228

Реставрация или снос: можно ли вдохнуть в здание новую жизнь?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Аргументы и факты - Петербург 09/12/2020
Разрушающиеся объекты еще способны послужить городу и петербуржцам. Так, Новая Голландия из старого склада превратилась в достопримечательность, любимую всеми.
Разрушающиеся объекты еще способны послужить городу и петербуржцам. Так, Новая Голландия из старого склада превратилась в достопримечательность, любимую всеми. / Вероника Такмовцева / АиФ

В центре Петербурга практически каждый дом хранит историю, ведь многие здания возводились здесь еще в царской России. К сожалению, дома, как и люди, постепенно старятся, а некоторые - рушатся и умирают. Реставраторы пытаются сберечь исчезающую красоту, однако вдохнуть жизнь в строение не всегда возможно. При этом в городе найдется немало примеров, когда историческое здание значительно преобразили и сделали его излюбленным местом отдыха горожан.

Из склада - в модное пространство

«Один из последних примеров - Василеостровский рынок. Современный маркет с продуктовыми рядами и авторскими ресторанчиками открыли в 2019 году. Здание подверглось серьезной реставрации, на которую потратили немало средств. Но исторический облик сохранили, - говорит дизайнер Анна Филиппова. - Естественно, было бы проще и в разы дешевле реконструировать рынок, используя современные материалы. Но нам было принципиально сохранить мраморные стены, пол из гранитной крошки, своды, медальоны такими, какими их видели 50-70 лет назад. Во время нашей работы общественники приходили, наблюдали, следили за каждым шагом. И после реставрации мы можем показать общественности, что ничего не разрушили, а, напротив, восстановили рынок. Понятно, что работа с историческими домами должна проводиться по принципу «сберечь по максимуму», сохранить внешний облик». 

Еще один пример удачного воплощения современных идей в исторических пространствах - Новая Голландия, ставшая достопримечательностью. Еще в начале нулевых годов искусственный остров в сердце Северной столицы представлял из себя разрушающийся склад. При этом реконструкция пространства шла со скандалом - идея пришлась по душе не всем. Работы не могли начать более 10 лет из-за споров вокруг проекта. Остров горел, постройки ветшали, а проекты восстановления территории раз за разом блокировались градозащитниками. Теперь это современный парк с уникальной архитектурой, местами для отдыха, фотосессий. Здесь расположены десятки баров и ресторанов, каток, студии танцев и йоги, лекторий, магазины. Под современные нужды приспособили исторические здания, реставрация некоторых из них еще продолжается. При этом реконструкция пространства шла со скандалом - идея пришлась по душе не всем. Однако то, что сейчас Новая Голландия входит в топ-10 главных достопримечательностей города, в очередной раз доказывает: цепляться за старое и бояться пробовать новое - не всегда целесообразно.

Сопровождалась недовольством некоторых градозащитников и реставрация Никольских рядов на Садовой улице. В 2020 году двухэтажное здание в стиле классицизма отреставрировали, создав внутри гостиничный комплекс с ресторанами. Внутренний двор оснастили скамейками, качелями с мягкими подушками и отдали под проведение коворкингов, тематических фестивалей и ярмарок. 

А как работают в Европе?

К сожалению, все еще простаивает территория Конюшенного ведомства, где собирались создать креативное молодежное пространство. На глазах умирает завод «Красный треугольник» - в конце ноября у одного из исторических зданий обрушилась крыша. Делом занялась прокуратура. Перечислять объекты, которые ждут реставрации, можно долго. Однако не всем им суждено обрести вторую жизнь.

«Реставрация - это всегда большие деньги. Но инвесторы из города уходят, потому что в Петербурге подобные действия часто сопровождаются акциями протеста некоторых активистов, привлечением внимания, судами и т. д. Все это пугает строителей - и город остается без уникальных объектов, - говорит архитектор Рафаэль Даянов. - При этом никто же не предлагает сносить разрушающиеся исторические здания. Все понимают: объекты нужно максимально сохранять, чтобы затем приспособить для современного использования. А в основе работы с любым домом должны стоять безопасность, комфортность и функциональность. По такому же принципу работают архитекторы в Европе. Часто градозащитники как раз любят их приводить в пример - мол, посмотрите, на Западе историю оберегают. Но это рассчитано на людей несведущих - не понимающих, как действуют европейские реставраторы, а они используют весьма радикальные методы! Я лично видел, как реставрировали сгоревший театр в Барселоне и памятники в Венеции: в ход идет железобетон, потому что главное - обеспечить объекту долгую жизнь и сделать его безопасным для людей. В России работают иначе, сохраняя не только исторический облик, но и внутреннее содержание здания. Отказ от реставрации памятника - это позиция «пускай лучше сдохнет». К сожалению, у нас в городе и так умирает много красивейших зданий. Я как архитектор, как житель Петербурга болею за свой город и не могу с этой позицией согласиться. Надо сохранять объекты, делать городскую среду комфортной, привлекать инвесторов». 

Комментарий: оставьте оценку специалистам

Генеральный директор ООО «ЛенСтройУправление» Владимир Трушковский:

«Наша компания занимается экспертизой зданий, расположенных в историческом центре. С одной стороны, градозащитники правы, когда борются за сохранение тех или иных исторических зданий. Но нужно понимать, что иногда невозможно сохранить объект, потому что он в очень плохом состоянии. Осматривать дом и выносить вердикт о степени его изношенности должны только технические специалисты, архитекторы, инженеры. У Петербурга есть свои особенности, у нас определенная специфика грунтов - все это надо учитывать.

Жаль, когда общественность борется за объект, «спасает» его, а по итогам дом остается мертвым, разрушается на глазах. Хотя мог бы послужить на благо города. Новые гостиницы, кафе, общественные пространства, магазины - создать можно все что угодно, вдохнуть новую жизнь в дореволюционную постройку. Причем внешне здание сохранит свой облик, а инженеры оставят исторические конструкции. Кроме того, надо учитывать, что только одна реставрация, без создания условий для современного использования, - это очень затратно. Необходимо применять дифференцированный подход и разделять музейные объекты и объекты функциональные». 

Другое мнение: дождаться своего инвестора

Журналист, градозащитник Дмитрий Ратников:

«Не вижу ничего страшного в том, что здание вырывают из лап алчного инвестора, и оно остается заброшенным. Ставьте забор, консервируйте объект, чтобы туда не попадали криминальные личности. Рано или поздно бизнес проявит интерес к объекту, и позже его обязательно отремонтируют. Я не знаю ни одного примера, когда здание так долго ждало своего инвестора, что рухнуло.

Зато у нас множество примеров утраченных объектов, когда заброшенные здания передавали девелоперам: улица Мира, 36, Карповки, 27, несколько объектов на Петровском и Крестовском островах. То же Конюшенное ведомство лишилось дореволюционных флигелей во дворе. Неудивительно, что после этого поднимается общественность.

Кстати, политика последних лет показывает, что требования градозащитников помогают сохранить исторический облик города. Теперь здания не сносят, а ремонтируют.

Есть отличные примеры, когда бизнес помогал восстановить объекты. Например, Никольские ряды, Новую Голландию, дома на улице Шкапина, Лабутина, в Дмитровском переулке, на набережной Бумажного канала. Таких примеров десятки. Возможно, это первый шаг к тому, чтобы инвесторы изменили свой взгляд на историческую застройку Петербурга и не видели здесь только места под строительство 10-этажных зданий. А капитально ремонтировали то, что уже есть». 

По следам публикаций

«АиФ» уже не первый раз пишет на данную тему. Так, материал «Что пора защищать от общественников?» (№ 47), вызвал среди градозащитников большой резонанс. 

Группа активистов обвинила редакцию в непрофессионализме, устроив травлю автора в соцсетях. При этом статью интерпретировали так, как им удобно, вырывая фразы из контекста. «АиФ» никогда не призывал к сносу исторических зданий, а также всегда старается подавать информацию максимально взвешенно, дав слово каждому участнику конфликта. Поэтому, увидев на странице известного градозащитника Красимира Врански отзыв об «отвратительной заказной статье» и то, что «автор статейки Елена Банокина не может считаться журналистом и не должна работать в приличном СМИ», мы связались с ним и предоставили возможность высказать мнение на страницах нашего издания. Однако диалога не получилось. Выяснилось, что Красимир особо не вникал в материал, который критиковал.

«Я полностью перепечатал комментарий ребят - защитников ВНИИБа и других организаций. Насчет комментария - к ним, пожалуйста, я от них скопировал. И комментировать не хочу, - сказал он по телефону. - Там какая-то статья была плохая, что градозащитники плохие. По этому поводу, если хотите комментарии, возьмите у «Живого города». Их возмутило то, что было написано». 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах