголиков. Творческий человек обязательно должен иногда лениться. Ведь если говорить по большому счёту, все мы на этой земле пешки, которым «сверху» что-то спускается в голову. И чтобы получить энергию, нужно иногда расслабиться.

- "АиФ-Петербург": Насколько реальная действительность влияет на ваши спектакли?

- В наших спектаклях нет злободневности. Вот почему мы над ними так долго думаем? Чтобы это были не только шутки, гэги, не просто сесть «мимо стула», а - «мимо стула в контексте мировой истории». Или - «в процессе осмысления судеб человечества» (улыбается). Мы придумываем аргументы.

Иногда случаются совпадения, которые даже не предполагали. Например, спектакль «Белая история» на фестивале в Эдинбурге почему-то восприняли как рассказ про принцессу Диану. В Германии решили, что мы «очень здорово австрияков поддели». В Италии - что это пародия на Берлускони. Если получается похоже на то, что происходит в мире, значит, мы правильно что-то угадали.

А ещё и предугадываем! Оранжевая революция в Украине произошла после того, как у нас в спектакле был «оранжевый финал». Украли идею! Так что не мы подстраиваемся под злободневность, а (скажу высокопарно) - злободневность подстраивается под нас.

- "АиФ-Петербург": В России вас лучше всего понимают?

- В России зритель и понимающий, и - верный. Хотя поначалу сам жанр спектаклей воспринимали не все. Помню, мы играли «Сэконд хэнд», вдруг из первого ряда встаёт дама и громогласно объявляет: «Меня обманули, это пантомима!» За двадцать лет язык спектаклей, а это смесь пантомимы, клоунады, драматического проживания, видеоарта и прочих новейших технологий, - стал публике понятен. Люди ведь многое узнали и увидели, больше готовы к экспериментам.

Но есть и другая сторона «знания»: недавно после спектакля «Полный рататуй» меня стала благодарить зрительница и неожиданно призналась, что боялась к нам идти. Почему?! Оказывается, все эти юмористические ТВ-программы отпугнули её от слова «комик». А мы-то двадцать лет назад считали, что такое название - бонус, люди будут знать, что у нас весело.

В России происходит «американизация» смеха. В своё время во Франции было движение против «макдональдсов». И хотя этих заведений всё равно становится больше, всегда будет часть народа, которая любит вкусную французскую еду. А у нас - свою, национальную.

20 лет спустя

- "АиФ-Петербург": «Товарищество» напоминает мне трёх мушкетёров: у вас как раз три артиста - Наташа Фиссон, Игорь Сладкевич, Николай Кычёв. А вы - главный, д’Артаньян. Но даже мушкетёры не служили двадцать лет бок о бок…

- Не зря же мы называемся «товарищество», а не театр.

Потому что люди сюда приходят не служить, а просто компания хорошая. И если даже мы перестанем заниматься творчеством, а начнём разливать подпольную водку, у нас тоже получится, с этими людьми приятно будет работать (улыбается).

В нашей творческой семье каждый знает, что не идеален. Но поди другого такого партнёра найди, другие-то ещё хуже! Поэтому - путь компромисса.

- "АиФ-Петербург": Стали такими мудрыми?

- Мудрость - это Платон с Сократом, а у нас - крестьянская сметка. Руководствуемся правильным законом: творчество у нас совместное, поэтому не боремся за то, что «это я придумал». И действительно, всё рождается в процессе: предлагаешь одно, а в итоге получается - третье, а то и десятое. Во все спектакли вложена энергия каждого.

У меня появилось такое определение свободы: это возможность зависеть от тех, от кого хочешь. У нас та свобода, которая называется привязанностью, взаимопониманием. Хотя я, наверное, идиллическую картинку рисую: случается, и ругаемся, и посуду бьём…

- "АиФ-Петербург": Как известно, Немирович-Данченко определил, что каждый театр живёт 25 лет. Не боитесь заглядывать в будущее?

- Значит, ещё пять впереди, надеемся, что и лучший спектакль там же. И хоть юбилей готовим - это будет первый, до этого ни одного не отмечали, - итоги-то подводить не хочется. Мы в пути. А знаете, чем путь отличается от дороги? Дорога - это количество километров или прожитых лет, а путь - качество.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах