Примерное время чтения: 9 минут
262

Операции делает робот? Как в здравоохранении работают вместе машина и врач

Петр Яблонский - хирург с мировым именем. Первым в России выполнил сложнейшую операцию по трансплантации лёгких.
Петр Яблонский - хирург с мировым именем. Первым в России выполнил сложнейшую операцию по трансплантации лёгких. фото предоставлено НИИ фтизиопульмонологии Минздрава РФ

Широкое применение новых технологий в здравоохранении обязано сочетаться с милосердием к человеку. А сфера обязанностей врача гораздо шире, чем просто оказание помощи пациенту. Важнейший вопрос к будущему медику - умеешь ли ты сострадать?

В этом убежден директор НИИ фтизиопульмонологии, декан медицинского факультета СПбГУ, заслуженный врач РФ Петр Яблонский. Недавно ему было присвоено звание Почетный гражданин Санкт-Петербурга.

Прошли через испытания

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Петр Казимирович, ранее вы говорили, что многие доктора и система здравоохранения оказались не готовы к встрече с опасной болезнью. Насколько изменилась ситуация?

Петр Яблонский: За последние полтора года произошли большие изменения. Мы окрепли психологически, многому научились, закалились, наконец. Теперь все отработано до мелочей: как выявлять заболевание, когда делать КТ, как лечить… Но третья волна опять удивила. Появились новые штаммы, что неизбежно, и мы опять в «красных зонах» - боремся за жизни наших граждан. Есть оборудование, методические рекомендации и протоколы лечения, которые обобщили колоссальный опыт в первую и вторую волну пандемии. А главное - работает персонал, который прошел через испытания и получил бесценный опыт. Знаю об этом и со слов своих коллег - руководителей медицинских учреждений, и ощущаю это физически в «красной зоне» нашего института. Здесь каждый чувствует себя членом единой команды - от директора до санитарки и техника, без которых обеспечение лечебного процесса было бы просто невозможно.

- Когда пандемия начиналась, вы сравнили врача с отчаянным одиночкой, вышедшим со шпагой на танк. Образ уже не актуален?

- Отношение к врачам и в стране, и Петербурге изменилось: от позиции общества - до уровня зарплат. Перестроилась и структура материального снабжения. В первую «волну» едва не всем миром, вскладчину собирали средства, чтобы обеспечить больницы, персонал средствами защиты. Мой друг, директор строительного завода, привез нам в клинику тысячу защитных костюмов и так необходимые респираторы. Друзья, партнеры, коллеги из частных клиник привозили воду, средства ухода, обеспечивали нас бесплатным питанием. Мы им очень признательны! Сейчас у нас достаточно и «сизов», и кислорода, а тарифы адекватны затратам, за что искренняя благодарность правительству страны, Минздраву, Федеральному и территориальным фондам ОМС: необходимые решения принимались незамедлительно и, часто, - в прямом эфире. Поэтому, можно уверенно говорить о том, что время «одиночек» уже прошло. Мы - единая команда и нам многое по плечу!

- Зарплата, современное оборудование - очень важно. Но в медицине как ни в какой другой сфере имеют значение сострадание, милосердие. Вы - декан, сейчас идет приемная кампания в вузы. Говорите ли вы об этом своим студентам?

- На нашем факультете регулярно проходят дни открытых дверей, и я не устаю повторять абитуриентам: «Вы идете сюда, как в духовную семинарию. Потому что будете учиться не только анатомии, физиологии, медицинским технологиям, но и понимать людей, сопереживать им». Знаете, при поступлении в медицинский вуз я бы вместо ЕГЭ ввел общее для всех психологическое тестирование: можешь сострадать или нет. Как говорили раньше - «имеешь Бога в животе»? Стараюсь объяснить молодым людям, что с пациентом надо разговаривать как со своим близким родственником. Понимать, что нет в мире более уязвимого человека, чем больной, поставить себя на его место. Но хотелось, чтобы общество, корпорации тоже формировали такого врача, требовали от него соответствия не только профессиональным, но и моральным принципам.

Деньги - не главное

- А как вы относитесь к тому, что утром доктор принимает в государственной клинике, а вечером - коммерческой?

- С удивлением. Дело в том, что сегодня в государственных учреждениях, если трудиться на совесть, можно зарабатывать хорошие деньги. В 90-е я тоже успевал в трех местах, а дежурство по двое-трое суток подряд воспринимал как норму. Как-то показал своему сыну больницу, которой он еще не видел, а он меня спрашивает: «Папа, ты здесь тоже работаешь?» Сейчас ситуация другая. И не только в денежном измерении. Многое изменилось с точки зрения профессионального, научного роста, строительства карьеры.

У меня работает молодой специалист. Ему всего 27 лет. А он уже кандидат медицинских наук, заведует отделением, участвует в работе научных форумов, включая международные, владеет английским, пользуется уважением старших коллег. Разумеется, зарабатывает он немало, что выглядит абсолютно естественно и правильно. И его отношение к больным может быть примером для многих… Нередко многие талантливые врачи во главу угла ставят деньги. Меня это всегда настораживает. При этом я совершенно не против частной медицины и вижу ее хорошие качества. Она гораздо оперативнее реагирует на новые вызовы, порой быстрее внедряет передовые технологии, немалые деньги вкладывает в обучение персонала. Не следует, правда, забывать, что большинство квалифицированных кадров пришли туда из государственной системы, где обучались и выросли профессионально.

- Сегодня порой в связке с врачом трудится робот. Есть супер-помощник и в вашем центре. Впервые в мире робот вам ассистировал при операциях на легких при туберкулезе. Неужели машина лучше человека?

- Конечно, нет! У каждого из нас своя работа. Если говорить просто - я делаю операцию руками робота. Это хирургия широких возможностей, закрытых пространств, куда врач при обычном доступе заглянуть не может. Устойчивая 3D-камера, деликатные и послушные инструменты позволяют достичь высокой точности движения хирурга, а значит и безопасности для больного, практически любых хирургических манипуляций.

Хирург проводит операцию «руками робота».
Хирург проводит операцию «руками робота». Фото: фото предоставлено НИИ фтизиопульмонологии Минздрава РФ

Никогда не оставлял операционную

- Новый опыт вы распространяете и в других регионах. Насколько успешно он применяется, ведь программа требует серьезного финансирования?

- В России открыто уже пять центров, где робот Da Vinci используется не только в урологии, гинекологи, абдоминальной, но и в торакальной хирургии. Это Краснодар, Тюмень, Уфа, Дальневосточный университете на острове «Русский». На днях мы вернулись из Новосибирска, центра им. Е.Н. Мешалкина, где сделали первую операцию с использованием робота на легком. Конечно, стоит это оборудование дорого, но сегодня созданы все условия для внедрения подобных передовых методов лечения в крупных медицинских центрах. Сюда и должны направляться больные, которым требуются подобные операции.

- Петр Казимирович, вы блестящий хирург с мировым именем. Первым в России выполнили сложнейшую операцию по трансплантации легких. Сегодня у вас много высоких административных должностей, вы возглавляете федеральный институт, где нужно решать немало хозяйственных вопросов. Не возникает мысли, что постепенно становитесь завхозом?

- Нет, не возникает. Хотя забот стало больше. В институт я пришел в 2009-м и увидел ветхие строения, многометровую паутину, пессимизм и неверие в возможность что-либо изменить. Но шло время, и многое стало другим. Завершен капитальный ремонт всех основных корпусов института, полностью переоборудованы и оснащены все диагностические службы, операционные, реанимационные отделения, сформирована команда… При этом я никогда не оставлял операционную. Минимум три раза в неделю оперировал, иногда по несколько случаев в день.

Моя опора - замечательная команда врачей и ученых, финансистов и инженеров, строителей и управленцев. Без сомнения, многие из них уже сегодня - золотой фонд страны. У них есть все: блестящее образование, трудолюбие и милосердие. Пациент для них - первый и главный человек в клинике. И быть причастным к воспитанию этих специалистов, учить их, в том числе и собственным примером, большое счастье. На этом фоне и «хозяйские» заботы не кажутся такими обременительными.

 - Недавно вам присвоили звание Почетный гражданин Санкт-Петербурга, которое дает немало полномочий. Например, безотлагательной встречи с губернатором, выступления с трибуны ЗакСа. Собираетесь их использовать?

- Искренне благодарен городу, коллегам, которые меня выдвинули за столь высокую оценку работы, мою гражданскую позицию по многим медицинским вопросам и не только. Это придает новые силы, уверенность в правильности установок, привитых мне моими родителями и наставниками. Рад, что я не одинок. Мои взгляды разделяют многие коллеги, и я планирую их регулярно доводить до руководителей, принимающих решения. Сейчас же наша главная и общая задача - помочь городу и стране справиться с третьей волной пандемии. Осознать и проявить свою ответственность, не допустить дальнейшее распространение инфекции. Вирус мы победим обязательно, но важно всем приложить для этого усилия.

Досье: Петр Яблонский

Родился 29 августа 1959 г. в Молдавии. В 1982-м окончил Кишиневский государственный мединститут. В 1994-м организовал и возглавил в Петербурге Центр интенсивной пульмонологии и торакальной хирургии. С 2005 г. - главный хирург городского комитета по здравоохранению. С 2009 г. - директор ФГБУ «СПб НИИФ» Минздрава России. Автор свыше 650 научных публикаций. Президент Национальной ассоциации фтизиатров (НАФ). Президент Ассоциации торакальных хирургов России. Лауреат премии правительства РФ.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах