231

Коронавирус против книг. Как пандемия сказалась на культуре чтения?

От привычки к чтению не так-то просто избавиться.
От привычки к чтению не так-то просто избавиться. freepik.com

23 апреля отмечается Всемирный день книг и авторского права. Однако во время пандемии книжный рынок пострадал одним из первых, и половина магазинов, торгующих печатной продукцией в Петербурге, находится на грани закрытия. Как это может сказаться на культуре чтения?

Почему плохие книги - это все равно хорошо? И стоит ли иметь в доме настоящую библиотеку, рассказал доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы СПбГУ, переводчик, прозаик Андрей Степанов.

Шедевров - единицы

Ольга Сальникова, SPB.AIF.RU: По данным магазина «Подписные издания», падение прибыли игроков на петербургском книжном рынке в среднем составляет 70-80%, и «ситуация катастрофическая». Коронавирус «добил» бумажные книги?

Андрей Степанов: Я очень хорошо помню, что лет 12 назад серьезные аналитики пророчили катастрофический спад - до нуля - всей книжной отрасли. Но если посмотреть статистику Книжной палаты за последние десять лет, ситуация покажется не такой уж страшной. Там ясно видны две тенденции: снижается общий тираж книжной продукции (и это плохо), но растет число названий (и это неплохо). То есть уменьшается число читателей, но более разнообразными становятся их интересы. Будем надеяться, что «ковид-падение» всех показателей - явление, во-первых, временное, а во-вторых, не отражающее всей сложной реальности: люди меньше выходят из дома и качают книги из интернета. Ну а книжные магазины - это не только торговые точки, но и интеллектуальные клубы. Если бы в Петербурге было побольше таких мест, как «Все свободны» или «Во весь голос», жизнь была бы интересней. «Буквоед», по-моему, не реализует свой потенциал клуба. В отличие от своих западных аналогов, таких как американский «Барнс энд Нобл», где в каждом из тысяч магазинов по всей стране ежедневно проходят какие-нибудь мероприятия и созданы комфортные условия для человека, который пришел на пару часов почитать. Думаю, модернизация книжных магазинов и библиотек - насущная задача, которую в первую очередь должны решать руководители книжной отрасли.

- Разве хорошо, когда много разных авторов, даже если некоторые из них производят на свет «шедевры» типа «Энергетическая клизма» или «Лечение водкой и вином» (реальные издания)?

- Я все же говорю о художественной литературе, а в ней, в отличие от нон-фикшн, качество очень трудно измерить. Книг, единодушно признаваемых шедеврами, в любую эпоху очень мало, буквально единицы, об остальных можно дискутировать сколько угодно. Поэтому разнообразие - несомненно, положительный тренд.

- Как вы считаете, насколько важно читать и приучать к этому детей? По-прежнему ли уровень интеллекта измеряется количеством прочитанного и наличием домашней библиотеки?

- В школьном образовании, как и на младших курсах университета, важно увлечь слушателей. Как это умеет делать, например, Дмитрий Быков, спасибо ему. Потом образуется привычка к чтению, от которой не так-то просто избавиться. А уровень интеллекта, если он вообще поддается измерению, - это количество бит усвоенной информации, неважно каким путем полученной. Давно известно, что интеллект бесписьменных народов не уступал интеллекту европейцев, просто они знали и умели другое. Перечитайте на этот счет хотя бы «Дерсу Узала» и попробуйте сравнить героя с Шерлоком Холмсом. Что касается домашней библиотеки, то людям моего поколения (как и всех предыдущих) она помогала приобрести привычку к чтению. Кроме того, в те времена было очень сложно достать хорошую книгу. Я помню, как мы ездили в застойные годы на книжный базар куда-то в Купчино, где в чистом поле на снегу сидели люди и продавали книги. Мне удалось купить томик Лорки - это было целое событие. У современных детей больше возможностей для разного приятного времяпрепровождения, а если понадобится, любой текст за минуту можно добыть из интернета. Естественно, книга теряет ценность, но если есть под рукой хорошее бумажное издание - это здорово. Иногда даже запах страниц имеет значение для рождения читателя.

Обидно за «Муму»

Ольга Сальникова, SPB.AIF.RU: В прошлом году дети составили антирейтинг школьной программы - произведения, которые, на их взгляд, нужно убрать. Первые места заняли «Война и мир» Толстого, «Тарас Бульба» Гоголя, «Муму» Тургенева, «Обломов» Гончарова и «Преступление и наказание» Достоевского. При этом школьники просят добавить больше современной зарубежной литературы, в частности, Гарри Поттера. Как вы оцениваете такие пожелания?

Андрей Степанов: Обидно за «Муму» - пропадет такой мем. Что касается толстых романов, то дети их никогда особенно не читали, спросите любого опытного учителя. Но зато благодаря школе они узнают о существовании этих книг, и потом некоторые прочтут Толстого и Достоевского уже взрослыми. Поэтому я бы оставил существующие списки литературы, рекомендуемые для школьников. Обязательность в этом случае не очень строгая. Ну не прочтут, как их за это накажут? Если таких списков не будет, возможно, и книгу в руки никто не возьмет. А «Гарри Поттер» - безусловно, великое произведение, дай бог, чтобы это дошло до школьных методистов.

- Часто мы читаем про скандалы из-за неудачных переводов книг. Так, вариант знаменитого произведения Сэлинджера, озаглавленный «Ловец на хлебном поле» (2008 год), вызвал со стороны читателей шквал критики в адрес Максима Немцова, который «извратил» и «уничтожил» любимый роман. Так действительно бывает?

- Старая школа была замечательной, но советским мастерам разрешали переводить далеко не все, и они не знали зарубежных реалий. Кроме того, любой перевод стареет. Поэтому перепереводы вполне оправданы, и чем их больше, тем разнообразнее выбор у читателя. В условиях свободной конкуренции победят более приспособленные к современным запросам, а потом их сменят другие. Главная проблема отечественных специалистов - низкий гонорар за перевод.

В США или Германии он может быть в 10-12 раз больше, чем в России, за ту же самую работу. Преодоление всех остальных проблем непереводимости - трудный, но веселый спорт, вроде бега в мешках с барьерами.

Русскую классику переводят и перепереводят постоянно. В любом магазине от Токио до Буэнос-Айреса можно найти наших классиков XIX века, а также Акунина и Пелевина - я проверял. За последние десятилетия весь первый ряд русской классики блестяще перевели заново Ричард Пивер и Лариса Волохонская. В переводах современной русской литературы есть признанный мастер - Эндрю Бромфилд. Недавно я познакомился с настоящим переводческим подвигом - наконец-то на английском появился роман Саши Соколова «Между собакой и волком» в переводе поляка (!) Александра Богуславского. Те, кто прочтет хотя бы первое предложение этого романа, поймет, о чем я говорю.

- Назовите лучшую и худшую книги, которые прочитали за последнее время.

- Лучшая - роман Джорджа Сондерса «Линкольн в бардо»: потрясающее сочетание факта и вымысла, скорби и юмора, надежды и отчаяния. Из молодых российских писателей мне очень нравится Кирилл Рябов, чьи произведения обладают теми же качествами, но написаны на современном российском материале. Плохие книги я обычно не дочитываю, поэтому выбрать среди них чемпиона не могу.

Фото: АиФ/ Вероника Такмовцева

Кстати: Пушкина каждый знает

В феврале 2021 года ВЦИОМ выяснил у россиян, каких поэтов они считают величайшими в мире. Первые три строчки заняли Пушкин, Лермонтов и Есенин. Однако в списке оказались и Лев Толстой (на 5-м месте), Достоевский (на 9-м), Гоголь, Чехов и Бунин, которые в основном знамениты своими прозаическими произведениями.

Также было предложено вспомнить авторов стихотворных строк. То, что «Ночь, улица, фонарь, аптека…» написал Блок, сказали лишь 28% опрошенных, еще меньше - 10% - вспомнили «Сжала руки под темной вуалью...» Ахматовой (19% думают, что это Есенин). Зато авторство Пушкина в стихотворении «Я помню чудное мгновенье» признали 89%.

Опрос проводился 7 февраля 2021 года среди 1600 респондентов в возрасте от 18 лет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах