Примерное время чтения: 6 минут
9306

Бордельный расцвет. Как работали публичные дома в Петербурге XIX века

В 19 веке проститутки получили знаменитые желтые билеты вместо паспортов.
В 19 веке проститутки получили знаменитые желтые билеты вместо паспортов. Commons.wikimedia.org

В разные годы в городе на Неве насчитывалось до 200 публичных домов. SPB.AIF.RU попытался выяснить, в каких из ныне существующих зданий в старину предавались плотским утехам.

Свободная любовь

Расцвет борделей пришелся на конец 70-х годов XIX века. Тогда работа девушек легкого поведения была узаконена, а значит, разрешены были и публичные дома. В то время в нашем городе было зарегистрировано больше 200 публичных домов. Правда, большинство из них было низкого пошиба. Их посещали торговцы, мелкие чиновники, рабочие. Такие заведения больше смахивали на ночлежку, чем на «храм любви». Да и любовь там была дешевой, 30-50 копеек. О чистоте и гигиене в таких местах, конечно, и речи не шло. Работали в них и несовершеннолетние жрицы любви, а уж запрет на спиртное там и вовсе не принимали в расчет.

Работать в борделях могли только девушки не моложе 16 лет, позже эту планку подняли до 21 года.
Работать в борделях могли только девушки не моложе 16 лет, позже эту планку подняли до 21 года. Фото: Public Domain

К концу XIX столетия домов терпимости осталось только 80. Из них только четыре считались элитными, с шикарными девушками. Остальные были либо рублевыми, либо и вовсе, копеечными.

«В начале XX века публичные дома практически исчезли», - рассказала историк Наталья Шинина. «Против них активно боролись сторонники идей всеобщего равенства и свободы. К тому же бордели старого образца не смогли выдержать конкуренции со «свободными» уличными девицами, которые самостоятельно искали клиентов и приводили их в дом».

Мужские приключения

Датой же появления публичных домов в Петербурге принято считать 1843 год. Тогда был организован врачебно-полицейский комитет, в задачи которого входило выявление и постановка на учет петербургских проституток. В тот год насчитали 400 женщин легкого поведения. Все они получили знаменитые желтые билеты вместо паспортов. Таких проституток начали называть билетными, а уличные девы назывались бланковыми.

Уже через год для хозяек и работниц домов терпимости появились правила. Согласно им, публичный дом могла открыть только женщина от 30 до 60 лет. Хозяйка борделя имела право получить три четверти клиентских денег, остальные получала девушка легкого поведения. Работать в борделях могли только девушки не моложе 16 лет, позже эту планку подняли до 21 года.

При желании клиент мог отдохнуть в компании француженки, гречанки, грузинской «княжны» или японки.
При желании клиент мог отдохнуть в компании француженки, гречанки, грузинской «княжны» или японки. Фото: Public Domain

Будущая владелица должна была крайне ответственно отнестись к расположению своего борделя. Запрещалось открывать публичные дома ближе 150 саженей (300 метров) от школ, церквей, училищ и других социальных организаций. «Образцовый» дом терпимости должен был иметь зал для гостей, столовую, комнату для хозяйки и апартаменты для каждой девушки. В нем следовало иметь два выхода, покрашенные полы, обои на стенах. Забавные факты: в публичных домах было запрещено вывешивать портреты особо важных особ. Кроме того, девушкам запрещалось обслуживать клиентов в состоянии алкогольного опьянения. Естественно, последнее правило повсеместно нарушалось. Ведь во все века когда мужчина искал приключения? Конечно, когда выпьет!

В некоторых публичных домах работали даже иностранки. При желании клиент мог отдохнуть в компании француженки, гречанки, грузинской «княжны» или японки. В некоторых домах была даже, так сказать, культурная программа. Девушки одевались в национальные костюмы или одеяния определенной эпохи. Особенно модно было «пообщаться» с девушкой, одетой в подвенечное платье и фату. Такие барышни были хорошо образованы и могли легко поддержать беседу на любую тему. Ну чем не гейши?!

Очаги разврата

Остается понять, в каких петербургских зданиях располагались дома терпимости. Слава бывших борделей закрепилась за многими городскими зданиями. Например, студенты многих вузов любят рассказывать, что именно в их корпусе 100 лет назад был публичный дом и его дух до сих пор витает по аудиториям. В реальности же даже историки не могут точно назвать здания, где предавались плотским утехам. Доподлинно известно, что большинство борделей XIX века были сосредоточены в районе нынешнего Суворовского проспекта. Почти каждое второе здание на Советских улицах, в то время называвшихся Рождественскими, принимали похотливых клиентов.

Но вряд ли с тех пор в неизменном виде сохранился хоть один дом. Тогда здания там были в основном деревянные – многие сгорели, другие были снесены. Также «дома любви» находились на Итальянской улице, набережной канала Грибоедова, Мещанской, ныне Гражданской улице, Таировом переулке, ныне переулок Бринько. Дурная слава водилась и за знаменитой Вяземской слободой, теперь на том месте начинается Московский проспект. Но в каких именно домах, историки ответить затрудняются. Лишь один адрес можно назвать точно – это здание на Сенной площади, 3. В этом ничем не примечательном сегодня доме располагался скандально известный на весь Петербург «малинник». «Четырнадцать квартир, занятых тридцатью притонами самого мрачногл, ужасающего разврата» - так писал об этом месте поэт и прозаик Всеволод Крестовский в романе «Петербургские трущобы». Здесь обитали те самые «копеечные» женщины. ПАорой эти несчастные дамы готовы были отдаться за рюмку водки или тарелку супа. Да и в целом район Сенной площади в XIX веке был эпицентром продажной любви.  

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах