aif.ru counter
3835

Пончик - это не пышка. Почему москвичи и петербуржцы говорят по-разному?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Аргументы и факты - Петербург 04/12/2019
Татьяна Меель / АиФ

Подходит к концу 2019-й, объявленный ООН Международным годом языков коренных народов. На территории России говорят на 151 наречии, однако подавляющее большинство граждан страны - свыше 95% - общаются на русском. Об особенностях речи жителей Москвы, Петербурга и других регионов страны рассказал историк, библиофил, кандидат филологических наук Макс Минин.

«Булошная и «бассэйн»

Ольга Сальникова, SPB.AIF.RU: В Европе - Италии, Испании, Франции - жители соседних регионов могут не понимать друг друга, поскольку наряду с единым «официальным» языком сильно развиты диалекты или даже существуют самостоятельные языки, как, например, в Каталонии. В России, в каком бы регионе вы не оказались, местная речь по большей части будет вам понятна. И, тем не менее, мы говорим по-разному. Почему так происходит?

Макс Минин: С одной стороны, русский язык прочно связывает нас, россиян. С другой - разделяет, точно указывая на особенности речи и давая понять, откуда собеседник родом. По всей России кто-то «гэкает», «окает», «шокает», «акает», «цокает», «чокает», «ыкает» и «якает».

Прокатившись от Питера (кстати, вполне приемлемое название Северной столицы) до Сочи, мы можем услышать разнообразные диалекты и фонетические особенности русского языка. Однако если с вами в поезде устроился коренной петербуржец - считайте, повезло, вы услышите абсолютную языковую норму, четкое проговаривание звуков, литературный стиль и никакого говора. Например, слова «булочная», «бассейн», «конечно» произносятся так же, как и пишутся. Однако москвичи норовят сказать «булошная», «бассэйн», «конешно»…

При этом «лексикон» двух столиц остается неизменным. Вспомним уже приевшиеся всем диалектизмы: парадные и подъезды, поребрики и бордюры, карточки и проездные, сахар и песок, хабарики (что верно) и бычки, труба и мобила…

Но давайте, например, остановимся на слове пышка, которая в Москве - пончик. Берем словарь Ожегова, и видим, что пончик - это круглый, жаренный в кипящем жире пирожок с вареньем или повидлом, а пышка - круглая булочка. Так что здесь петербуржцы правы. А вот столичное мороженое - «вафельный рожок» - безусловно, выигрывает в корректности формулировки по сравнению с абстрактным понятием «сахарная трубочка» в Петербурге. Московский вариант «курица и гречка» и петербургский «кура и греча» являются абсолютными синонимами. Хотя в Ленинграде, к слову, были в хождении оба варианта.

Фото: АиФ/ Вероника Такмовцева

«Чэбурэки и виыно»

- Почему, несмотря на географическую близость, лексика петербуржцев и москвичей исторически так отличается? Хотя, например, между столицей и Сибирью таких заметных различий нет.

- Дело в том, что в регионах остались «старомосковское произношение» и лексика, хотя сама Москва сейчас «исправилась» и вышла на нормы. Петербург же всегда отличался от других. Он был столицей, которая притягивала людей науки и культуры. Соответственно, образовалась элита, а с ней и статусный грамотный русский язык. Речевые обороты, отличный от других лексикон, книжная речь и риторика. В Москве «пошто», а у нас «зачем» - вот пример тех времен!

- А если говорить о юге России, где действительно очень колоритный язык?

- Кто всех понимает с полуслова, так это сочинцы, где замес «южного» говора безграничен: кубанский диалект, украинский язык, армянские юмор и идиомы, абхазские просторечия и сочинские панибратство и открытость, мягкость климата, паломничество со всей страны. Все это придает неповторимый колорит языку, который мы впитываем на отдыхе. Сразу предупрежу, что сочинцы больше всего обижаются, когда мы произносим - в «Сочах». Местные недооценивают, что, возможно, это и безграмотно, но зато с любовью!

«Коняк», «чьяча», «виыно», «чэбурэки», «чйурчхэлла» - именно в такой интерпретации в лабиринтах Адлера мы можем узнать, где продают драгоценные на отдыхе напитки и кушанья.

К слову, об анахроничном слове «кушать», которое вдруг захватило эпидемией все регионы и употребляется почем зря, без оглядки. Если вы не хотите прослыть невеждой, есть одно хитрое правило, говорите только - «кушать подано» и не ошибетесь. В остальном употребляйте слово «есть» и его синонимы.

Еще она отличительная черта - уменьшительно-ласкательная форма, присущая югу России и Уралу. На самом деле, она пришла в города из деревень, а там, в свою очередь, цепочка такой речи тянется еще со времен крепостного права. Коренные москвичи и петербуржцы никогда не скажут - детки, мамочки, донечка, сыночка, доча, дочурка.

Можно провести и аналогию в употреблении слов «дядя» и «тетя» по отношению к взрослым. Переселенцы в Москву послевоенного периода принесли традицию называть так всех посторонних. А ведь если вдуматься, то дяди и тети - исключительно родственники. Говорить на улице: «Посмотри, тетя идет» - фамильярно. Есть море синонимов. Только, умоляю, не «женщина». Это грубое, обидное обращение к любой даме. Я бы сказал «девушка», «дама», «барышня», «мадам», «милое создание» в конце концов. И раз мы заговорили о фамильярности, напомню: ни один москвич или петербуржец не будет тыкать, даже первоклашке. А вот на юге это норма, что скорее не амикошонство (бесцеремонное обращение), а просто люди хотят быть ближе и роднее.

Занятный случай по столкновению диалектов произошел со мной в Туапсе. Глядя искоса на нас с женой, милая девушка из Уфы не выдержала и спросила «А что у вас за странный говор?». Ленинградское чистое и четкое выговаривание звуков вызвало у нее удивление.

Чем вредна брань?

- Сегодня расстояние между Петербургом и Москвой можно преодолеть за считанные часы. Границы стираются. Отражается ли это на языке?

- Действительно, происходит стирание границ между Петербургом и Москвой, а значит, и языковые нормы меняются, но остаются приоритетными для страны. Сегодня в двух столицах каноны разговорной речи задают все же не коренные жители, а прибывшие со всех уголков нашей необъятной Родины. Например, когда в Москве в очереди слышу - «Вы крайний?», я точно знаю, что человек вырос не в златоглавой. Слово «крайний» в русском языке носит специфическое значение. Так, крайний есть в шеренге солдат. Употребляют это слово суеверные летчики и парашютисты - «крайний рейс или прыжок». А вот у очереди есть начало и конец, поэтому единственно правильно спросить: «Вы последний?».

Не скажет петербуржец слово «консерва», потому что его просто не существует - есть консервы. А в регионах это вполне приемлемый вариант. В Москве еще любят говорить «консэрвы».

Теперь о грустном. В последнее время стилистический уровень разговорной речи у нас снизился, грубость и просторечия слышны повсюду. Книжно-литературный стиль уходит в прошлое. В связи с низким словарным запасом в моду вошла обсценная лексика. Экспансия мата обуславливается просто - одним бранным словом можно заменить пять незнакомых литературных, а одним идиоматическим похабным выражением - целый абзац образцового литературного слога!

Пусть простит меня Шнур, но я считаю, что мат разлагает, влияет на здоровье, наносит вред окружающим. Хотя считаю Сергея высокоинтеллектуальным, образованным и начитанным человеком, а мат в его речи - скорее предмет пиара. Русский язык так разнообразен и велик! И наша задача - правильно им распорядиться и поражать богатством речи.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах