Примерное время чтения: 5 минут
150

Адвокат рассказал об институте банкротства после моратория

Санкт-Петербург, 23 декабря - АиФ-Петербург.

Октябрь принёс банкротным специалистам выход из полугодового простоя: закончилось действие Постановления Правительства РФ № 497 от 28 марта 2022 года «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами». Чем обернулась данная ситуация для банкротной сферы РФ, рассказал адвокат, старший партнер Александр Сакович, Председатель Правления МКА «МАГНЕТАР».

Мораторий продлился шесть месяцев, и это послужило причиной освещения текущего состояния дел в области несостоятельности со стороны СМИ. Однако, такое внимание прессы привело к довольно неожиданному эффекту: за массой опубликованных прогнозов, комментариев и ожиданий специалистов содержание темы несколько размылось и даже обросло некоторым количеством заблуждений.

Правительство заявляло, что целью введения банкротного моратория является предоставление должникам возможности справиться с текущими трудностями, найти новые источники дохода и укрепить финансовое положение, не закрывая бизнес и не увольняя сотрудников. Дало ли это положительный социально-экономический эффект? И насколько он вообще достижим такими методами? Полагаем, время для сколько-нибудь объективных выводов пока не пришло.

Однако для того, чтобы уяснить спектр правовых последствий моратория следует обратиться к ст. 9.1 127-ФЗ от 26 октября 2002 года «О несостоятельности (банкротстве)», которая определяет возможность введения моратория, а также раскрывает его содержание на весь срок его действия в отношении лиц-должников:

- обязанность по подаче заявления о собственном банкротстве приостанавливается, практически трансформируясь в право;

- не взыскивается имущество, являющееся предметом залога;

- приостанавливается исполнительное производство по имущественным требованиям, которые возникли до введения моратория, однако наложенные ранее аресты и иные ограничения в части распоряжения имуществом продолжают действовать;

- наступают последствия, предусмотренные абзацами №№5 и 7-10 п. 1 ст. 63 127-ФЗ, в частности, не исчисляются и не применяются финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих.

«В случае с последней категорией законодательных последствий подавляющее большинство экспертов, упускает из вида их широту, низводя суть моратория до временной заморозки инициирования банкротного процесса. При этом, объем возможных правовых последствий обширнее: от запрета на распределение и выплату дивидендов и прибыли до недопустимости зачета встречных однородных требований.

Значимость таких последствий для бизнеса высока, и не может оцениваться, как носящая положительный или даже приемлемый характер для всех лиц, подпадающих под действие моратория. Дело в том, что он в добровольно-заявительном порядке мог не применяться. Выйти из мораторного режима можно было путем внесения соответствующей записи о себе в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве. К этому необходимо добавить нормы закона, которые позволяют вводить должникам судебную рассрочку, а также устанавливают уточнения в вопросах сроков различных банкротных процедур», - комментирует ситуацию Александр Сакович, Председатель Правления МКА "МАГНЕТАР", адвокат, старший партнер.

По его словам, универсальный подход, позволяющий недобросовестным, но платежеспособным должникам воспользоваться возможностью не исполнять свои долговые обязательства в период моратория, оказался не до конца принят сообществом кредиторов. Также недовольство вызвало большое количество разночтений со стороны органов исполнительной и судебной власти. Дошло до того, что даже Верховный суд был вынужден официально (в письме от 09.06.2022) заявить, что обсуждает возможность дать дополнительные разъяснения по этой теме.

Мало того, в Госдуму РФ оперативно был внесен законопроект, направленный на корректировку пункта 3 ст. 9.1 127-ФЗ в части распространения моратория только на должников, которые обладают признаками банкротства, установленными данным законом. При этом исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория, должно было, по мнению законодателей, приостанавливаться не автоматически, а лишь при направлении заявления судебным приставам-исполнителям. Законопроект широко обсуждался, однако был впоследствии отклонён.

Отдельного упоминания заслуживает проблема, обозначенная в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 N 44 «О некоторых вопросах применения положений ст. 9.1 127-ФЗ». Суд указывает на то, что «лицо, на которое распространяется действие моратория, вправе заявить возражения об освобождении от уплаты неустойки и в том случае, если в суд не подавалось заявление о его банкротстве». «ВС также отмечает, что в случае, если ответчик в действительности не пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для введения моратория, то ссылки на эти обстоятельства являются проявлением недобросовестного поведения. В связи с этим, суд вправе удовлетворить иск о взыскании с него санкций полностью или частично. Другими словами, казалось бы, абсолютное освобождение от финансовых санкций на деле оказывается не столь однозначным», - говорит Александр Сакович.

Последний аспект относится к проблематике привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника (по основаниям ст. 61.11 и 61.12 127-ФЗ). Судебная практика исходит из того, что послабления, действующие в период моратория, могут расцениваться, как нарушение прав кредиторов, если будет доказано, что кредиторы были введены в заблуждение о реальном финансовом состоянии компании. «При этом необращение в период моратория (или непосредственно по его завершении) с заявлением о банкротстве контролируемой компании по основаниям, возникшим до введения моратория, может быть признано неосновательным. Таким образом, и вопросы применения субсидиарной ответственности применительно к периоду банкротного моратория не являются безнадежными, что даёт основания предполагать дальнейшее развитие банкротной практики в этом направлении», - заключает Председатель Правления МКА "МАГНЕТАР", адвокат, старший партнер Александр Сакович.

Таким образом, можно констатировать, что несмотря на прекращение моратория, вводившегося Правительством в очевидно благих целях, эхо его правовых последствий и порождённых им проблем в банкротной сфере будет преследовать нас еще очень долго. Несомненно, часть из них будет разрешена в ходе последующей судебной и правоприменительной практики, однако повышение градуса неопределенности и потенциальной конфликтности в и без того крайне чувствительной и процедурно сложной отрасли не позволяет оценить произошедшее мораторное событие как безусловно позитивное.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах