aif.ru counter
6565

40 дней трагедии. Как врачи возвращали к жизни жертв теракта в метро

Сюжет Теракт в петербургском метро. Подробности
Если бы не врачи, жертв было бы больше.
Если бы не врачи, жертв было бы больше. © / Александр Тарасенков / Интерпресс

Всего в той трагедии пострадало около сотни людей. Более половины из них были госпитализированы с различными травмами в больницы города. Пятнадцать человек скончались…

Погибших могло быть больше, если бы не помощь врачей, сделавших  всё возможное, а в некоторых случаях и то, что казалось невозможным, чтобы спасти людей.

Обыкновенное чудо

В НИИ скорой помощи им. Джанелидзе в первые часы после теракта поступило 16 человек. Пятеро из них требовали экстренной хирургической помощи. У одной из тяжело раненных – женщины средних лет - было сразу несколько серьезных травм: разрывы легких от баротравмы, переломы основания черепа, костей предплечья, таза, обширная рана на теле, ожоги лица и кистей рук. У другой - молодой девушки - диаметральное сквозное ранение осколком головного мозга, повреждение костей черепа, то есть целых костей вообще не осталось…

В таких случаях часто говорят: травмы, не совместимые с жизнью.  Но сегодня обе женщины не просто живы. Они самостоятельно дышат,  видят, говорят, едят. Ходят! Как удалось медикам добиться этого?

Несколько лет назад в данном НИИ был создан Клинический центр анестезиологии и реаниматологии. Он оснащен современной аппаратурой, что позволяет использовать передовые технологии. Однако, известно, не технологии, а сами медики, их знания, профессионализм – главный фактор в спасении и лечении пациентов.

«Делал то, что должен»

Поднимаюсь на второй этаж главного здания Института скорой помощи. Несколько метров по коридору, поворот, ещё один. И попадаю к анестезиологам-реаниматологам.

Они не видят в своем подвиге ничего особенного.
Они не видят в своем подвиге ничего особенного. Фото: АиФ/ Людмила Николаева

Внешне всё как везде: палаты, кабинеты, каталки, процедурные. Заместитель главного врача отделения Вячеслав Афончиков знакомит меня с некоторыми из своих коллег: заведующей реанимацией Еленой Соколовой, нейрохирургом Павлом Чечуловым,врачом-реаниматологом Любовью Углевой, анестезиологом Ильей Петровым. Они были среди тех, кто 3 апреля принимал тяжело раненных, спасал и выхаживал их.        

У 27-летнего Ильи Юрьевича в тот день был выходной. Отсыпался после суточного дежурства. Вполне мог позволить себе остаться дома, узнав о взрыве в метро. Никто бы его за это не упрекнул. Он же примчался в стационар одним из первых, понимая, сколь важен и нужен в такой ситуации каждый специалист.

Прошу его рассказать о том, как всё там было - пострадавшие в шоке, с кровопотерями и нестабильным давлением? Адекватно подобрать анестезию сложно, да? Сильно волновались, наверное? Посмотрел на меня несколько удивленно: «Я делал то, что должен был делать. Как все».

Вместе с большой группой врачей, а проводили в тот день экстренные операции в НИИ скорой помощи порядка 70 специалистов, молодой доктор Петров до утра следующего дня не отходил от пациентов. Требовалось четко контролировать ситуацию. Ведь некоторым пострадавшим делались одновременно сразу две операции двумя бригадами хирургов.

«Склеить» сосуды

Нейрохирург Павел Чечулов был в одной из таких бригад. На счету сорокалетнего специалиста за 16 лет работы в многопрофильном комплексе Института им. Джанелидзе не одна уникальная операция.

У многих пациентов, получивших в метрополитене минно-взрывную травму, оказались повреждены сосуды. А у одной женщины сразу в двух местах - крупная артерия. Чтобы «сшить» её, и «склеить» более мелкие сосуды, потребовалось несколько часов поистине ювелирной работы хирурга.

На моё «склеить» начмед Афончиков строго поправляет: «Это достаточно условно в данном случае. Так называемый «клей», иными словами специальное средство, позволяющее воссоединить сосуды, и методика его использования первоначально создавалась для манипуляций на сосудах сердца и головного мозга. В данной ситуации впервые использовались для большого числа пострадавших».

Спасти человека

Двадцать шесть операций было проведено в НИИ в первые сутки после поступления пострадавших в метро. И примерно столько же потребовалось в следующие дни и недели. Жизни людей – некоторые все еще остаются в стационаре - уже ничто не угрожает. Есть в том немалая заслуга и реаниматолога Любови Углевой. Несмотря на молодость, она практически ровесница Ильи Петрова, стаж у неё немаленький: будучи студенткой, трудилась медсестрой. Здесь же, в реанимации. Поинтересовалась у неё, почему выбрала именно эту врачебную специальность?

«Мне всегда хотелось помогать людям», - объясняет, стесняясь внимания к себе журналиста, Углева. – «Но среди пациентов попадаются, наверное, и капризные?» - «Тут, в реанимации, пациенты особенные, для них очень важна моральная поддержка. Стремлюсь с каждым к взаимопониманию».

Заведующая отделением Елена Соколова так оценивает работу в те дни своих подчиненных: «Современные процедуры и лекарства, конечно, делают свое дело. Но без должного ухода восстанавливаются тяжелые пациенты обычно медленней. У тех, кто поступил к нам после теракта, за те долгие дни, что они провели в реанимации, не отмечено ни одного пролежня. Настолько они были ухожены».

Они немногословны – врачи НИИ скорой помощи. И то, что сделали и продолжают делать для своих пациентов, подвигом не считают. Говорят: это обычная наша работа - спасать человеку жизнь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах