Примерное время чтения: 6 минут
183

Ещё споём! Псковитянка с берегов Невы не привыкла сдаваться обстоятельствам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и факты - Петербург 15/08/2018
Яна Хватова / АиФ

Зинаида Петровна и в больнице, куда была доставлена прошлой осенью с диагнозом, фактически не оставляющим в её возрасте шансов на возвращение к активной жизни, «давала фору» куда более молодым подругам по несчастью. Часто поддерживала их морально, убеждая не сдаваться ни при каких обстоятельствах. И сама не сдавалась, делая разные важные упражнения, чтобы её ослабленный травмой организм «не подумал», что человеку в такие лета только и остаётся, как лежать в кровати да вспоминать прожитое. Хотя Зинаиде Петровне, ребёнком пережившей ленинградскую блокаду, есть что вспомнить.

Она рано осталась сиротой. Родители - отец, рабочий Кировского завода, и мама-домохозяйка - умерли в 1939-м с разницей в несколько месяцев. Зину, тогда одиннадцатилетнюю, взяла к себе родная сестра матери. У неё своих было трое детей, семье жилось непросто. Но «лишним ртом» девочку ни разу не попрекнули. А через два года началась война, блокада. Те совсем скромные запасы продуктов, что были в доме, быстро закончились. Как у многих ленинградцев, до последнего веривших в то, что «война ненадолго», «Красная армия быстро разобьёт фашистов», и снова все заживут в мире и спокойствии.

Когда в городе ввели карточки, Зина вместе с двоюродной сестрой и тётей, чьи два сына, а потом и муж, добровольцами ушли на фронт, старались распределить свои ежедневные пайки таким образом, чтобы их хватило больше, чем на сутки, а то и двое. Но нормы стремительно сокращались, став к началу зимы 1941/1942 годов буквально мизерными.

Потом тёти не стало… 

- Почти все 125 граммов своего хлебного пайка она отдавала нам с сестрой, говорила: вы молодые, растущие, вам нужнее, - вспоминает сейчас Горожанова. - Спасала нас, о себе не думая. 

Девочки-подростки остались одни в квартире у Нарвских ворот. Совсем рядом, за Автово, проходила линия фронта. Постоянные обстрелы, взрывы, к которым невозможно было привыкнуть, много убитых на улицах, во дворах... Было Автово застроено в ту пору в основном одно-двухэтажными домами, близ которых жильцы разводили небольшие огороды. На них, пока ещё было можно, стремились попасть многие, пробираясь через войсковые заграждения, в надежде найти хоть что-нибудь пригодное для еды. Сёстры не стали исключением. Большой удачей было для них однажды откопать из-под снега обглоданную мышами капустную кочерыжку...

- В блокаду часто спасала ленинградцев взаимовыручка. Чтобы помочь ближнему, люди нередко делились последним. И это не «красивые» слова, так и было, иначе бы моя мама точно не выжила, - говорит Алевтина Иванова, старшая дочь Зинаиды Горожановой. - В 42-м мама попала на улице под обстрел, оказалась под завалами. Откопали её незнакомые люди, вызвали медпомощь, помогли доставить в госпиталь. 

В том, что выжила, встала на ноги, заслуга, считает сама Зинаида Петровна, во многом госпитального врача. Фамилию этого доктора помнит до сих пор - Любашевская. Она выходила истощённую до крайности девочку и помогла ей с устройством в детский дом. Туда же по её ходатайству определили и двоюродную сестру Зины. Однако та была уже очень слаба и вскоре умерла. 

Двум своим дочерям - Алевтине и Светлане - Горожанова не раз рассказывала о своих блокадных годах. Не столько о себе самой - как вызвалась, к примеру, ухаживать за ранеными в соседнем с детдомом госпитале; как весной 1944-го, сразу после освобождения города от многомесячной осады, пошла на курсы штукатуров, чтобы помогать его восстанавливать, - сколько о тех, кто в те страшные 900 дней сумел сохранить в сердце человеколюбие. «Плохие люди тоже, конечно, встречались, - вздыхает Зинаида Петровна, вспоминая, как украли у неё однажды в длинной ночной очереди в магазин хлебные карточки. - Но таких было всё-таки немного. Иначе бы Ленинград не выстоял. А он выстоял и победил!».

Обе её дочери родились в Пскове. В этот древний город коренная ленинградка Горожанова впервые приехала через несколько лет после окончания войны вместе с подружкой к её родным. В гостях встретила сразу обратившего на себя внимание военного художника Алексея. И ему понравилась скромная девушка. Сыграли свадьбу. Он проходил службу в Доме офицеров. Зинаида устроилась работать в местную больницу. Сначала была санитаркой, позже сестрой-хозяйкой. Получить профессию врача, о которой мечтала с детства, помешали ей война и личные беды. В Великую Отечественную она потеряла практически всех близких. Из большой тётиной семьи вернулся домой один только дядя, воевавший на Ленинградском фронте. Его она частенько навещала сначала с мужем и детьми, потом с внуками. 

Внуков у неё двое, Александр и Алексей. Когда были маленькими, бабушка возила их по питерским пригородным заповедным местам. Больше всего мальчишке нравился Петергоф. 

Теперь внуки уже взрослые. 39-летний Александр стал военным, служит в Петербурге. У 37-летнего Алексея, названного в честь деда, свой небольшой бизнес. Теперь они показывают уже своим детям любимый город. 

А Зинаида Петровна, расспрашивая близких об их делах, о даче, которую строила когда-то вместе с мужем, увы, уже ушедшим, мысленно готовится к осенним встречам со школьниками. Их регулярно проводит Псковская общественная организация «Блокадники Ленинграда». Горожанова была в числе тех, кто создавал её четверть века назад. В мае, несмотря на то, что передвигаться может пока лишь в инвалидном кресле, не пропустила Парад Победы, была в одном строю с псковичами разных поколений. На вопрос же о здоровье, отвечает просто: «Бог до сих пор держит меня на Земле. Значит, зачем-то нужна? Значит, должна быть в строю!». 

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах