(обновлено )
Примерное время чтения: 12 минут
5358

36 операций за раз. Что нового в деле петербурженки, умершей после пластики?

Сюжет Смерть пациентки после пластики в клинике "Абриелль"
Анна хотела всего лишь убрать
Анна хотела всего лишь убрать "брыли" на лице, но в результате процедур умерла. / семьи Федоровых / Из личного архива

История о смерти петербурженки Анны Фёдоровой после пластической операции получила продолжение. Выяснилось, что 47-летней женщине за один раз сделали более 30 различных операций. Дочь женщины Кира требует справедливого расследования дела и собрала целую группу бывших пациенток клиники, утверждающих, что их там изуродовали. Между тем, от новых клиентов у медучреждения отбоя нет. Подробности выяснил spb.aif.ru.

Все процедуры разом

18 октября исполнилось 40 дней, как не стало Анны Федоровой. Женщина умерла после пластической операции.

«Мама хотела сделать подтяжку лица, так как у нее опустилась кожа на нижней части лица, появились так называемые брыли, — рассказывает дочь погибшей Кира Фёдорова. Цена операции - около 300 тысяч рублей, но внезапно мама взяла в долг на работе еще 700 тыс. и 400 тысяч заняла у моей бабушки. И, никого не предупредив, подписала договор с клиникой «Абриелль» на сумму более 2,6 млн рублей. А ведь моя мама — максимально вменяемая женщина, ее никогда никто не разводил".

Анна Федорова.
Анна Федорова. Фото: Из личного архива/ семьи Федоровых

После операции в клинике пластической хирургии на Васильевском острове Анна Фёдорова общалась с родными по телефону. Но уже на следующий день женщина перестала выходить на связь. Родные пытались добиться ответа от врачей, но в клинике говорили, что она якобы отходит от операции, всё идет по плану.

Только вечером 8 сентября, за несколько часов до смерти, врачи «бодрым голосом» сказали родственникам, что Фёдорова находится «под кислородиком», и попросили не переживать. А утром она скончалась. Предположительно, от тромбоэмболии.

Родным главврач Левицкая сообщила о смерти Анны: «Вы же понимаете, мы сделали всё, что могли».

У погибшей остались двое детей — 18-летняя дочь Кира и 7-летний сын. Дочь Фёдоровой рассказала, что адвокат клиники предложил семье «оплатить расходы на похороны», чтобы закрыть дело. Однако семья хочет добиться уголовной ответственности для клиники и врача.

В операциях не нуждалась

На фотографиях Анна — привлекательная ухоженная женщина, которая выглядит естественно. Дочь говорит, она была активной, подтянутой, следила за своим питанием и режимом, увлекалась спортом, всегда участвовала в ежегодном забеге «Белые ночи», раз в полгода отправлялась на полумарафоны. При росте 165 сантиметров Фёдорова весила 57 кг. Поэтому о липосакции говорить, как минимум, странно, говорят родные. «Мама всегда смеялась над женщинами, которые себя излишне улучшали», — рассказывает Кира.

В ходе расследования выяснилось, что Анна заключила договор с клиникой 30 августа. Судя по предоставленными родными документами, ей сделали едва ли не все процедуры, которыми занимается клиника, включая липосакцию 23 (!) зон тела, а также липофилинг лба, бровей, висков, подбородка, вывернули губы (булхорн), сделали блефаропластику (пластика век) и абдоминопластику (живота) с переносом пупка, пластику лобка и поясничной области, закачалали собственный жир (процедура липолифтинг) в молочные железы и в ягодицы. Наконец радиочастотное омоложение спины, лица и шеи.  

И всё это за один раз! «Анне откачали 6 литров биологических жидкостей и тканей — безумное количество, столько никто не делает. У клиники это называется «пакетное предложение под один наркоз», — говорит брат скончавшейся пациентки Александр Фёдоров.

Родственники шокированы и убеждены, что на такое немыслимое количество операций и кредит женщину уговорили в клинике. Доктора ей посоветовала знакомая, ведь изначально Анна собиралась совсем к другому хирургу. Родные предали дело огласке, а после создали группу для других таких же жертв пластики. За сообщениями здесь следят почти 500 человек.

Некоторые пострадавшие вместе с Федоровыми направили свои жалобы на некачественно проведенные операции в Росздравнадзор. Медучреждение требуют проверить на соответствие лицензионным требованиям. Росздравнадзор ведет свою проверку. Но отметим, что "Абриелль" в 2019 год Арбитражный суд уже штрафовал на 50 000 рублей за нарушение лицензионных требований. Кроме того, в судах общей юрисдикции можно найти более десятка исков частных лиц к этой клинике по статьям о защите прав потребителей. В каких-то истцам отказали, какие-то удовлетворили, иные вернули заявителям без рассмотрения.

Судиться собирается и петербургский блогер Юлия Плотникова. Девушка хотела выглядеть чуть моложе, однако в итоге, считает она, в результате тотального преображения из нее сделали фрика — большие скулы и губы, рот после операции «булхорн» нормально не открывается. И спустя год после операции девушка жалуется на затрудненную мимику. "Красота" (фото ниже) обошлась ей в 500 тысяч рублей, остальное девушка должна была отработать рекламой клиники в соцсетях. Но порадовать подписчиков нечем. А вот владелица медучреждения и хирург, проводившая и ей операцию, и Анне Федоровой, считает, что услуга оказана качественно.

жертвы пластики, анна федорова, юлия плотникова
Блогер Юлия Плотникова после операции. Фото: кадр видео/ телеканал Рен ТВ

Почему клиника до сих пор работает?

После смерти Анны родные обратились в СК, Росздравнадзор и другие инстанции. Было изъято медицинское оборудование и опечатаны медицинские карты. Следственный комитет по Василеостровскому району возбудил уголовное дело по ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». По этой статье предусмотрено наказание от штрафа в 100 тысяч рублей до лишения свободы на срок до шести лет. Конкретных подозреваемых пока в деле нет, продолжается сложная медицинская экспертиза.

Ну а сама клиника продолжает работать. На официальной странице «Абриелль» «Вконтакте» выкладывают свежие видео хирургов, которые рассказывают подписчикам о своих операциях, методах работы и так далее. А некоторые из них замечают, что очередь из желающих — на месяц вперед.

«Если никаких подозреваемых в деле нет, соответственно, говорить об отстранении кого-то от работы невозможно. В законодательстве есть понятие „отстранение от должности“, но это относится больше к руководящему составу медорганизации, которое может повлиять на ход расследования. Врачей могут отстранить от работы только на основании судебного решения, и если есть в этом необходимость», — комментирует адвокат Юлия Казанцева.

Клиника и врачи работают, потому что никаких мер в отношении организации ещё не принято, расследование продолжается. Более того, по словам брата Анны Фёдоровой Александра, медучреждение сейчас работает «как не в себя», ведь им предстоит серьёзное судебное разбирательство.

«Мы ждём заключения судмедэкспертов, которые должны сказать, из-за чего наступила смерть. В клинике произошли два обыска у руководителя клиники Бурловой (Левицкой), изъяли медицинские истории больной. Мы считаем, что медицинская история Анны была переписана. При этом, к сожалению, деятельность учреждения не остановлена.

Глава Союза потребителей России и депутат Госдумы Пётр Шелищ изучил договор, который подписала Анна и обнаружил там огромное количество нарушений законодательства (копия его обращения в региональный Роспотребнадзор имеется в редакции). Получили большую помощь от петербургских депутатов, они направили запрос Бастрыкину, после чего он взял дело на личный контроль. Активно включилась Общественная палата РФ, она собирается созвать отдельное слушание по проблемам пластической хирургии в России после этого случая. Им предстоит разобраться, что делать с этой отраслью медицины в целом, потому что таких дел довольно много. В клиниках пластической хирургии умирают пациенты, остаются инвалидами девушки», — продолжает Александр Федоров.

Родственники не знают наверняка, получится ли призвать к ответу врача и клинику.

«В данном случае это не просто неоказание помощи, а сознательное неоказание, — уверен брат Анны. — Мы считаем, что главврач Левицкая не дала вовремя отвезти сестру в клинику центра экстренной медицины. Поэтому просто „усыпила“ Анну (ей вкололи снотворное), которая звала на помощь. Как сказала сама Левицкая, „ревела дельфином“ и мешала спать другим пациенткам, а врачам — работать».

Мнение эксперта

Пластический хирург Станислав Екимов считает, что объём операций явно был превышен и наркоз был довольно длительным.

«Суммарная площадь липосакции — 23 зоны — это много. Также был длительный наркоз. В эстетической медицине мы ведь выполняем операции не по жизненным показателям. Мы должны взять здорового человека и сделать его красивым без вреда здоровью. Все риски следует минимизировать во время проведения хирургических вмешательств. На операции мы берём только здоровых людей и поэтому так досконально обследуем пациентов. При малейшем подозрении отправляем на контроль к профильным специалистам — кардиологу, эндокринологу и другим докторам. И всё равно мы должны здраво оценивать нагрузку.

К примеру, эту операцию стоило разделить хотя бы на три этапа. Если заведомо планируется переливание крови, зачем делать такие объёмы липосакции, чтобы потом проводить не самую безопасную процедуру — переливание крови? Если можно чего-то избежать, не понимаю, зачем идти на это? Главное — безопасность пациента. И потом — 23 зоны, какое количество жировой ткани убрали? Нельзя убирать больше 5-7% от массы тела, иначе это повлечёт негативные последствия для гемостаза и всей системы организма», — считает эксперт.

Пока что предположительная причина смерти — тромбоэмболия. Возможно пациенту скрыть от доктора проблемы со здоровьем, ведь перед любой манипуляцией мы обычно сдаём анализы?

«Пациенты могут недоговаривать или не знать о проблеме, поэтому обязательная процедура на обследовании — УЗИ сосудов вен нижних конечностей, это делает флеболог. Если есть малейшие подозрения на тромбообразования, необходимо их убрать. Тромбоэмболия может появиться и у здорового человека, как во время операции, так и после неё. Никто от этого не застрахован. Но чем больше объём хирургического вмешательства, тем сильнее это провоцирует какие-либо осложнения. Когда идёт липосакция в таких больших объёмах, это ведь повреждение подкожной клетчатки, там может быть и жировая эмболия и много других вариантов риска», — комментирует хирург.

«Пятизвездочный отель»

Клиника «Абриелль» на сайте отзывов spb.napopravku.ru имеет не слишком высокий рейтинг — всего лишь 3,5 звезды. Однако за содержание пациентов и уход за ними, комфорт в палатах представитель клиники смело ставит себе пять звёзд: «Палата в клинике „Абриелль“ соответствует уровню 5-ти звездочного отеля: индивидуальные комплекты одежды, правильное и сбалансированное питание, комфортные кровати, которые трансформируются под ваши нужны, круглосуточное дежурство постовой медсестры и т.д.»

Довольные клиентки оставляют суховатые отзывы, в духе: всё понравилось, обслужили на высшем уровне. Насколько эти отзывы реальны, судить не беремся. Зато недовольные пациенты в подробностях себе не отказывают.

К слову, слоган клиники звучит так: «Меняем больше, чем тело. Вернём молодость и сохраним привлекательность на долгие годы!» А как насчёт жизни человека? Администрация клиники от комментариев отказалась.

Upd. Продолжение истории читайте здесь.

Upd2. Продолжение истории спустя два месяца после гибели пациентки читайте тут.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах