Примерное время чтения: 9 минут
123

«Страха не существует». Как ЧАРКК помогает справиться со сложными проектами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и факты - Петербург 17/08/2022
«Мы собирали команду, в результате у нас получился дружный коллектив единомышленников».
«Мы собирали команду, в результате у нас получился дружный коллектив единомышленников». Из личного архивa

Частное агентство регистрации, кадастра и картографии (ЧАРКК) на строительном рынке Петербурга и Ленинградской области работает чуть более 4 лет. За эти годы предприятие зарекомендовало себя как команда профессионалов, способных решать самые сложные задачи в сфере землепользования и строительства.

Как за 4 года из новичка превратиться в лидера рынка, как создавалось агентство, почему здесь не вселяют партнерам ложных надежд, и как расти в условиях кризиса, «АиФ-Петербург» рассказала управляющий директор ЧАРКК Мария Наседкина.

Более 50% рынка

Сергей Хорошавин, SPB.AIF.RU: Марина Алексеевна, расскажите, как и с чего начинался ваш бизнес?

Мария Наседкина: Я около 15 лет занималась кадастровой деятельностью, связанной со строительным блоком. Работала в общественной сфере, секторе саморегулируемых организаций. И около 5 лет назад окончательно ушла в бизнес – начинала с кадастровой деятельности, а сейчас в арсенале нашей команды 16 компаний, образующих единый холдинг ЧАРКК полного цикла, выполняющий работы по геодезии, экологии, топографии, проектированию, в том числе по подготовке проектов планировок, проектов межевания. Мы сопровождаем весь процесс строительства, начиная с приобретения участка и планирования на нем жилищного или производственного строительства до ввода объекта в эксплуатацию и постановке на кадастровый учет. Основные наши клиенты – это юридические лица, застройщики, рантье, собственники предприятий и имущественных комплексов.

В холдинге есть и компания, ориентированная на работу с физическими лицами (это в основном помощь при продаже или переустройстве личного имущества, а также работа с СНТ и индивидуальное жилищное строительство), но на нее приходится примерно 5% объема нашей деятельности.

Остальной объем – это работа с большими проектами. Некоторые наши клиенты из числа застройщиков занимаются только строительно-монтажными работами, а все согласования и оформления документации делаем мы. И это правильный подход. Законодательство, связанное со строительством, постоянно усложняется, необходимо применять комплексные подходы к ведению проектов. Последние 2 года в Санкт-Петербурге, к примеру, действует градостроительная комиссия, очень полезное нововведение, но многие застройщики не имеют опыта взаимодействия с комиссией. Требуется профессиональный подход к выполнению проектов на всех этапах реализации, и мы его обеспечиваем.

– Есть для вас какие-то особые проекты, которыми вы гордитесь?

– Простых проектов вообще не бывает, поэтому можно сказать, что я испытываю чувство гордости за все проекты, которые мы смогли реализовать. Мы специализируемся на сложных проектах, которым требуются четко прописанная дорожная карта и согласование практически со всеми органами исполнительной власти. И таких объектов большинство. Например, в год мы работаем с 40 жилищными комплексами – а если учесть, что, по статистике, в 2021 году в Санкт-Петербурге и Ленинградской области шли работы на 70 ЖК, то получается, что мы заняты более чем на 50% проектов в жилищной сфере в двух субъектах. А ведь есть еще промышленные объекты – проекты РЖД, Газпрома, сотни километров труб, железных дорог и линий электропередачи. Каждый проект по-своему уникален и сложен. Даже строительство обычного жилого дома связано с кучей ограничений, которые надо учитывать и проходить.

– Как вы уже отмечали – к тому же постоянно усложняется законодательство…

– Действительно, нормативные акты постоянно изменяются и детализируются. Но, на мой взгляд, в целом это идет на пользу и городу, и обществу. Так, мы полностью разделяем позицию администрации по развитию социальной инфраструктуры – застройщик, безусловно, обязан брать на себя это бремя, не перекладывая его на бюджет. Важны и те изменения, которые произошли в направлении работы с обманутыми дольщиками. В результате сейчас не только достроено множество подобных объектов (и примерно 75% вопросов по обманутым дольщикам решены, а в ближайшие два годы проблема может быть и вовсе полностью снята), но и законодатели полностью исключили саму возможность появления новых жертв такого рода мошенничества. Для строительной отрасли это оказалось дополнительной нагрузкой, застройщики много возмущались и переживали, но так или иначе нашли варианты, отрасль продолжает развиваться.

Работа с кадрами

– А как на строительной сфере и вашем бизнесе сказались события последних нескольких месяцев?

– Жизнь не останавливается. Сначала все действительно были напуганы, пропали многие товары как личного, так и промышленного применения, но сейчас уже можно с уверенностью сказать, что все уже выдохнули, адаптировались к ситуации, стройки возобновились. Мне кажется, и русский бизнес, и русский человек способны справиться с абсолютно любыми обстоятельствами, и в этом наша сила. Что касается непосредственно ЧАРКК, то у нас объемы работ за последнее время только выросли. Сейчас застройщики неохотно приступают к новым проектам, зато начинают более внимательно разбираться в тех, что у них уже есть, проводить ревизию, и наши услуги оказываются очень востребованными. С некоторым удивлением для себя обнаружила, что начиная с марта численность сотрудников у нас выросла со 150 до 200 человек, что, мне кажется, говорит само за себя.

И русский бизнес, и русский человек способны справиться с абсолютно любыми обстоятельствами, и в этом наша сила

– Где вы берете кадры? Нехватка инженеров, проектировщиков, вообще людей технических специальностей – бич нашего времени.

– С кадрами действительно существуют проблемы. Костяк нашей команды, как, наверное, и вообще любого российского бизнеса, сформировался из единомышленников по учебе, людей, которых ты знаешь с юности, которым можешь доверять и в чьем профессионализме ты уверен. Поскольку у меня несколько образований – начиная со специальности «гидротехник» и заканчивая экономическим и юридическим, – то именно люди, с которыми я знакомилась на этом пути своего профессионального роста, и стали основой нашей компании. Но, конечно, только на круге личных знакомых масштабный бизнес не выстроить. При этом я остаюсь противницей переманивания кадров из других компаний, поэтому мы выбираем более долгий, но, на мой взгляд – надежный путь. Приглашаем к нам на работу перспективных студентов ведущих вузов (существуют понятные тесты, позволяющие оценить уровень профессионализма молодого специалиста), а дальше стремимся их мотивировать, чтобы у них не возникало желания покинуть нас, получив у нас необходимый профессиональный опыт, сменить место работы. Ко всему прочему такой путь дает нам постоянный приток свежих сил, приносит творческие идеи и позволяет по-новому взглянуть на прежние методы и подходы.

Быть честным с собой

– Вопрос, возможно,  несколько некорректный. Но все-таки. Когда вы решили заняться бизнесом, вам не было страшно?

– По характеру я человек, абсолютно не умеющий испытывать чувство страха. Что такое страх? Это только твоя недоработка. Нас окружают материи и явления, которые имеют понятный процесс и понятный результат. Тебе может быть страшно, только если ты себе честно не ответил, что произойдет при том или ином действии. А если ты абсолютно здраво подходишь и к себе самому, и к своим поступкам, думаешь, говоришь и делаешь одно и то же, то страшно быть не может. Ты всегда знаешь положительный, негативный и нейтральный результаты. И готов к ним. Поэтому чувство страха у меня отсутствует. Я прыгаю с парашютом, занимаюсь экстремальными видами спорта, соблюдая абсолютно все требования безопасности. И у меня интересуются – не боюсь ли я прыгать с высоты 300 метров вниз головой со связанными ногами? А я не понимаю этого вопроса. Мне кажется, что страх, в большинстве случаев, если мы не говорим про детский страх темноты, – это выбор самого человека. Кому-то проще бояться, чтобы подстраховаться на случай неудачи. Кому-то нужно ощущение жертвенности, чтобы получить помощь. Но тогда уже проще самому напрямую попросить поддержку у близких, если ты в ней нуждаешься.

– Так понимаю, что спрашивать про то, как вы отдыхаете, уже и не надо?

– На самом деле, отдыхаю я редко. Некогда. Как считается, любой бизнес первые 3 года находится в стадии развития, следующие 3 года в стадии становления, так что до настоящего отдыха мне еще 2 года минимум. Как и все, не работаю во время государственных праздников – Новый год, начало мая, этого мне вполне достаточно.

– Как вы считаете, а есть разница в бизнесе между руководителями-мужчинами и руководителями-женщинами?

– Между мужчинами и женщинами природа заложила разницу, и она, конечно, проявляется всегда и во всем. Другое дело, что современные технологии, бизнес-образование, широкое внимание к психологии управления постепенно смягчили эту разницу. Хотя определенные особенности, конечно, остались. На мой взгляд, главные плюсы мужчин-руководителей – решительность, стрессоустойчивость, спокойствие. У женщин больше ответственности, осознанности при совершении действия, мягкости, гибкости.

В разных обстоятельствах востребованы различные черты и качества руководителя, и, по моему опыту, женщины лучше действуют в сложных ситуациях, из которых вроде бы нет выхода.

– Но, наверное, вам как руководителю приходится принимать и жесткие, условно говоря «мужские» решения? К примеру, увольнять сотрудников?

– Жесткие решения – конечно. Но не в связи с увольнениями. Я уже рассказала, как мы изначально собирали команду, в результате у нас получился дружный коллектив единомышленников, из которого люди если и уходят, то по объективным обстоятельствам – переезд, рождение ребенка и так далее. За эти годы были буквально единицы сотрудников, с которыми мы расстались, и то это происходило по нашему совместному решению. По-настоящему жесткие решения приходится иногда принимать при взаимодействии с клиентами, в технических вопросах. Например, застройщик, получив участок, желает что-то на нем построить такое, что не согласуется с действующими нормами. И мы сразу ему об этом честно говорим. Не пытаемся вселить ложную надежду, что как-то можно будет обойти ограничения, выиграть в судах и так далее. Говорим все как есть. Конечно, не всем это нравится. Но не было еще ни одного проекта, чтобы не согласившийся с нами клиент через какое-то время не вернулся к нам и не сказал – вы были правы, давайте делать все честно и правильно. Я уверена в себе и своей команде, и потому могу гарантировать результат.

– А что для вас – женский бизнес?

– Женский бизнес – это извлечение прибыли из сложных технических процессов, которое происходит с улыбкой и удовольствием для себя и для окружающих.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах