aif.ru counter
Артем КУРТОВ 1658

Площадь Дистрофиков. «Осадная запись» профессора Александра Болдырева

Блокадники мечтали увековечить страшный период в названиях улиц.

1 мая 1942. «Окна ТАСС» на Елисеевском гастрономе, посвящённые Первомаю.
1 мая 1942. «Окна ТАСС» на Елисеевском гастрономе, посвящённые Первомаю. © / В. Федосеев / АиФ-Петербург

- «Осадная запись» учёного-востоковеда, профессора Александра Николаевича Болдырева, пожалуй, самый полный дневник, изобилующий массой подробностей из блокадной жизни ленинградский учёных - сотрудников Эрмитажа, Университета и других научных институтов. Всю блокаду автор провёл в Ленинграде, работал в Институте востоковедения главным библиотекарем Публичной библиотеки. Ежедневно он вёл записи - правдивые, неповторимые, изобилующие уникальными подробностями. 

13 декабря 1941

Кладбища завалены не зарытыми трупами. Родственники оставляют своих покойников просто на улице в темноте и убегают. Тогда попечение на себя берёт милиция. Грузовик, в котором мёртвые дети уложены штабелем. Сейчас умереть гораздо легче, чем похоронить. Верю в скорое окончание сих испытаний великих, народных.

15 декабря 1941

Крепчайший мороз. Трамваев никаких. Воздушных тревог нет. Хлебной прибавки, конечно, нет... Картина застывшего города с бесконечно чёрными потоками и ручейками людей по мостовым, улицам, панелям - потрясающа. Лошадей и машин почти нет. Вчера и сегодня лапа голода и уныния грязно легла на мой дом и осквернила его. Новое бедствие - управдом урезал порцию дров до 1 кубометра. Это на месяц. А потом?

30 марта 1942

Мороз небольшой, но крепкий, солнце. С утра дикий снежный буран, подсыпающий бедным нам всем, работающим на снегу. Как жестока природа в своей объективной слепоте.

Сегодня день страшной затраты силы при ничтожном питании с ничтожными результатами. Жуткий день. Таких дней можно выдержать 2-3, не более. С утра, коля дрова, отхватил себе солидный кусок мякоти на большом пальце левой руки. Потерял много крови. Пошёл в поликлинику, думая извлечь из этого хоть освобождение от работ, радуясь заранее. Но там такая свалка, такая ревущая, осаждающая толпа до ручки дошедших женщин, что не подступиться. Ушёл так. 

22 октября 1942

В Библиотеке Академии наук выдали 200 граммов табаку. Разделили с коллегой пополам, это капитально! Я уже стоял перед перспективой распечатывать энзейную пачку или бросать курить!

Случайно встретил характерного человека. Холостяк, научный работник, балетоман и эстет, работает на служащей карточке, коренной ленинградец и ни за что не хочет уезжать. Отказался от выгодного перевода в Москву: «Лучше впроголодь в родном городе!» Подходим к остановке, его трамвай уходит из-под носа. Я: «Бегите, догоните!» Он: «Признаться, ноги не позволяют». До такой степени! Вот это образец мужественного, чисто волевого преодоления физиологического, законнейшего порыва «есть-жить». Могучее неподчинение идеи животному гнёту. И ещё в месяц рублей на 100 покупает книг и весь в это погружён. Вот это человек!

28 августа 1943

Пасмурно. В сводке ничего нового нет. День прошёл под тяжёлым впечатлением отправки нашей библиотекарши на торфоразработки. Она дистрофичка 2-й степени, жалкое, нелепое существо. Старуха мать, 80 лет, только что вернувшаяся из больницы. Не помогли никакие шаги в поликлинике, слёзы у хрыча. А там, на торфе, 10 часов работы. Плохая кормёжка. Жестокий, лагерный режим. Грязь, всеобщая завшивленность. Кругом леса полны грибов и ягод, но собирать не дают - работай! - а после дня труда валятся с ног. Завтра ехать ей. Жестокость, бессмысленность.

16 января 1944

Пишу по окончании очередной совместной дровяной заготовки на всю неделю. Ох, нелегко даётся эта недельная теплота в нашей комнате! Обстрела не было с 7 января. Зато в ночь на 14-е началась канонада, достигшая к утру размеров необычайных. Всё ревело и сотрясалось без малейшего перерыва. Били корабли и на Неве, и на Невке, вышибая стёкла на всех прилежащих улицах. Надо полагать, производилось большое наступление. Чем оно кончилось? Во вчерашней сводке - «на остальных участках бои местного значения».

Улицы обратно переименованы: Невский, Садовая, Владимирский и т. д. Хотелось бы увековечить период блокады в названиях. Первые предложения таковы: площадь Дистрофиков, улица Белковой Массы, проспект Шрота. 

24 января 1944

Видимо, это и был последний обстрел Ленинграда в истории его осады немецко-фашистскими войсками. И последний возглас штаба противовоздушной обороны: «Артиллерийский обстрел района продолжается», который я слышал, был ровно в 4 часа ночи с 22 на 23 января 1944 года. Я проснулся, выслушал, взглянул на часы и немедленно заснул дальше. Уместно отметить, что при ночных обстрелах спится хуже, чем при ночных налётах. События грохочут: сегодня приказ о взятии Царского Села и Павловска... Говорят, прорыв осуществляли новые части. В них молодцы лет по 20, атлеты, лыжники, все только с автоматами. Пленных не берут, с неистовой яростью дробят прикладами, режут, душат. Хороший тон у них - чтобы белый маскхалат был побольше... залит пятнами вражеской крови.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?