aif.ru counter
444

Попона подо льдом. Как биологи Эрмитажа защищают музей от вредителей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Аргументы и факты - Петербург 20/11/2019 Сюжет Эрмитажу - 255!
Заведующая лабораторией Ольга Смоляницкая отбирает пробы для микробиологических исследований.
Заведующая лабораторией Ольга Смоляницкая отбирает пробы для микробиологических исследований. © / Людмила Николаева / АиФ

Эрмитаж - крупнейшая в России музейная сокровищница. Но еще и научный центр, в лабораториях которого специалисты исследуют, реставрируют, оберегают от всевозможных болезней, а при необходимости и лечат предметы искусства, возрождая их к новой жизни. Одна из таких лабораторий невидимого для посетителей фронта - биологического контроля и защиты.

Моль, знай свое место!

В любом помещении всегда присутствуют как микроорганизмы, так и насекомые. Среди них есть те, что «привязаны» к музею. При этом у каждого свои «вкусовые предпочтения». Точильщики, например, любят дерево. Кожееды, моль - сукно, кожу и меха. Хрущак уничтожает мучной клей. Чешуйницы вредят акварельной живописи, гравюрам. Сеноеды (книжная вошь, размером всего один миллиметр), разносят споры плесневых грибов…

Список внушительный. И далеко не окончательный. Но это применительно к музеям в целом. Что касается конкретно Эрмитажа, то насекомые здесь, что называется, не задерживаются. Знают: пощады не будет!

«Появиться в залах они могут по разным причинам, - говорит энтомолог, старший научный сотрудник Ирина Калинина. - Случается, забегают или залетают с улицы. Или прибывают с вновь поступающими предметами. Как-то мы обследовали экспонат для новой выставки из зарубежного музея. Распаковали ящик, а там - тропический таракан! Мы его изолировали, не дав возможности что-либо у нас испортить. Потом в течение нескольких дней изучали».

А вот у известной всем моли (она, к слову, принадлежит к одному из самых больших отрядов насекомых) вкусовые предпочтения весьма разнообразны. Научилась, например, переваривать гнилую древесину. Для музеев (а также архивов, библиотек) опасность представляет моль, которая на стадии гусеницы питается кератином. Тот входит в состав волос, шерсти, ногтей, пера.

Но и на них специалисты лаборатории нашли управу - отлавливают с помощью клеевых ловушек. Ловушки феромонные, то есть с определенным запахом, и установить такие можно далеко не везде. Использовать их в Зимнем дворце, в Главном штабе, в Эрмитаже нет смысла, так как там входная зона расположена достаточно близко от залов с экспонатами и проветривание проводится регулярно, что может привлечь вредителей из окружающей среды. Применяются они в период лета насекомых (весна-лето) на территории закрытых хранений в реставрационно-хранительском центре «Старая Деревня».

Кислородное голодание

Долгое время основным средством борьбы с насекомыми были химические соединения. Но с созданием лаборатории тридцать шесть лет назад от подобных препаратов музейные биологи стали отказываться. Перешли постепенно на экологически чистые физические способы борьбы с вредителями. В последние годы активно используется, например, метод модифицированной атмосферы. Зараженный предмет помещают в герметичную камеру с очень низкой концентрацией кислорода (0,2-0,3%). Сама камера создается из специальной полиамидной пленки. Воздух из окружающей среды проходит через систему молекулярных фильтров, которые удаляют кислород, оставляя только азот. Им и наполняется камера. Насекомые в этих условиях неизбежно погибают.

У такой обработки практически нет противопоказаний. Нежелательна она разве что для текстиля, окрашенного берлинской лазурью, так как бескислородная среда может изменить цвет пигмента.

Еще один эффективный метод - морозильная камера. В лаборатории она более чем внушительная: объемом 35 кубических метров! Чтобы можно было поместить любой экспонат.

Известна история с попоной любимого коня российского императора Николая Первого. Когда несколько лет назад экспонат обследовали, на нем были признаки заражения молью. Попону упаковали в полиэтиленовую пленку, частично удалив из нее воздух, чтобы не образовывался конденсат, и поместили в морозильную камеру с температурой -30 °С. Насекомые погибли под воздействием низкой температуры.

Рецепт долголетия

Есть и другая, может быть, менее заметная глазу, но не менее серьезная угроза музейным сокровищам - микроорганизмы. Это, в основном, плесневые грибы и бактерии. Микроскопические грибы способны разрушать практически все органические материалы - бумагу, картон, ткани, кожу, клей. Споры их всегда присутствуют в воздухе, если только это не стерильное помещение. В эрмитажных залах они тоже есть.

«Да, но никакой опасности не представляют, так как микроклимат нашего музея, где поддерживается правильный температурный и влажностный режим, не позволяет им размножаться, - уточняет микробиолог, научный сотрудник лаборатории Людмила Матиевская. - У нас используются самые современные системы вентиляции и кондиционирования, так что держим ситуацию под контролем».

Вместе с коллегами Людмила Владимировна регулярно проводит заборы воздуха. Все-таки залов много, посетителей ежедневно тысячи человек. Рекомендуемые параметры температуры и влажности - 18-22 градуса и 40-50% (±5%) соответственно. Бактериям же, чтобы нанести вред экспонатам, нужна практически стопроцентная влажность.

Обязательная процедура в антигрибковой профилактике - микроскопирование. Если есть хоть малейшее подозрение на заражение плесневыми грибами, оперативно берутся пробы, проводится проверка на их жизнеспособность. Благодаря всем этим мерам ни одного серьезного ЧП в музее не было.

В лаборатории вспоминают разве что случай со старинным кораблем петровской эпохи, поднятым несколько лет назад со дна Балтики. Несколько сохранившихся на нем предметов заинтересовали Эрмитаж. Трехсотлетнее пребывание под толщей воды «законсервировало» потенциальные экспонаты. Но после извлечения на воздух они подверглись мощной атаке микроорганизмов. Специалисты музея успешно справились с ними.

Проверяются и чердаки с подвалами. Корреспонденту «АиФ» доводилось бывать на чердаках Зимнего дворца. Там сумеречно и немного таинственно из-за причудливых лестниц с шахтами световых ламп, а также аркад, стропил, мостков. Нигде ни намека на запущенность, сырость.

Так же и с подвалами. Главные «смотрители» в них - семейство кошачьих породы «эрмитажные». Следят за тем, чтобы не было грызунов. Ну и за «погодой», конечно. Кому же охота обитать в условиях дискомфорта?..

«Когда мы консультируем другие музеи - как российские, так и зарубежные, - первым делом расспрашиваем, в каком состоянии подвальные и чердачные помещения. Объясняем: когда с ними проблема решена, то и с вредителями проблемы уже не страшны», - объясняет заведующая лабораторией Ольга Смоляницкая.

Работает Ольга Львовна здесь уже более двадцати лет. Семь из них возглавляет лабораторию биологического контроля и защиты, продолжая дело, начатое ее предшественницей Людмилой Славошевской. Неукоснительно соблюдая главную заповедь всех специалистов Эрмитажа: к экспонатам нельзя относиться как к безжизненным предметам. Они, как и люди, нуждаются в постоянной заботе и индивидуальном подходе.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество