Примерное время чтения: 9 минут
459

«Евротур» Петра I. Как русский царь впервые ощутил себя туристом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. Аргументы и факты - Петербург 12/10/2022 Сюжет Петру I - 350 лет
Подсмотренная система версальских фонтанов была усовершенствована в Петергофе.
Подсмотренная система версальских фонтанов была усовершенствована в Петергофе. / Вероника Такмовцева / АиФ

В начале октября 1717 года Петр Первый вернулся в Петербург из своего второго европейского турне. По сути, эту поездку можно считать первым туристическим путешествием русского монарха и его придворных – царь ездил на курорт поправить здоровье, а также посмотреть достопримечательности. Из поездки Петр вернулся с сувенирами, в том числе и с целой коллекцией диковинок, которая стала основой для создания Кунсткамеры.

С заботой о здоровье

Надо отметить, что до Петра Первого русские цари вообще никогда не ездили за границу. Покинуть святую Русь, отправившись в басурманские земли, для православного монарха считалось немыслимым. И это было одной из причин, почему в свое первое путешествие по Европе в составе Великого Посольства Петр Первый отправился инкогнито. Совсем иным по характеру оказался второй петровский тур по европейским странам, который продолжался почти два года – с января 1716-го по октябрь 1717 года. Русский царь посетил Польшу, Данию, Германию, Францию, Голландию, и везде он встречался с зарубежными монархами, обсуждая различные внешнеполитические вопросы.

И все-таки при внимательном взгляде на поездку создается ощущение, что не только государственные проблемы интересовали Петра – временами царь и его окружение вели себя как типичные туристы, выбравшиеся в отпуск. Чего стоят только те списки достопримечательностей, обязательных к посещению во Франции, которые собственноручно составлял Петр. Отказываться от их осмотра царь не соглашался даже ради встреч со знатнейшими персонами королевства – герцогов, в конце концов, много, а вот собор в Реймсе такой один.

Да и повод для заграничной поездки оказался в этот раз вполне житейский – доктора посоветовали Петру поправить здоровье на зарубежных курортах. В ноябре 1715 года, после буйного веселья в доме Апраксина в Петербурге, Петр так расхворался, что его даже причастили, как перед смертью. Царь встал на ноги через три дня, но врачи все-таки посоветовали ему съездить в Пирмонт близ Ганновера, к источникам минеральной воды. И этот город, равно как и бельгийский курортный Спа, целебные воды которого были известны еще древним римлянам, стали одними из основных точек в путешествии царя.

Петр Первый, как и полагается монарху, отправился в дорогу в окружении многочисленной свиты. Он уже не пытался выдать себя за корабельного мастера Петра Алексеева, а держался так, как и привык в России. Временами это приводило к казусам. Так, в Данциге царь вместе с тамошним бургомистром отправился на церковную службу. Во время проповеди по храму пополз сквозняк, и Петр, недолго думая, протянул руку, снял с бургомистра парик и надел его на себя. В конце службы он вернул парик с благодарностью. Позже изумленному чиновнику объяснили, что у себя дома Петр, когда у него мерзла голова, всегда одалживал парик у первого, кто подвернется, – а на сей раз под руку попался бургомистр.

Все включено!

Многочисленные придворные Петра тоже вели себя довольно свободно, тем более что, по тогдашнему международному этикету, расходы на прием иностранных государственных делегаций полностью брала на себя принимающая сторона. Когда Петр Первый решил посетить Францию, то ответственным за это посещение был назначен один из придворных французского короля, некий господин де Либуа. Он не только подготовил здания в Париже для размещения гостей из России, но и лично, вместе с французским почетным эскортом, отправился на встречу путешественников в Кале. «Первое же знакомство с русским характером оказалось для Либуа тяжким испытанием. Гости жаловались, что кареты, им предоставленные, никуда не годятся, швырялись деньгами направо и налево, а Либуа должен был оплатить все до последнего экю. В отчаянии он умолял парижские власти назначить царю со свитой жесткую ежедневную квоту расходов, а там пусть русские спорят между собой, как ее тратить», – рассказывает об обстоятельствах этого приема современный историк.

Урезать расходы французский двор отказался, и поэтому российские официальные лица продолжали с удовольствием предаваться излишествам за счет принимающей стороны. Когда Петр направился в Версаль, где для него были приготовлены королевские апартаменты, то «его русские спутники, поселившиеся в комнатах поблизости, прихватили с собой из Парижа целый цветник молодых веселых особ, которых поместили в бывших покоях благочестивой мадам де Ментенон. Как сообщал Сен-Симон, «Блуэн, комендант Версаля, был крайне шокирован подобным осквернением этого храма добродетели».

Франция на руках

При всем этом лично Петр Первый произвел на французов скорее приятное впечатление. Разумеется, русский царь не был знаком со всеми тонкостями тогдашнего этикета, но его очевидное дружелюбие и неподдельный интерес к устройству жизни во Франции искупал многое. Так, встреча Петра Первого с французским королем Людовиком XV стала, по сути, дипломатическим скандалом, который был истолкован в пользу русского монарха. Дело в том, что Людовику было всего-навсего 7 лет. Поэтому когда карета прибыла и король появился на ступеньках, то Петр шагнул навстречу, подхватил мальчишку на руки, поднял до своего роста и расцеловал. По легенде, в этот момент Петр произнес: «На моих руках вся Франция!» А после 15-минутной встречи, на которой с Петром говорили в основном придворные, русский царь вновь подхватил французского короля на руки и донес его до кареты. «Оправившись от шока, французы были поражены любезностью Петра и нежностью, которую он проявил к мальчику; ему удалось как-то незаметно подчеркнуть равенство их положения, несмотря на разницу в возрасте», – свидетельствовали очевидцы этих удивительных переговоров.

Скульптурная группа «Петр I с Людовиком XV на руках» была в 1899 году отлита в Париже по модели русского скульптора А. Бернштама. Во время войны памятник пропал, но 13 сентября 2005 года, на 300-летие Петергофа, копию памятника установили в Купеческой гавани.
Скульптурная группа «Петр I с Людовиком XV на руках» была в 1899 году отлита в Париже по модели русского скульптора А. Бернштама. Во время войны памятник пропал, но 13 сентября 2005 года, на 300-летие Петергофа, копию памятника установили в Купеческой гавани. Фото: АиФ/ Вероника Такмовцева

Петр и в дальнейшем избегал условностей – он наметил для себя огромный план осмотра достопримечательностей и попросил французскую сторону свести любые церемонии к минимуму. Единственное, на чем настояли французы, – приставить к царю специальный почетный эскорт из маршала Франции и восьми солдат королевской гвардии, а также выделить специальную карету. Петр согласился, но передвижения его были так стремительны, что гвардейцы иногда за ним просто не поспевали. Простаивала без дела и роскошная карета – для русского царя оказалось нормальным выскочить на улицу, перехватить первый же свободный экипаж и отправиться в поездку по интересующему его адресу. А таких мест оказалось много – Петр побывал и в Лувре, и в Версале (где подсмотрел систему фонтанов, превзойти которую сумел позже в Петергофе), и на монетном дворе. Посетил казармы и госпитали для солдат, бродил по верфям, посещал мельницы и мануфактуры, напрашивался в гости к частным коллекционерам.

К этому же времени относится и его знаменитая поездка в Реймс – рано утром Петр сумел в очередной раз улизнуть от эскорта и отправился в этот город, чтобы осмотреть собор, где веками короновались французские монархи. Там ему показали таинственный молитвенник, на котором короли приносили торжественную присягу. Таинственность книги заключалась в том, что она была написана загадочными письменами, непонятными для французов. Однако Петр без труда смог прочитать написанное – молитвенник был на церковнославянском, а привезла его во Францию еще в XI веке русская княжна Анна Ярославна, вышедшая замуж за короля Людовика I.

Кстати, поездка по стране подтолкнула Петра и к неожиданному политическому прогнозу – наблюдая за тем, как бедно живут французские крестьяне, и сравнивая это с той изысканной роскошью, которая окружала королевский двор, русский царь вслух усомнился, что такая политическая система способна долго продержаться. Его предсказание, как известно, сбылось – сын Людовика XV был свергнут в результате Великой французской революции.

Сувенир на память

Другой важной точкой на карте для царя стала любимая им Голландия. Здесь Петр Первый прикупил сувенир, сыгравший важную роль в истории музейного дела нашей страны, – он лично осмотрел частный музей коллекционера Альберта Себы, приобрел это собрание и перевез в Петербург, где оно стало основой для создания Кунсткамеры.

Еще одно отдаленное последствие «евротура» Петра Первого для России – окончательное решение о появлении в стране Академии Наук. Русский царь по итогам визита был выбран в Почетные члены французской Академии Наук, и, разумеется, после такого следовало создать аналогичное учреждение и в нашей стране.

Подписывайтесь на наш Телеграмм-канал  – https://t.me/aifspb. Обсудить публикации можно в нашей группе ВКонтакте – https://vk.com/aif_spb.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах