aif.ru counter
666

С деньгами, но нищие? Почему бедность – это не только низкий доход

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. Аргументы и факты - Петербург 11/03/2020
Новые районы должны быть привлекательными для жизни, чтобы не превратиться в гетто.
Новые районы должны быть привлекательными для жизни, чтобы не превратиться в гетто. © / Татьяна Швецова / АиФ

Недавно жительница Санкт-Петербурга спросила у президента, как прожить на 10 800 рублей. При этом, несмотря на мизерный доход, официально бедной пенсионерка не считается, так как ее достаток превышает прожиточный минимум.

Кто же они - «неофициальные» бедные? И как им выбраться из такого состояния? Об этом «АиФ» рассказал социолог, профессор НИУ Высшая школа экономики в Санкт-Петербурге Даниил Александров.

Неофициальные бедные

Ольга Сальникова, SPB.AIF.RU: Каким образом граждан делят по «кошельку»? Какая методика работает?

Даниил Александров: Государство сегодня считает количество бедных традиционной монетарной (денежной) методикой, исходя из их дохода. Абсолютно неимущими, а значит, способными претендовать на соцпомощь, являются люди, чей доход ниже прожиточного минимума. Например, в Петербурге для работающих это 12 584 руб., для пенсионеров - 9303 руб.

Если верить официальным данным, до «минимума» сегодня у нас не дотягивает 7% петербуржцев. Экономисты называют цифру в 25% населения по России, что вполне реалистично. Ведь во внимание стоит принимать и тех, кто может себе позволить минимальный набор продуктов, но не способен поддерживать уровень жизни, принятый в регионе, - так называемые относительно бедные. И среднеобеспеченный житель небольшого поселка Ленобласти вполне может считаться нищим в Петербурге. 

Наконец, самая большая категория бедных, которая не учитывается в государственных бумагах, - это субъективно бедные, и их может быть в несколько раз больше, чем «официальных». Эти люди сами оценивают свое материальное состояние как плохое. И если в абсолютном измерении бедности зачастую больше всего представлены матери-одиночки, то бóльшая часть субъективных бедных - пенсионеры. Уровень социальной напряженности в этих группах тоже разный. Если пенсионеры склонны негативно относиться к социальной политике государства, то матери-одиночки скорее будут винить своего бывшего мужа-алкоголика.

- Только ли низкие доходы порождают нищету? Ведь проводилось исследование о судьбах людей, выигравших в лотерею огромные суммы. Почти все они быстро потратили деньги и вернулись к прежнему статусу.

- Людям тяжело менять устойчивые привычки. Даже при существующих финансовых возможностях многие не хотят уезжать из неблагополучных районов, так как не знают, что их ждет на новом месте.

Я бывал в бедном гетто Твери, разговаривал с жителями. Хотя бывшие рабочие бараки уже и разваливаются, но там налажен быт, кооперация между жильцами - можно попросить присмотреть за ребенком. При переезде все это будет потеряно, и жизнь может оказаться еще труднее. Это так называемая ловушка бедности. 

Еще один из интересных феноменов - демонстративное потребление бедных, покупка престижных товаров. У людей, которые постоянно испытывают психологический дискомфорт из-за лишений, особенно остро ощущается необходимость доказать себе и окружающим, что они еще на плаву. Поэтому у них может не быть еды в холодильнике, но новый айфон уже куплен. Все это мы видели и в 1990-х, когда у молодого россиянина не было своего жилья, но ездил он на «черном бумере». К слову, такое поведение характерно для бедных во всем мире. В афроамериканских гетто США тоже можно встретить крутые тачки, в то время как успешные нью-йоркские бизнесмены ездят на метро.

Мурино - это не трущобы

- В Петербурге не существует как таковых «кварталов для бедных», а рядом с квартирами обеспеченных горожан соседствуют коммуналки. Получается, у нас нет вопиющего неравенства среди населения?

- В нашем городе действительно нет трущоб - и это очень хорошо, поскольку подобные кварталы значительно усугубляют ситуацию с бедностью. На них всегда не хватает бюджетных средств, что сказывается на состоянии инфраструктуры. В Северной столице есть престижные районы, где, в том числе, живут и малообеспеченные люди. Например, Васильевский остров. И даже при низком уровне дохода житель местной коммуналки старается выбрать для детей школу получше, водить их в театры, на выставки. Потому что здесь задана такая планка. В менее благополучных районах люди даже средних доходов меньше ориентированы на образовательные достижения своих детей, чем василеостровцы. 

К слову, у нас трущоб нет отчасти и благодаря советской привычке селить людей разных социальных категорий рядом. В Ленинграде инженерам и рабочим одного предприятия обычно жилье давали по соседству. В Петербурге нет сплошных рабочих кварталов с плохой инфраструктурой. Самая худшая концентрация общежитий была в свое время на Крестовском острове, сегодня она замещена элитной недвижимостью.

- А разве сейчас мы не строим будущие трущобы - те же Мурино, Кудрово и подобное?

- Это не самые плохие районы, сегодня там живут люди с разными амбициями и доходами. Они могут стать гетто лет через 40, если начнется отрицательная селекция и более успешные жители будут перебираться в другие места. За этим нужно следить властям, развивать местную инфраструктуру и сохранять районы привлекательными. Плохие районы - это когда бедность и безработица достигают таких размеров, что молодые люди вообще решают не трудоустраиваться, а перебиваться случайными заработками. Появляются группировки неблагополучной молодежи, в район лишний раз боится заехать полиция. В Петербурге этого не случилось.

Только деньги не помогут

- Как бороться с бедностью? Уже сейчас активно предлагается отменить НДФЛ для малоимущих. Поможет ли это?

- Монетарный подход в борьбе с бедностью - самый худший из всех, что можно придумать. Отмена НДФЛ для малоимущих приведет к возникновению максимального числа людей, у которых зарплата будет на 10 рублей не дотягивать до прожиточного минимума. Остальное выдадут в конверте. Нужно не просто подкидывать людям деньги, а давать им возможность самим заработать и жить успешно, пусть небогато. Об этом много говорит нобелевский лауреат, экономист Амартия Сен, считающий, что бедность нужно измерять не деньгами, а отсутствием возможностей, и, исходя из этого, с ней бороться. Создание рабочих мест, переобучение и даже просто дополнительные детские кружки в бедных районах - вот эффективные методы.

Мы проводили исследование, которое показало, что внешкольные занятия имеют огромное значение для детей из бедных семей, в то время как добавление лишнего кружка к образованию ребенка, имеющего обеспеченных родителей, практически не улучшает его показатели в обучении. Поэтому нужно «закачивать» деньги на развитие внешкольного образования не в центр города, а в Невский и Красногвардейский районы - Ржевку-Пороховые, Рыбацкое. Но готовы ли городские власти так перераспределять средства - вопрос. 

И это проблема не только России. Во всех странах богатые имеют больший спрос на ресурсы, умеют его озвучить и протолкнуть получение. Задача государства, чтобы такая сегрегация не достигла катастрофического масштаба. Бедные трущобы на окраинах города не нужны никому, включая обитателей Крестовского острова.

- Однако с помощью денежного стимулирования мы пытаемся не только побороть бедность, но и повысить рождаемость…

- Люди заводят детей не ради денег. Поэтому увеличить рождаемость с помощью материнского капитала можно только в группе очень бедных россиян. Более эффективны долгосрочные меры, которые бы защитили молодых родителей от экономического провала после рождения ребенка. Они бы знали, что могут отдать его в детский сад и выйти на работу. Но заниматься развитием детских садов - гораздо более трудоемкий процесс, чем просто раздать деньги. 

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах