Примерное время чтения: 9 минут
699

«Это не психи». Блогер из Петербурга показала жизнь ПНИ изнутри

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Аргументы и факты - Петербург 15/12/2021
Ольга Смешнова / АиФ

О психо-неврологических учреждениях в обществе ходит дурная слава. Большей частью считается, что люди, которые содержатся там, в силу своих умственных возможностей не могут постоять за себя, и поэтому с ними не церемонятся. Блогер из Петербурга решила показать, что это не так, и каждый день борется со сложившимися стереотипами.

Петербурженка Ольга Смешнова ведет соцсети городского ПНИ (психо-неврологического интерната) № 9. Это небольшая группа ВКонтакте, Instagram, где уже более 17 тыс подписчиков, и тик-ток, набравший за несколько месяцев более 130 тысячи человек. На самом деле небывалые цифры для подобных заведений. На этих страницах Ольга показывает повседневную жизнь интерната, которая видится совсем иначе, чем принято считать. Так приходит понимание, что пациенты ПНИ - это не бесправные никому не нужные люди, а личности, ведущую понятную и вполне интересную жизнь. «АиФ» поговорил с Ольгой об интернате, его обитателях и о том, что все-таки не так в подобных заведениях.

 

Евгения Парникова, «АиФ-Петербург»​: Ольга, вы, наверное, единственный блогер, который рассказывает о жизни ПНИ в таком необычном ключе. Как вы пришли к такому подходу и как вообще попали на работу в интернат?

Ольга Смешнова: Меня взяли в интернат специалистом по информационным ресурсам сразу после декрета, у них как раз освободилась вакансия. Я никогда не работала в подобных учреждениях и была полна предубеждений. Думала, что там живут какие-то психи, начиталась в интернете, что нельзя поворачиваться к ним спиной. Представляла себе серые палаты, какие-то стоны, крики. И поэтому, когда пришла туда в первый раз, не сразу смогла понять, что происходит: ухоженная территория, стриженный газон, беседки, проживающие гуляют, общаются между собой, свободно ходят по коридорам. На третий день моей работы была поездка на экскурсию: веселой компанией с булками и бутербродами, песнями в автобусе. И тут я стала присматриваться к этим людям и поняла, что это не какая-то безликая масса, а личности. Вот, например, Борис Громов, очень серьезный и неразговорчивый. Но если рассказать ему политический анекдот, которые он очень любит, он сразу раскроется. Или Илья Тентлер, тактичный и деликатный от природы, наш стиляга, никогда не пойдет гулять без пиджака, и на каждый случай у него припасен особый галстук. Или Катя (фамилия) – бешеный оптимист, никогда не грустит и во всех ситуациях находит что-то хорошее. Все они интересные и разные и мне захотелось получше их узнать и рассказать их истории. Тогда же я посмотрела, как работают мои коллеги из других подобных госучреждений. И мне сразу не понравилось, что все их выкладки в социальные сети в основном похожи на отчет. Все официально и сухо. Например, в День матери просто выкладывается официальное поздравление. Почему бы не добавить личных историй, ведь у всех есть мамы? И жителям интерната тоже есть, что об этом рассказать. Вот так я пришла к идее показывать наш интернат в таком ключе: через людей, которые в нем обитают. Конечно, это произошло не быстро: более 800 пациентов, 12 отделений, понадобилось много времени, чтобы со всеми как следует познакомиться. Зато теперь я своя в доску. И теперь лелею большую мечту: снять документальный фильм о жизни нашего ПНИ, где будет рассказ про всю эту систему, про наших сотрудников и проживающих. Не короткие ролики, а полноценный метр. Но пока на это совсем нет времени.

 

- Ваша работа в чем-то схожа с деятельностью пресс-секретаря, все-таки вы официальный представитель госучреждения и было бы странно, если бы вы стали показывать жизнь интерната негативно. Сталкивались ли вы с тем, что вашим постам и роликам в соцсетях не верят?

- Конечно, я этого опасалась с самого начала. И действительно находятся хейтеры, которые пишут, что это показуха, обман. Но хороших, поддерживающих отзывов значительно больше. В нашем городе много милосердных людей, которые передают приветы, интересуются, на какой адрес выслать посылку. Некоторые подписчики становятся волонтерами. Например, есть молодой человек, который регулярно навещает одного из наших проживающих в 7-м отделении, они показывают друг другу ролики, общаются, ходят гулять. Еще есть девушка, которая приезжает к нам играть с пациентами в шахматы. Вообще к нам много людей приходит, приносят всякие вкусности к чаю, общаются, есть прям настоящие истории дружбы. Сейчас, конечно, эти визиты стали сложнее из-за пандемии, но гости все равно есть.

 

- Как вы считаете, откуда берутся дурные слухи, стереотипы о ПНИ? И так ли они беспочвенны?

- Людей больше привлекают «черные» истории. Возможно, где-то нехорошие ситуации действительно есть, я не знаю, как живут подобные учреждения в глубинках. Но я была в разных ПНИ Петербурга, у нас часто проходят совместные мероприятия. И видела, что и там ребята не заброшены, не скучают, у них активная интересная жизнь. В интернатах постоянно проходят какие-то мастер-классы, соревнования, конкурсы, поездки на экскурсии, пикники, к лошадкам, в парки аттракционов, музеи. Пальцев рук не хватит, чтобы все перечислить. Моя жизнь обычного человека не была такой насыщенной, как у этих ребят. У них есть телевизоры, гаджеты, личные страницы в соцсетях. У нашего Андрея (фамилия), который мастер на все руки, даже есть свой ютуб канал, где он рассказывает, как чинить различные устройства. В одном из местных ПНИ я видела парня со свежими татуировками, и он рассказал, что их делали по его эскизу. Некоторые из них самостоятельно выходят в город, совершают покупки, ходят в гости. Не все, конечно, но такие пациенты есть. Просто о таких вещах почему-то не рассказывают, а СМИ в основном пишут только плохие истории. Но дело в том, что посторонний человек и не сможет увидеть пациентов ПНИ так, как их теперь вижу я или другие наши сотрудники. Я давно с ними работаю и к каждому знаю ключик. Я понимаю, что многие из них, как дети, и если начать говорить с ними серьезно, это может их напугать, а если ласково – то сразу идут на контакт. Это очень похоже на поведение моей 6-летней дочери. Я уже знаю тех, кто в принципе не любит сниматься, и тех, кто всегда готов на камеру и спеть, и станцевать. И если мы пригласим к нам журналистов и соберем вот эту веселую компанию, нас скорее всего обвинят в показушничестве. А если подпустим их к тем, к кому нужен особый подход, то могут возникнуть истории о том, что здесь проживают забитые люди.

 

- Вам не казалось, что кто-то из проживающих в ПНИ на самом деле не должен там находиться? Есть мнение, что не все пациенты таких учреждений на самом деле соответствуют поставленным им диагнозам, и кого-то просто «упекли». 

- Это тоже стереотип. Когда я только начала знакомиться с ними, я тоже иногда удивлялась, почему таких разумных людей помещают в ПНИ. Например, у нас есть один мужчина, такой рассудительный, очень приятный и спокойный, слушает Фреда Меркьюри, которого я тоже очень люблю. У него три высших образования, между прочим, он мог бы быть моим любимым дедушкой, жить, как все, что он тут делает? Но однажды мы поехали на одно чаепитие, и при виде простого кипятка он страшно запаниковал и сразу поменялся в поведении. И тут я поняла, что случайных людей здесь нет. Мы не специалисты и не всегда можем увидеть болезнь, но если человек, пусть даже интересный и умный, находится в ПНИ, значит, у него есть психоневрологическое заболевание.

 

- По вашим роликам складывается такая «сладкая» жизнь в ПНИ, но не все же так хорошо, может, и у вас найдется ложечка дегтя?

- Может, не во всех сферах хватает персонала. Например, у нас всего один стоматологический кабинет, а пациентов очень много. В итоге и днем, и ночью у стоматолога кто-то сидит и все равно со всеми не успевают. Но самое главное, это то, что проживающие, конечно, скучают по своим домам. Да, многих навещают родственники, кого-то забирают погостить. Но есть и те, у кого вообще никого нет. И несмотря на активный досуг и внимание волонтеров, все равно у кого-то остается чувство одиночества. Есть и ситуации, когда проживающие хотят себе что-то купить, какие-то специфические вещи, например, штатив для фотоаппарата, велосипед, но не могут. Но это касается и обычных людей. Не все мы можем позволить себе иметь все, что захочется. Но я согласна, что ПНИ – это не 100% рай, ведь лучше дома ничего нет.

Фото: Ольга Смешнова

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах