480

Кто же из них - моряк?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аргументы и факты - Петербург 15/10/2014

«Дядя Миша»

Посмотрите на портрет слева - это Михаил Лермонтов. Справа, в знакомом всем гусарском ментике, тоже Михаил Лермонтов. Они - дальние родственники, оба служили в Гвардейском корпусе в Петербурге в ХIХ веке. Первый - Михаил Николаевич Лермонтов - участник Бородинского сражения, его имя вошло в историю битвы. Закончил свою жизнь в 1866 году в Петербурге в чине полного адмирала флота. Успел помимо сухопутных битв с армией Наполеона поучаствовать в морских сражениях с турецким флотом на Чёрном море и схватиться со шведским на Балтике, а позже - покомандовать в дальних походах фрегатами и линейными кораблями Императорского флота.

В январе 1837 года военная общественность столицы России обсуждала предстоящие торжества по случаю 25-летия Бородинского сражения. Возвращённый в гусарскую гвардию после дуэли с Барантом корнет Михаил Лермонтов-младший в дни рождественских праздников навещал знакомых в столице, и их встреча могла быть отчасти случайной… Капитан I ранга Михаил Лермонтов был старше корнета на 22 года и, естественно, тот мог обращаться к нему - «дядя». Корнет и задал вопрос ветерану Бородино: «Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спалённая пожаром, французу отдана?» А ответ «дяди Миши» мы до сих пор заучиваем в школе.

Правда, «лермонтоведы», хоть и признают, что черновик стихотворения «Бородино» был написан гением в январе 1837 года, убеждены, что два Михаила Лермонтова ну никак не могли встретиться в Петербурге. Хотя жили оба в одном городе, служили в одном Гвардейском корпусе, и гвардейско-дворянское население Петербурга в 1837 году не превышало нескольких тысяч человек. 

Другой Лермонтов

Ещё одна загадка в официальном «лермонтоведении» - авторство поэмы «Моряк». По официальной версии её сочинил в 1832 году абсолютно сухопутный 18-летний абитуриент Николаевского кавалерийского училища Михаил Юрьевич. Ещё не нюхавший пороху даже на дуэлях, а уж тем более не ходивший по морям, не лазавший по мачтам и реям…

И вот он якобы написал: «О детстве говорить не стану, я подарён был океану…», «…Сколько раз на корабле в опасный час, Когда летала смерть над нами…» Любопытно, что это произведение не только не включено в «обойму» обязательных для изучения творений Лермонтова, его не всегда включают в ПСС гения. Кстати, сама поэма впервые была напечатана в московском литературном альманахе «Раут» в 1851 году - рукописного подлинника её никто никогда в глаза не видел. Так что некоторые исследователи уверены, что поэма «Моряк» принадлежит перу адмирала Михаила Николаевича Лермонтова, принявшего командование над военно-морской базой в Свеаборге и нашедшего время для поэтического досуга.

Но если авторство адмирала относительно флотской поэмы вероятно на 99,9%, то как военно-морской историк и военный писатель ХIХ века он - персона абсолютно реальная! До сих пор не издана в России его рукопись, хранящаяся в РГА ВМФ. Полный адмирал флота в отставке Михаил Николаевич Лермонтов написал: «Очерк истории Гвардейского Экипажа от времени его формирования до 1830 года» - 502 листа, «Дополнительные материалы, комментарии к истории Морского Экипажа (Статья для истории Гвардейского Морского Экипажа в 1812 году)» - 90 листов и «Материалы по истории Гвардейского Экипажа» - 170 листов. Причём это не просто историческое исследование об истории воинской части, в которой автор служил с 1811-го по 1830-й годы. Это военные мемуары.

Так что вот вам ещё один писатель к 200-летию Михаила Лермонтова - Михаил Лермонтов. Только совсем другой! 

Державник и патриот

Герман САДУЛАЕВ, писатель: - Мне, как петербуржцу с чеченскими корнями, творчество Михаила Юрьевича особенно близко. Что читается в его романах и стихах? Прежде всего, глубокое уважение к мест-ному населению, его обычаям и культуре. Даже воюя с кавказцами, Лермонтов видел в них людей, а не их национальность, стремился понять эти народы. И эту его историю соприкосновения с культурой горной страны, прорастания в неё - можно назвать знаковой. Потому что то, как поэт относился к Кавказу, символизирует, прежде всего, и отношение русского дворянства в целом к малым народам. По большому счёту, в этом и было отличие Российской имперской политики от колонизаторского подхода к войне западных держав. Мы, россияне, никогда не уничтожали население на завоёванных территориях, не унижали человеческое достоинство, не загоняли людей в резервации, всегда относились к другим народам, как к имеющим право на существование, и уважали их право быть такими, какие они есть. Именно об этом - что нельзя сохранить собственную честь, издеваясь над врагом, унижая его, - писал Михаил Юрьевич в своих поэзии и прозе.

Но в то же время очень важно помнить, что Лермонтов был, в первую очередь, патриотом России. При всём трепетном отношении Лермонтова к стране гор классик оставался русским офицером. И отважно выполнял свой долг. В том числе, и в боях.

Особенно хочу отметить, что в моё время в школьную программу по изучению творчества Михаила Юрьевича входило стихотворение «Прощай, немытая Россия!». Уже тогда оно вызвало у меня недоумение. Уж больно не вязались презрительные строки

«Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ»

с образом Лермонтова - дворянина и патриота своей страны. «Лермонтоведы» всегда с осторожностью относились к этому стихотворению, а в сборниках, как правило, указывали, что оно «приписывается М. Ю. Лермонтову». Но сведений, указывающих на то, что строки принадлежали перу русского поэта, а тем более автографа под ними, нет. Сейчас практически доказано, что Лермонтов не имел никакого отношения к «антирусскому» стихотворению.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах