Примерное время чтения: 9 минут
232

Гениальный актер или просто суфлер? Как гиды влюбляют туристов в Петербург

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы и факты - Петербург 02/08/2022 Сюжет Туризм в Санкт-Петербурге
Найти своего экскурсовода можно только методом проб и ошибок.
Найти своего экскурсовода можно только методом проб и ошибок. / Вероника Такмовцева / АиФ

Ольга Федорченко известна не только как историк балета, но и опытный экскурсовод. Больше 20 лет она знакомила итальянских гостей с красотами Санкт-Петербурга, а в период пандемии, когда границы были закрыты, создала уникальную экскурсию по балетному Петербургу уже для российского туриста. Этот маршрут стал призером конкурса «Туристическая витрина Санкт-Петербурга – 2021».

В интервью spb.aif.ru Ольга Анатольевна рассказала о сложностях профессии, городских легендах и различиях между русским и иностранным туристом.

Из детской мечты – в профессию

Елена Банокина, SPB.AIF.RU: Ольга Анатольевна, как вы стали экскурсоводом?

Ольга Федорченко: Это было в конце 90-х годов, когда в стране сложилась не очень хорошая экономическая ситуация. Был постоянный риск потерять работу (в то время я преподавала). Но я вспомнила свою детскую мечту стать экскурсоводом в Ленинграде и, имея в багаже некоторые познания в итальянском языке, отправилась на курсы гидов-переводчиков. В этом решении меня поддержала подруга-экскурсовод, которая не раз мне говорила: «Оля, иди! Ты сможешь работать». И я рискнула: заняла деньги, год отучилась, получила разрешение на работу от музеев, выдержала строгие экзамены. О своем решении пойти трудиться гидом ни разу не пожалела.

– Помните свою первую экскурсию?

– Помню. Первыми моими слушателями были студенты из Италии, которых я повезла в Царское Село. Они проходили стажировку в Петербурге, мы были с ними знакомы, и я не сильно волновалась. Во время экскурсии я – словно актер на сцене. Во время дебюта в главной партии артист, несомненно, волнуется, его обуревают эмоции, но он чувствует подъем и воодушевление. Но имеется еще и синдром «второго выступления», когда тебе кажется, что ты уже «бывалый». И вот тут-то самонадеянность и подставит подножку: я не смогла удержать внимание группы итальянских подростков. До моей экскурсии им не было никакого дела, дети, русские и итальянские, мило ворковали между собой. Отработав, я была расстроена, сама себе сказала: «Не годна, профессию не освою». Но, как видите, все получилось, хотя казусы случаются до сих пор. Например, можно внезапно забыть имена архитекторов. Но в такие моменты я просто извиняюсь и продолжаю экскурсию.

Очередь за поцелуем

– Вы больше 20 лет показываете красоты города. Изменился ли портрет петербургского туриста?

– Когда я начинала работать, туристов, как иностранных, так и российских, было в несколько раз больше. Если говорить про Италию, то у них существовало огромное количество турфирм, ценовая политика которых позволяла приехать в Россию даже не очень обеспеченным людям. Со временем часть турфирм ушла с рынка, стоимость поездок в Россию подорожала, и такого большого наплыва гостей, как в нулевые годы, уже не было. Сейчас, как видите, иностранных туристов почти нет.

В целом наши путешественники и европейские похожи: проявляют интерес к экскурсиям, с готовностью слушают, задают вопросы. Но в вопросах обычно и есть разница – иностранца интересует наша средняя зарплата, чем живем, почему у нас такие широкие водопроводные трубы, выходим ли мы на улицу зимой при температуре минус 15 градусов и даже «сколько длится беременность у русской женщины». Наши туристы больше расспрашивают о городе, об императорах, об истории. Например, на одной из экскурсий был мужчина, который был поклонником криминальной российской кинокартины, не то «Бандитский Петербург», не то «Улицы разбитых фонарей». Куда бы мы ни пришли, он отмечал, что здесь была снята та или иная сцена, и задавал вопросы о фильме. Жаль, что я это кино не видела и подсказать ему в тот день ничего не могла.

– Часто ли попадаются туристы, которые уверены, что знают больше экскурсовода, и поправляют его?

– Встречаются гости, которые озвучивают иную версию какого-то исторического события. Мол, я читал, что царя убили не так, а вот так. Я не вижу в этом ничего плохого – действительно, версий может быть много и озвучить их, если они будут в тему разговора, вполне уместно. Экскурсия – это не отбывание повинности и не непрерываемый монолог гида. Люди приехали отдохнуть, увидеть новое, пообщаться!

Иногда встречаюсь с попыткой «народного контроля». Как-то с туристами я была в Спасе на Крови и рассказывала им о советском периоде, когда храм был закрыт, его планировали снести, и назвала это время «варварским». Рядом оказалась наша соотечественница, понимающая итальянский. Она вступилась за честь коммунистов, стала меня поправлять: «Как вы смеете такое рассказывать! Это же наша история! Вы не имеете права говорить о ней плохо!». Я лишь протянула микрофон и предложила ей продолжить экскурсию. Женщина тут же отошла.

– С какими сложностями сталкиваетесь во время экскурсий?

– Огорчает, когда от туристов нет никакой эмоциональной отдачи. Я не могу понять, нравится ли человеку экскурсия, что ему интересно, что можно добавить в рассказ. Случались инциденты с не очень адекватными гражданами. Проплывали на катере под низким мостом, а в нашу лодку летела стеклянная бутылка или пакет с водой. Я стараюсь разрядить обстановку и объясняю туристам: «Иногда люди так счастливы оказаться в Петербурге, что пьянеют и не контролируют свои действия и поступки».

– Дарят ли туристы вам презенты?

– Да, подарки иногда получаю, и, что и говорить, это очень приятно. Чаще всего дарят гостинцы – замечательные итальянские вина, сыры, местные сладости. Итальянцы очень открытые и эмоциональные, если у нас с ними возникла симпатия, то они ее не скрывают. Во время проводов в аэропорту или на вокзале они обязательно расцелуют на прощание, причем им нравится русская традиция целоваться по три раза; представьте себе группу в 30–40 человек, которая стоит в очередь к гиду, чтобы его расцеловать. Как-то одна туристка, прощаясь, была настолько тронута, что сняла золотой браслет и надела его на мою руку. Очаровательные итальянские бабушки, приехавшие в Петербург всем приходом во главе со священником, сочинили и исполнили в мою честь гимн; другая туристка написала обо мне маленькую поэму.

– В гости звали?

– В гости приглашают постоянно, и я, когда приезжала в Италию, всегда была рада встретиться со своими подопечными. Я не считала, скольким туристам провела экскурсии за эти двадцать лет, но уверена, что большинство итальянцев, которые были в Петербурге, влюбились и в наш город, и в Россию.

Сэкономить в поездке

– После пандемии иностранных туристов стало значительно меньше. На ваш взгляд, насколько сильно пострадала туротрасль от этого, и получилось ли заменить европейцев нашими отпускниками?

– Огромное количество людей, занятых в этой отрасли, – рестораторы, отельеры, экскурсоводы – понесли большие убытки, люди остались без работы. У некоторых моих коллег работа с иностранными туристами была единственным источником дохода, и им пришлось очень тяжело, некоторые, к сожалению, ушли из профессии. Я же больше сосредоточилась на исследовательской работе в Российском институте истории искусств, написала книгу о петербургском балете 1850-х годов и, наконец, создала авторский цикл балетных экскурсий.

Может ли русский турист заменить иностранных? По объему – да. Но русские туристы, в отличие от европейцев, не будут тратить лишних денег.В большинстве своем они привыкли экономить, их бюджет ограничен и часто не позволяет посетить индивидуальную экскурсию. Поэтому многие предпочитают самостоятельно изучить город с книжкой в руках. В этом нет ничего плохого, однако «живой» экскурсовод, или, как я однажды услышала, «биогид», хорош тем, что он даст больше информации, чем в путеводителе или аудиогиде и поможет решить бытовые проблемы, тот же бесплатный туалет покажет.

– Вы сама покупаете экскурсии в поездках? Как отличить хорошего гида от плохого?

– Да, я старюсь изучать город с опытным гидом. И найти своего экскурсовода можно только методом проб и ошибок. В моей жизни были как очень интересные экскурсии, так и скучные. Например, в Нижнем Новгороде меня покорила экскурсовод, которая очень живо воссоздала картину города и при этом соблюдала тайминг. В Париже на одной из экскурсий была неудачная встреча – гид ужасно монотонно перечислял находившиеся в комнате предметы по типу «вот это стул, на нем сидят; вот это стол, за ним едят». На мой взгляд, экскурсия – это не лекция, а маленький спектакль, и гид в нем может быть гениальным актером или суфлером, сухо читающим по бумажке.

– Как вы относитесь к тому, что порой гиды приукрашивают исторические факты и рассказывают легенды слушателям?

– Это делается для того, чтобы заинтересовать человека. Например, один наш коллега видит в шпиле собора Петропавловской крепости нос лежащего Буратино, и это прекрасно, когда город вызывает столько необычных ассоциаций. Мы – интерпретаторы, наша задача сделать так, чтобы турист после встречи знал больше о городе и захотел узнать что-нибудь еще. Я люблю городские легенды, хотя понимаю, что некоторые могут быть далеки от истины, но об этом предупреждаю сразу: «Вот вам исторический факт, вот вам версия, вот вам легенда, сами решайте – чему верить!».

Естественно, заявлений о том, что Великую Октябрьскую революцию совершил Петр Первый, на экскурсии быть не должно, это слишком. Но легенды – это необходимая краска, которой мы раскрашиваем полотно наших экскурсий.

– За долгое время работы не устали рассказывать одно и то же о городе?

– Я предполагала, что в какой-то момент мне может надоесть водить туристов по одним и тем же местам, но этого, к счастью, не случилось. Каждая экскурсия получается разной – ведь и Петербург никогда не бывает одинаковым, он не может надоесть, он разный каждое мгновение! А улицей Зодчего Росси, моей любимой в городе, можно восхищаться бесконечно.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах