47

Елена Топильская: «Всех судей — на стажировку в Страсбург!»

Именно Елена расследовала дело жестокого маньяка Игоря Иртышова, убившего более десяти маленьких мальчиков.

— Лена, — спрашивала я ее тогда, — а тебе не страшно? Ведь у тебя сын Глеб — ровесник тех замученных малышей?!

— Я следователь, — отвечала она спокойно, — это моя работа.

О чем молчит статистика

— Елена, как ты считаешь, почему мы настолько не защищены от всякого зла: маньяков, убийц, просто грабителей?

— Мне больно это говорить, потому что я знаю многих достойных работников милиции, бок о бок с ними работала много лет, но, к сожалению, наша страна — одна из немногих, где сотрудник милиции для граждан является не оплотом спокойствия, а источником опасности. Люди уже давно оказались один на один с преступностью, милиция нам не помощник, а скорее враг. По данным социологов, более 80% потерпевших даже не идут заявлять в милицию. Знают, что их там обхамят и выставят, не солоно хлебавши. А редкие исключения только подтверждают правило.

— Получается, что государственная статистика не знает о доброй половине преступлений?

— Вот именно. Латентная, незарегистрированная преступность тем и опасна, что невозможно бороться с невидимым врагом, не зная, как он выглядит и насколько силен.

— В последнее время чаще других на слуху дела о маньяках, нападающих на детей. Ты расследовала дело о «серийнике» Игоре Иртышове. Скажи, почему столько нездоровых изуверов появилось именно в последнее время?

— Мне кажется, что маньяков всегда хватало, просто сейчас о таких делах стали чаще сообщать средства массовой информации. Вот и складывается впечатление, что это какая-то зловещая серия.

Безнаказанность, конечно, способствует росту преступности, но угроза уголовного наказания может остановить преступника, действующего на основании холодного расчета. Если же речь идет об уроде, который выслеживает и убивает ребенка только для того, чтобы надругаться над ним, здесь логика отсутствует. Им управляют инстинкты.

Поэтому, услышав о громком процессе над каким-нибудь другим злодеем, он в лучшем случае просто затаится на время, но потом природа возьмет свое. Нужны серьезные программы по раскрытию и предупреждению таких преступлений в масштабе всей страны. А пока, к сожалению, они раскрываются чаще волей случая, без какой-либо методики. Я криминолог, и мне обидно, что разработанные учеными методики раскрытия преступлений не внедряются на практике. Следователи просто о них не знают.

— Что же, история нас ничему не учит?

— Между прочим, несколько лет назад я ознакомилась с архивом великого Кони в Пушкинском Доме и нашла там адресованное ему — в то время руководителю петербургской прокуратуры — письмо министра юстиции: он за голову хватался, сколько же присяжные выносят оправдательных приговоров. «Надо с этим что-то делать!» — взывал министр. Вам это ничего не напоминает?

Почти полтора века прошло, и вот снова присяжные оправдывают убийц и насильников, а общество кричит: плохие присяжные, надо что-то с ними делать. А может, просто будем лучше расследовать дела и подготовим государственных обвинителей, которые сумеют убедить присяжных? Да и не только в них дело.

Мы с адвокатами и мировыми судьями в мае были в Страсбурге, в Европейском суде по правам человека, присутствовали на процессе. Должна сказать — очень впечатляет. И воспитывает. С тех пор мечтаю: свозить бы в Европейский суд всех поголовно судей! Пусть бы увидели, что такое Закон с большой буквы. И поверили в то, что даже самые неважные, с их точки зрения, дела вполне могут оказаться на столе перед светилами европейской юриспруденции.

Творчество и магия

— Многих поклонников твоего творчества интересует: про Машу писать еще будешь?

— Да, похоже, Маша Швецова — мой крест на всю жизнь. До смешного доходит. В моем историческом детективе фигурирует оживший портрет фрейлины императрицы Елизаветы. Действие происходит в 1879 году, и на обложке книги — старинный портрет рыжеволосой женщины. Прихожу как-то в издательство, вижу книгу из дополнительного тиража, а на обложке вместо портрета фрейлины — фотографию Маши Швецовой!

— А зритель встретится с Машей в новых сериях «Тайн следствия»?

— В разгаре съемки седьмого, нового сезона. Команда уже сложившаяся, в режиссере и актерах я уверена. Немного волнуюсь только за молодую актрису Злату Ильченко (дочь Анны Ковальчук, играющая в сериале дочь Марии Швецовой), все-таки я ей слишком много текста написала. Но она девочка серьезная и ответственная, справится.

— Эта маленькая актриса рождалась в полном смысле слова на глазах у телезрителей. Документальные кадры родов вошли в одну из серий. С твоим сыном не так было?

— Упаси Боже! Хотя еще до своего появления на свет он со мной поездил по моргам да подвалам. Теперь утверждает, что это напрочь отшибло у него желание стать юристом.

— А что нас ждет в новых сериях?

— В двух словах. Прокуратура против черной магии: колдун бросает вызов следствию, и его заклятия начинают сбываться. Сексуальные домогательства начальников, оборотни…

— В погонах?

— Нет, в преступной среде. И еще в сериал вернутся некоторые старые герои: обаятельный стоматолог, его играет нынешний режиссер Михаил Вассербаум. Я уже предупредила Аню Ковальчук, что ей по сценарию придется лупить по щекам самого режиссера. Миша Вассербаум, правда, заявил, что пригласит дублера…

Снова на горизонте появится бывший Машин муж в исполнении Александра Чевычелова — у него будет возможность убедиться, что он был несправедлив к Маше. Триумфально вернется Алла Довлатова, играющая подругу Маши, она приедет на похороны своей свекрови и на кладбище наткнется на могильную плиту со своим собственным именем и фотографией…

Вместо лекций — сериал

— Ты как-то говорила, что многие твои герои списаны с твоих друзей и сослуживцев. Многое в положительных мужских образах и от твоего мужа…

— Мой муж — настоящий мужчина. Бывший начальник отдела по раскрытию убийств ГУВД Санкт-Петербурга подполковник милиции Максим Есаулов. Под этим псевдонимом его знают поклонники сериала «Ментовские войны», сценарий которого написан им и его соавтором Андреем Романовым на основе оперской практики.

— А где познакомились?

— На работе, где же еще?! На танцы ходить было некогда. Когда нам в ЗАГСе выдали свидетельство о браке со словами: «Вот ваш первый семейный документ», Макс пошутил: «Нет, нашим первым семейным документом было постановление о создании следственно-оперативной группы».

— Елена, ты преподаешь в юридическом вузе. Студенты с твоим творчеством знакомы?

— Даже больше, чем мне хотелось бы. Мой коллега, который читает им криминалистику, жаловался, что когда он им предлагает литературу по теме, они отмахиваются: «Мы лучше «Тайны следствия» посмотрим». Они криминалистику учат по этому сериалу!

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах