(обновлено )
Примерное время чтения: 8 минут
3553

«Я струсила, простите меня». Обвинение запросило 28 лет для Треповой

Сюжет Суд над террористкой Дарьей Треповой в Петербурге
Petrov Sergey/news.ru, / www.globallookpress.com

Судебный процесс по делу о теракте на Университетской набережной выходит на финишную прямую. 19 января в 1-м Западном окружном военном суде прокурор озвучила запрашиваемые сроки для Дарьи Треповой* и Дмитрия Касинцева (школьный репетитор, у которого Дарья скрывалась после теракта). Сторона защиты с таким наказанием не согласна.

Улыбалась, проезжая место ЧП

Традиционно слушания начались в 10 утра. Трепова была в хорошем расположении духа: что-то живо обсуждала с адвокатом Даниилом Берманом, делала пометки на листах бумаги, сшитых в папку. Но уже во время выступления прокурора настрой обвиняемой резко сменился — покачиваясь из стороны в сторону Дарья шевелила губами, словно пыталась комментировать приписываемые ей обвинения.

Обвинения действительно суровые — следователи посчитали, что Трепова действовала в составе организованной группы, прекрасно знала о бомбе и планируемом взрыве. Прокурор заявила, что Дарья после теракта не сразу отправилась на квартиру к Касинцеву, а сначала ездила по всему городу, четыре раза сменив такси. Причем, один из маршрутов был проложен как раз мимо места взрыва на Университетской набережной. А при виде следов разрушений в кафе водитель вслух отметил, что «там наверное что-то произошло», и при этих словах Трепова улыбнулась.

Версия Треповой о том, что она не знала о взрывчатке, тщательно проверялась и подтверждения не нашла, заявила прокурор. Гособвинитель зачитала доказательства, среди которых странные сообщения. Например, после взрыва Треповой писал некий Андрей: «Дякую за службу», а у подруги сохранилось сообщение от самой Даши со словами: «Меня подставили. Бомба была уже до этого там».

 Прокурор отметила, что у Треповой была цель дестабилизировать обстановку в стране, а в своих дневниках она писала об убийстве президента. Да и в целом «общественная опасность преступлений колоссальна».

Впервые на заседании озвучили и сумму 13 поданных исков — больше 31 миллиона рублей, а самый большой, в 15 миллионов рублей, от матери погибшего Владлена Татарского.

Подали иски и к Касинцеву — от него требуют 8,3 миллиона рублей. Оба обвиняемых — и Дарья и Дмитрий — не согласились с этими цифрами. Трепова сказала, что не признаёт иски, так как не признаёт вину, но «готова компенсировать всё в частном порядке, по решению суда». Касинцев и его адвокат настаивают, что Дмитрий и сам жертва, которого обманул его друг, отправив к нему Трепову.

«Не вижу, чтобы моё поведение причинило физические и моральные страдания потерпевшим», — заявил Дмитрий.

Прокурор попросил суд признать Дарью Трепову виновной и назначить ей наказание в виде 28 лет лишения свободы в ИК общего режима со штрафом 800 000 рублей. Дмитрию Касинцеву запрашивают год и 10 месяцев колонии общего режима.

«Также прошу изменить меру пресечения подсудимому с домашнего ареста на заключение под стражу до тех пор, пока приговор не вступит в силу», — сказала прокурор.

«Я струсила»

Слово дали потерпевшим. И если вдова Татарского от выступления отказалась, то остальные присутствующие буквально встали в очередь, чтобы высказаться. Монологи были эмоциональны: женщины срывались на крик, говоря о предательстве России, размышляли о христианском прощении и уверяли, что Дарья показывает плохой пример для своих ровесников.

«Людьми их сложно назвать», — заключила пострадавшая, имея ввиду не только Трепову, но и Касинцева.

Оскорбились и тем, что адвокат Треповой показывал на минувших заседаниях школьные грамоты и дипломы.

«Когда ты сделал это (принес статуэтку с бомбой, Прим.ред.), недостаточно пробурчать «извините», — возмущалась другая потерпевшая в толстовке с именем Татарского. — И то, что она хорошо училась в школе, и её грамоты за сбор макулатуры воспринимаются нами как издёвка! Это не школьница, а 26-летняя женщина».

Берман оправдывался — грамотами он хотел показать, что обвиняемая педантичная отличница, которая с детства желала получить одобрение матери. А потом ждала одобрения от тех, кто к ней проявил интерес — то есть украинских кураторов. Выходит, жертва.

«Мы, видимо, для Треповой были врагами, — высказался еще один пострадавший в теракте. — Её все действия связаны с желанием скрыться, а не помочь».

Выслушав все стороны, судья дал слово и самой Треповой. Та попросила перерыв в 15 минут, а после него, склонившись перед микрофоном, заговорила медленно и сбивчиво:

«Прежде всего, хочу обратиться к потерпевшим. Многие вещи, которые стоило проговорить ранее, я планировала оставить для последнего слова. Я хотела искренне попросить прощения.... насколько вы можете простить. Пожалуйста, не думайте, что я не оказала медицинскую помощь, потому что вы не заслуживаете. Я струсила. Может, это неправильно и некрасиво, но я так поступила... Мне, может, не всегда удаётся показать это эмоционально, но я искренне раскаиваюсь. Мне стыдно за то, как я вела себя после. У меня был выбор: поступить правильно и обратиться (в полицию, — Прим.ред.), вызвать помощь. Или себя спасти. Я выбрала второе. Надо было выкинуть эту статуэтку в Неву и пойти по своим делам. Тогда бы ничего не произошло».

Трепова говорила почти 15 минут. Ссылалась на показания своей подруги Миланы, потом заявила, что не согласна с проведенной экспертизой штатного психолога СКР Заковряжиной, на которую ссылается обвинение. И заявила, что Татарский буквально спас ее жизнь:

«Максим закрыл меня своим телом. Он повернулся боком и это меня спасло».

Место взрыва в кафе Петербурга, где погиб Татарский.
Место взрыва в кафе Петербурга, где погиб Татарский. Фото: АиФ-Петербург/ Григорий Тимченко

Не последнее заседание

Выступал и защитник Треповой Берман. Он говорил о том, что Дарья не знала ничего о бомбе и теракте, ссылаясь на ее нерациональное поведение до и после взрыва:

«Моя подзащитная не обладает опытом взрывотехники, чтобы сесть (рядом с взрывным устройством, — Прим.ред.) так, чтобы её не задело. Поразить должно было и ее. И кураторы это знали», — настаивал Берман и отмечал, что Трепова имела возможность сбежать до вручения статуэтки, но не сделала это. Гособвинитель парировала — она просто не могла пойти наперекор указаниям своих кураторов и поэтому осталась. А о бомбе знала.

По мнению Данила Бермана, действия его подзащитной квалифицированы неверно следствием.

«Прошу возобновить следствие. Вернуть дело на доследование из-за большого количества белых пятен в обвинении и дать другую оценку», — заявил адвокат.

Он добавил, если же суд всё-таки будет рассматривать дело по существующему обвинению, то запрашивает оправдательного приговора для Треповой по статьям 205 и 222.1 УК РФ (совершение теракт и оборот взрывчатых веществ). Что касается обвинения по статье 327 УК РФ (подделка документов) — признать подсудимую виновной и назначить наказание не более того, что она уже провела в СИЗО.

Что касается Дмитрия Касинцева, то его адвокат просит назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

Суд продолжится в понедельник, 22 января. Обвиняемым дадут сказать последнее слово.

*Росфинмониторинг внес Трепову в перечень экстремистов и террористов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах