786

Елена Тихомирова: «Значение битвы за Ленинград недооценено»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. Аргументы и факты - Петербург 22/01/2020 Сюжет Ленинград - город живых
Жертвы - пассивны, а Ленинград трудился и боролся.
Жертвы - пассивны, а Ленинград трудился и боролся. © / Commons.wikimedia.org

В минувшие выходные в городе прошло немало мероприятий, посвященных этим историческим событиям. Память защитников почтил и президент Владимир Путин. Он возложил цветы к «Рубежному камню» на «Невском пятачке» и мемориалу на Пискаревском кладбище, посетил обновленный Музей обороны и блокады. Одной из основных стала встреча главы государства с ветеранами, блокадниками.

Как сегодня живут люди, которые на себе испытали голод, холод, ужасы бомбежек? Какие проблемы, по их мнению, так и остаются нерешенными? Об этом нам рассказала председатель общества «Жители блокадного Ленинграда» Елена Тихомирова.

Дом - на передовой

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU:  Елена Сергеевна, сколько сейчас блокадников в нашем городе, вашей организации?

Елена Тихомирова: В Петербурге живут свыше 77 тысяч блокадников. Из них 4 тысячи награждены медалью «За оборону Ленинграда». Еще около 18 тысяч находятся за границей, странах ближнего и дальнего зарубежья. В нашей организации состоят более 55 тысяч человек. Людям, которые к нам обращаются, мы стараемся всесторонне помогать, стремимся, чтобы никто не остался без внимания.

- Когда началась война, вам было шесть лет. Что запомнилось из того времени?

- Отчетливо помню начало войны. 22 июня 1941-го наша семья собиралась ехать на море, в Одессу. Уже упаковали чемоданы, и пока ждали отца, чтобы отправиться на вокзал, меня отпустили во двор погулять. Стоял прекрасный солнечный день, как вдруг откуда-то стала ползти огромная черная туча. Сегодня думаю, что это был знак беды… Уже через месяц наш дом в Автове очутился на 2-й линии обороны, а в окнах квартиры поставили пулеметы. В трех километрах, в Полежаевском парке, стояли немцы. Нас переселили на Петроградскую сторону. Вскоре отца, который работал начальником цеха на заводе им. Марти (сегодня «Адмиралтейские верфи». - Ред.) отправили в командировку в Сибирь, а мама, бабушка и я остались. Выжила одна я. Мои родные умерли от голода в 1942-м. 

- Вас спасло, что удалось попасть в детский дом, а затем эвакуироваться…

- Самое страшное время, зиму 1941-1942 гг., провели в блокадном Ленинграде. Немцы бомбили город так часто, что мы уже отличали по звуку «Юнкерс» от «Мессершмитта». Кожей чувствовали, посыпятся бомбы близко или подальше. Мне было семь лет - по тем временам взрослый человек. Я топила печку, ходила за хлебом, стояла в очередях. Была маленького роста, и однажды на меня бросилась какая-то тоже измученная голодом женщина. Пыталась забрать карточки. Спас оказавшийся рядом мужчина, иначе не знаю, чем бы закончилось… Сосед, работавший шофером на Дороге жизни, привозил хвою, мы ее заваривали и так боролись с цингой. Он же, когда мама уже не вставала, отвел меня в детский дом. В конце 1942-го нас всех, малышей и подростков, эвакуировали на Алтай. Там в 1945-м, после трех лет поисков, меня нашел отец, и в 1946-м я вернулась в Ленинград.

Город живых

- С тех пор прошло 77 лет. О людях, переживших то страшное время, сегодня заботится государство, город. Как вы оцениваете эту поддержку?

- Мое мнение - блокадникам грех жаловаться. Добились, что с 2001 года выплачивается вторая пенсия. Ее получают награжденные медалью «За оборону Ленинграда», а с 2007-го - отмеченные знаком «Жителю блокадного Ленинграда». При этом должна быть оформлена инвалидность, но она в таком возрасте есть почти у всех прошедших через войну. Также действует немало льгот: по обеспечению жильем, социальному обслуживанию, оплате коммунальных услуг, проезде в общественном транспорте и т. д. В Петербурге работает и несколько специализированных медицинских учреждений. Так, в госпитале ветеранов войны есть центр лечения блокадников, где установлено новейшее оборудование.

- Тем не менее ряд проблем, по вашим словам, до сих пор не решены. Что же не сделано? 

- Сегодня больше всего беспокоит сохранение памяти о блокаде, искажение исторических фактов, забвение, которое проявляется в разной форме. Меня, например, тревожит, что у нас до сих пор недостаточно оценена сама битва за наш город. Упор в основном делается на блокаду. Но если война шла 1418 дней, то битва за Ленинград - 1168. Ненамного меньше, чем вся Великая Отечественная. С 10 июля 1941 года - начала сражения на Лужском рубеже - до 19 сентября 1944-го, когда было подписано перемирие с Финляндией, означавшее полное прекращение боев на Карельском перешейке. Мало кто знает, что последняя попытка воздушного налета на город была предпринята уже после полного освобождения от блокады - в ночь на 4 апреля 1944 г. Тогда 35 бомбардировщиков двигались со стороны Финляндии. Их обнаружили и не пропустили. И только 30 апреля 1945-го вышло постановление Ленгорисполкома о снятии светомаскировки. За неделю до Победы!

- Также некоторые историки считают, что жизнь в Ленинграде в это время замерла, хотя сегодня мы знаем, что это не так.

- Категорически не согласна с позицией, когда город и его жителей пытаются представить безвольными жертвами. Жертвы - пассивны, а Ленинград трудился и боролся. Работали театры, научные институты, заводы, детские сады, отряды МПВО. Люди падали от голода, но вставали и шли в цеха, госпитали, ехали на заготовку дров и т. д. В ноябре 1941-го из осажденного города пушки и снаряды отправлялись в Москву. Отремонтированные танки прямо из цехов шли на передовую. Более 20% всей донорской крови, которую получила Красная армия, было заготовлено в блокадном Ленинграде! Даже западная пресса тогда писала, что без Ленинграда могло не быть победы под Москвой и Сталинградом.

Коттеджи на костях?

- Сегодня память об этих событиях широко увековечена, планируется открыть еще несколько музеев. Знаю, что ваша организация активно включилась в эту работу.

- Памятников немало, однако они «разбросаны», часто принадлежат разным ведомствам. Мы уже давно ведем речь о подготовке единого туристического маршрута, однако пока все ограничивается словами. Удивляет и то, что памятник «Мужеству ленинградцев, отстоявших наш город», открытый в Выборгском районе два года назад в присутствии первых лиц, так и не взят городом на баланс. А значит, нет освещения, охраны. 

Также не первый год поднимаем вопрос о создании в Ленобласти поля славы, мемориальной зоны, но реальных сдвигов нет. Территории, где шли бои, активно застраиваются. В местах, где сложили головы солдаты и ополченцы, разрешают копать песок. Пример - Синявинские высоты, где образовались целые карьеры. Там грунт нередко поднимают вместе с останками воинов, это не раз подтверждали поисковики.

- Сейчас по предложению общественных организаций и просто неравнодушных людей стали открываться новые экспозиции. Как вы оцениваете эту инициативу?

- Полностью приветствуем. Сейчас активисты хотят поднять значимость музея, созданного в старой школе в деревне Коккорево. Он посвящен автомобильной дороге ВАД-101, которую зимой 1942-1943 гг. называли «Ледовая трасса Дороги жизни». Там есть документы, подлинные предметы того времени. Положение усугубляется тем, что здесь же находится база охотников и рыболовов Всеволожского района, которые являются собственниками здания. Сейчас вместе с властями Ленинградской области пытаемся найти выход из ситуации. 

Большие энтузиасты работают и в музее «Кобоно-Каредежский порт» на правом берегу Ладоги. Бывшие морские офицеры, начав изучать историю Кобоны, подняли со дна и отремонтировали несколько машин военной поры. А на днях мы подвели итоги конкурса «Азбука блокады». В нем приняли участие свыше двух тысяч школьников, учеников колледжей и лицеев. В финал вышли 400 человек. Было много по-настоящему интересных, ярких работ. Видно, что ребята работали в архивах, читали документы, встречались с очевидцами. Эта тема им близка, волнует. И мы постараемся, сколько хватит сил, рассказать, как было все на самом деле.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах