(обновлено )
Примерное время чтения: 9 минут
405

Капельница на швабре. Почему у пластики в России нет стандартов?

В Общественной палате РФ прошли слушания, посвящённые системным ошибкам в медицинских организациях, оказывающих платные услуги. В числе основных докладчиков выступили адвокаты семьи Анны Фёдоровой, погибшей в результате множественных операций в клинике «Абриелль». Между тем, клиника на днях снова открыла свои двери для пациентов. О том, что предлагают изменить в законодательстве, - в материале spb.aif.ru.

Оперирует санитар

В Общественной палата РФ прошло заседание, посвященное недостаткам оказания медопомощи в медучреждениях страны: как частных, так и государственных. Пока есть пробелы в законе, по всей стране пациенты продолжают умирать в операционных или оставлять там своё здоровье.

На встрече побывала адвокат семьи Анны Федоровой Ольга Зиновьева, которая рассказала о том, что происходит в сфере пластической хирургии. Так, за последние 4 месяца в Петербурге было три достаточно ярких и показательных решения, связанных  с пластической хирургией.

В одном случае до операции допустили человека без медицинского образования, который был трудоустроен в клинику санитаром. Это студент 3 курса Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова. Сама клиника, где он работал санитаром, не имела лицензии на осуществление пластических операций. Пациенке делали операцию на лице и результат оказался катастрофическим.

Вторая громкая история уже завершилась обвинительным приговором 14 декабря прошлого года. Василеостровский районный суд признал виновными в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших смерть человека, Гурама Папиашвили и анестезиолога Сергея Копцова. Кроме того, Папиашвили ответил и за незаконное приобретение и хранение наркотических средств в крупном размере. Доктор получил 9 лет в колонии общего режима с запретом на право осуществления медицинской деятельности сроком на 2,5 года. Анестезиолог отделался 5 годами условно с испытательным сроком на 5 лет также с запретом на право осуществления медицинской деятельности сроком на 2,5 года. Они заплатят по 4 млн рублей каждому из двух сыновей погибшей женщины.

В этой трагичной истории Ольга Зиновьева также представляла потерпевшую сторону. Исходом адвокат довольна. Отметим, что это дело длилось три с половиной года.

«В этом случае был врач, имеющий сертификат пластического хирурга, тем не менее оперировал в совершенно омерзительных условиях, с постановкой капельницы на швабре. Его пациентка погибла, его поместили под стражу, и он будет жить в приемлемых для человека условиях. Явно более безопасных, чем те условия, которые он организовал своей погибшей пациентке, — говорит Ольга Владимировна. — В случае с Анной Федоровой — вроде бы и клиника с лицензией, и врач обученный, тем не менее, сыграла роль продажа большого числа оперативных вмешательств. В случае с Анной Фёдоровой довлел безусловный коммерческий интерес клиники».

Если некая пациентка просит сделать ей множество операций, хочет за сутки преобразиться, врач всё равно обязан оценивать риски и ни в коем случае за все операции не браться. Однако петербурженке Анне Фёдоровой выполнили недопустимое число операций (более 30 практически на всех частях тела. - Прим.ред)., после чего она скончалась из-за кровопотери. Этого с ней не должно было случиться вообще: человек поступил в клинику не в состоянии острой тяжёлой травмы после ДТП или пулевого ранения, а пришёл здоровым. В данном случае тяжёлая травма нанесена руками хирурга, считает представитель потерпевшей стороны.

Проверки стоит возобновить

По инициативе правительства РФ в стране всё ещё длится мораторий на плановые проверки малого и среднего бизнеса, который действует с марта 2022 года. Ольга Зиновьева предложила пересмотреть подход и вернуть плановые проверки для коммерческих медицинских организаций.

«Раньше бизнес прекрасно переживал проверки, до 2022 года они шли по графику, их согласовывала прокуратура, клиники были к ним готовы. Это позволяло бы профилактировать самые одиозные случаи, — считает адвокат. — Тот объём услуг, который был выполнен в „Абриелль“, привёл к смерти пациентки из-за недооценки рисков симультанных (сочетанных) операций. И эти услуги в клиниках продаются. Речь не о том, что пришла конкретно Фёдорова и ей навязали операций на два с половиной миллиона рублей. У клиники бизнес-подход: они продают большие симультанные операции и считают, что это нормально. Рано или поздно кто-то из пациенток обязательно бы погиб. К великой трагедии Фёдоровых, такая доля выпала Анне».

Погибшая пациентка Анна Федорова.
Погибшая пациентка Анна Федорова. Фото: Из личного архива семьи Федоровых

Предложение команды петербургских юристов вызвало большой отклик у комиссии Общественной палаты относительно регулирования рекламы услуг в интернете. Они предложили ввести плановые мониторинги социальных сетей и рекламы в Сети, потому что, несмотря на ужесточение законодательства о рекламе, она продолжает наносить вред людям. Стоит проверять не только соблюдение норм закона, но и содержание этих рекламных сообщений. Уже стало классикой, когда женщины находят врачей в соцсетях. Но любой человек может присвоить чужие кейсы «до» и «после». Нужен мониторинг федеральной антимонопольной службы или внеплановые проверки, связанные с реакцией на жалобы такого рода от граждан. Подвижки по контролю за недобросовестной рекламе в соцсетях и в интернете в целом уже есть.

Я хирург, я так вижу

Юристы полагают, что остро назрела необходимость создания клинических рекомендаций по профилю пластической хирургии. Сейчас их нет.

«Это недопустимо, когда у нас пластические хирурги делают, что хотят, а потом говорят: „У нас нет стандартов, мы художники“. В первую очередь, это хирургия, и если в обычной - под сотню стандартов, то в пластике нет ни одного. Минздрав не может их написать сам, стандарты пишутся профильными ассоциациями. Пластические хирурги в России прекрасные, научные подходы в этой отрасли выработаны, поэтому никаких препятствий нет, кроме как сесть и сделать, обсудить в научном кругу и утвердить в установленном порядке», — говорит Ольга Зиновьева.

Общественная палата запротоколировала рекомендации, далее все профильные ведомства и организации, которым эти рекомендации будут предложены, должны их рассмотреть. Если они совпадут с оценкой реальности, их реализуют.

А что с Левицкой?

Тем временем семья Анны Фёдоровой готовит в рамках уголовного процесса три гражданских иска в адрес главврача клиники "Абриелль" Марии Левицкой. В деле трое потерпевших. Мать Анны требует компенсировать ей моральный вред в результате смерти близкого человека, возместить расходы на погребение, которые она понесла. Несовершеннолетний сын погибшей имеет право также на компенсацию морального вреда, а также вреда, связанного с потерей кормильца. Аналогичные требования выдвигает и старшая дочь-студентка. Девушка учится очно в вузе.

Остальные пострадавшие от клиники «Абриелль» в стороне не останутся. Однако, коллективный иск невозможен.

«Если пациенты имеют претензии к клинике „Абриелль“ или к Левицкой лично, у них разные договоры, разные сроки выполнения операций и разные операции. Отсюда следует, что люди могут подать отдельные исковые требования, а коллективный иск в данном случае суд рассматривать не будет. Сейчас идет предварительная правовая оценка, исковые заявления после этого сформируют и также направят в суд. Работа уже ведётся», — объяснила Ольга Зиновьева.

Напомним, Мария Левицкая находится под домашним арестом до 12 февраля. Мера пресечения также в силе и, вероятно, её продлят вслед за продлением сроков производства по уголовному делу. Предельный срок пребывания на домашнем аресте — один год, но адвокаты полагают, что к тому времени уже начнётся суд. Spb.aif.ru продолжает следить за ходом расследования.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах