410

«Фильмы как под копирку». Создатель «Шерлока Холмса» - о современном кино

26 октября знаменитому режиссеру Игорю Масленникову, создавшему одну из лучших в мире экранизаций Шерлока Холмса, исполняется 90 лет. Как сегодня живет патриарх советского кино?

Накануне юбилея нам удалось пообщаться с Игорем Федоровичем. Правда, о своих работах он говорит неохотно. Куда больше его беспокоит, «что происходит вокруг». Куда ушло «кино для людей»? Мыслями о наболевшем сценарист, продюсер, педагог поделился с «АиФ».

Кто уродует русский язык?

Игорь Масленников: Я достиг того возрастного рубежа, когда появляется много времени для размышлений о жизни, и вот что меня заботит. Мне кажется, мы сейчас находимся на очень серьезном цивилизационном переломе. Из одной эпохи переходим в совершенно другую – цифровую. Новую и пока для нас неизведанную. Возьмем, например, то, что мне близко, – кино. Кинематограф всегда был соборным зрелищем. Люди приходили в кинотеатры, вместе плакали и смеялись, картины становились событием для целой страны, широко обсуждались. Сегодня человек идет по улице, у него гаджет, который умещается на ладони, и смотрит фильм. Что это?

Елена Данилевич, АиФ-Петербург: Это – новая жизнь, прогресс, который не остановить.

– Я тоже не предлагаю идти назад. Но вот у меня в книжных шкафах стоит бесконечный строй книг, томиков с богатейшим содержанием. В любой момент я могу к ним обратиться и знаю, что они меня ждут.

А если еще чего-то не прочитал – готов вернуться и открыть страницу. Казалось бы, то же самое с «цифрой», но это не так. Стоит выключить электричество, и вы окажетесь безоружными. Получается, какой-то владелец цифровой империи в одно мгновение может лишить всего миллионы людей! Это очень опасный процесс. Более того, он постоянно усиливается, поглощая человечество. Но кроме тревожных ощущений, вызванных беспокойством за происходящее, у меня есть и конкретные враги.

– Кто же эти недоброжелатели? В свое время на съемках фильма «Взятки гладки» вы говорили, что боретесь с капитализмом. А сейчас?

– Мои противники – деньги и английский язык. Прошу понять правильно. Я знаю английский, вместе с норвежцами снимал фильм «Под каменным небом» и прекрасно общался без переводчика. Поэтому мы говорим не о слоге Шекспира или Бернарда Шоу. Меня не устраивает, как английский проникает в наш быт и повседневность. Ломает родную речь, а фантастически богатый русский язык заменяет какими-то примитивными осколками. Сегодня, например, везде звучат «онлайн», «тренд». Хотя есть масса разнообразных русских слов, которые отражают все тонкости этих терминов. И так везде, во всех сферах нашей жизни.

Игорь Масленников, несмотря на свой почтенный возраст, хорошо держится
Игорь Масленников, несмотря на свой почтенный возраст, хорошо держится Фото: с сайта кинокомпании «Ленфильм»

Особенно «заражена» молодежь. Посмотрите – у них уже изменилась интонация разговора, появилась другая мелодика, не свойственная русской. Между тем о чистоте речи заботился еще Пушкин, хотя в детстве, а потом в лицее писал стихи по-французски. Помните его ироничное в «Евгении Онегине»: «Он знал довольно по-латыни,/Чтоб эпиграфы разбирать,/ Потолковать о Ювенале,/В конце письма поставить vale…»

Великий поэт оставил нам блестящий язык, который надо ценить, как драгоценность. А мы что делаем? У меня такое чувство, что некоторые молодые люди даже удовольствие получают, уродуя свое, родное.

Чем ударим по наживе?

– Согласна с вами. Но вот второй ваш враг – деньги. Да, часто они причина зла и несправедливости, однако как без них обойтись в современном мире?

– Раньше мы как-то стеснялись говорить о деньгах. Было неловко спросить, сколько заплатят, что мне положено. Я до сих пор не могу вести разговоры на эту тему. Между тем прибыль сегодня на первом месте. Все построено так, чтобы любой ценой получить выгоду, невзирая на способ и средства. Как я мог с этим бороться? Только своими картинами. Первыми стали «Письма к Эльзе». Это драма по сценарию Аркадия Высоцкого, сына Владимира Семеновича. История девушки, которую взял в жены богатей из новой породы появившихся бизнесменов. Через какое-то время олигарха в бандитской разборке застрелили, и девочка поплыла по течению, столкнувшись с лицемерием и предательством. Считаю, что это один из моих лучших фильмов (удостоен главных наград на фестивалях «Кинотавр», «Сталкер» и приза «Золотой павлин» МКФ в Индии (2002 г.). – Прим. авт.), хотя его прокатная судьба была сложной. Через два года ударил по барышу и наживе фильмом «Тимур и его коммандос». Ну а затем моим союзником в этой борьбе стал Александр Николаевич Островский.

– Как же великий драматург пришел вам на помощь?

– Он уже в середине XIX века тревожно встречал капитализм. Из его 48 пьес я выбрал три, где прослеживается тема денег, – «Волки и овцы», «Доходное место», «Свои люди – сочтемся». И успел, когда еще можно было снимать кино, сделать три экранизации: «Взятки гладки», «Русские деньги» и «Банкрот». Когда мы работали над текстом, поражались, насколько написанное Островским перекликается с сегодняшним днем – все злободневно, актуально. И тогда, и теперь процветают махинации с имуществом, подлоги, поддельные документы. В трагикомедии «Банкрот», снятой по пьесе «Свои люди – сочтемся», мы рассказали про столичных взяточников и коррупцию. Сейчас это называется «недружественным поглощением». Драматург как будто предвидел тысячи банкротств, разорений, которые два века спустя будут происходить в нашей стране.

– Из-за отсутствия средств вам пять лет не удается снять и «Зимнюю вишню-4». Хотя, как недавно призналась Лариса Удовиченко, артисты готовы работать уже и без денег. Только позовите. В этом году вы написали два открытых письма – «Стон» и «Зимняя дума Деда М…». Не помогло?

– Лариса летом приезжала в Петербург на фестиваль, была у меня дома… Нет, нужную сумму собрать не удалось, финансирования так и не дали. Кстати, все четыре «Вишни» входят в мой фронт, борьбу с денежным злом. Первая рассказывает о временах Брежнева, застое. Мужики тогда не знали, чем заняться, многие пьянствовали, бесконечно дымили в курилках. Вкалывали в основном женщины, причем по статистике половину незамужних в Советском Союзе составляли матери-одиночки. Главный посыл картины – мужское покаяние за то тяжелое время. Виталий Соломин сразу прочувствовал эту несостоятельность и замечательно сыграл метания и раздвоение личности.

Вторая «Вишня» отразила следующий шаг нашей эпохи – времена Горбачева, когда все затрещало и стало разваливаться на куски. И третья – приход Ельцина, 1990-е, когда народ от безысходности стал разбегаться в разные стороны. Кто в Америку, кто во Францию. Но наступили новые времена. Повзрослели дети Оли, героини Елены Сафоновой, которые в картине были еще маленькими. Причем они выросли за границей и сейчас возвращаются в Россию, чтобы здесь жить и работать…

Отчего фильмы, как под копирку?

– Можно узнать, чем они будут заниматься, как сложится их судьба?

– Сегодня в России дел хоть отбавляй. Мне нравятся наши руководители, которые стоят у руля. Они идут правильным путем. Продолжается активное строительство жилья и дорог, сельские жители, наконец, начинают получать газ. А сколько на улицах автомобилей?

У человека квартиры может не быть, а машина есть, потому что там он чувствует себя, как дома. Об этом как раз четвертая «Вишня», как сюда возвращается жизнь. Мой сценарий заканчивается фразой: «Вера, Надежда, Любовь и София – русским пора возвращаться в Россию». За пять лет предлагал его везде и всюду. Получил отказ. Видно, киноначальники заняты блокбастерами и всем тем хламом, которым забиты экраны.

– Может, написать новому министру культуры Ольге Любимовой? Знаю режиссеров, которых она поддержала, и сейчас они успешно снимают, ставят спектакли.

– Писал. К сожалению, министерство на наши просьбы не реагирует. Наверное, для них это мелкотемье, они живут другими категориями. Но ведь тот же «Ленфильм», где я проработал сорок лет, как раз знаменит не суперпроектами, а содержательными, вдумчивыми картинами. Мы все, Микаэлян, Авербах, Мельников, занимались мелкотемьем… Делали фильмы о жизни простых людей, и эти ленты пользовались успехом, зрители их ценили и любили. Но теперь такие картины не нужны. В целом идет, как мне кажется, процесс атомизации общества. Когда люди отдаляются друг от друга, замыкаются в своих ячейках. А человечество, наоборот, должно объединяться, дружить. И кино в этом может помочь.

– Но сегодня тоже немало хороших российских фильмов, которые мастерски сняты, пользуются популярностью. Десятки призов завоевали и работы ваших учеников.

– Большие, качественно сделанные картины есть. Однако преимущественно это ленты о войне, космосе или спорте. Часто слышу, что в кино кризис. Ничего подобного. На всех телеканалах едва не каждую неделю премьеры. Но это, знаете, какие фильмы? Если их разрезать на кусочки, а потом все пазлы смешать и сложить, снова получится картина, которую можно смотреть с любого места. Ничего не изменится. Ленты, как под копирку. А ведь кино – это искусство, индикатор нравственности. Поступок, как говорил мой учитель Григорий Михайлович Козинцев. Сегодня пропали душевное тепло мелодрамы, рассказ о жизни обычного человека. Большинство современных сюжетов в кинотеатрах и на телеэкранах окрашены в «кровавые», криминальные тона. А нужно, чтобы можно было поплакать и посмеяться, порадоваться или посочувствовать соседям. Но таких картин очень мало.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5


Самое интересное в регионах