1739

В поисках питерских "ям"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12 21/03/2001

В Петербурге есть немало зданий, среди обитателей которых ходит слава, что в стародавние времена здесь располагался публичный дом. Студенты многих вузов расскажут вам, что именно в их корпусе сто с лишним лет назад был бордель и дух его по-прежнему витает в аудиториях. Где здесь правда, а где вымысел, увы, не ведают даже историки. То есть про то, что дома терпимости были, известно, но вот какие и где, этого до сих пор, похоже, не знает никто.

Недолгий бордельный расцвет

Датой появления публичных домов в Петербурге принято считать 1843 год. Тогда был организован врачебно-полицейский комитет, задача которого была выявить и поставить на учет петербургских проституток. По данным петербургского историка Натальи Лебиной, таковых на тот момент было выявлено 400 человек. Всем им выдали вместо паспорта знаменитый желтый билет, отчего и стали таких легальных проституток называть билетными, в отличие от уличных дев, называвшихся бланковыми.

Спустя год на свет появились правила для хозяек и "работниц" домов терпимости. Согласно этим правилам, публичный дом могла открыть только женщина от 30 до 60 лет. Хозяйка имела право на три четверти от полученных с клиента денег, позже в борделях ввели даже специальные расчетные книжки. Девушек в публичные дома разрешалось принимать не моложе 16 лет, а в 1901 году возрастную планку подняли до 21 года.

Выбирая квартиру под бордель, будущая владелица должна была разместить его не ближе чем на 150 саженей от школ, церквей, училищ и т.п. Вдобавок надо было представить письменное согласие домовладельца. "Образцовый" публичный дом должен был иметь общий зал для гостей, столовую, комнату для хозяйки и апартаменты для каждой девушки. В нем следовало иметь два выхода, покрашенные полы, обои на стенах. Запрещено было в таких заведениях вывешивать портреты важных особ. Забавно, но до 1871 года в борделях запрещали распивать спиртное, а обслуживание пьяного клиента строго порицалось. Окна домов в любое время суток надо было занавешивать: днем занавесками, а вечером и ночью - плотными шторами.

Но правила правилами, а жизнь жизнью, и далеко не все публичные дома отвечали требованиям надзорных органов. Нет, конечно, были элитные заведения, где и помещений хватало, и чистота, и убранство - все соответствовало. Но значительно больше было домов терпимости, которые посещали торговцы, мелкие чиновники, рабочие. Такие заведения смахивали больше на ночлежку, чем на "храм любви". Любовь там была дешевой, 30-50 копеек, а вся одежда девушек порой состояла из полотенца на бедрах. О чистоте и гигиене в таких местах, конечно, и речи не шло. Работали в них и несовершеннолетние жрицы любви, а уж запрет на спиртное и вовсе почитался за нелепую шутку.

В немногочисленных элитных публичных домах изначально работало немало иностранок. При желании можно было "отдохнуть" не только в компании в общем-то банальной по тем временам француженки, но и, например, японки. В некоторых домах была даже, так сказать, культурная программа: девушки одевались в национальные костюмы или одеяния определенной эпохи. Был дом, в котором девиц наряжали исключительно в подвенечные платья и фату. С такими барышнями можно было и беседу вести, да на разных языках, многие из них были весьма образованы.

Расцвет борделей пришелся на конец 70-х годов XIX века, тогда их зарегистрировали больше 200, но подавляющее большинство было низкого пошиба. К концу столетия домов терпимости осталось около 80. Из них только четыре были дорогими, остальные либо рублевыми, либо и вовсе копеечными. А в начале XX века публичные дома практически исчезли. Против них активно боролись сторонники идей всеобщего равенства и свободы. К тому же бордели старого образца не выдерживали конкуренции со "свободными" уличными девицами да возникшими в 70-х годах XIX века "домами свиданий". Последние изначально отличались от настоящего борделя и не почитались за таковой полицией. Проживавшие в "домах свиданий" проститутки-одиночки самостоятельно искали своих клиентов и приводили их в "дом". Владелица дома по большому счету была больше квартирной хозяйкой, плюс обеспечивала девушек питанием. Позже появились, так сказать, "элитные" дома свиданий. Их хозяйки брали на себя заботу по поставке клиентов. У них имелся специальный альбом с портретами девушек и описанием их достоинств. Клиент мог выбрать приглянувшуюся барышню и потом встретиться с ней в ее апартаментах.

Где эти девушки, где этот дом

О местах расположения публичных домов старого Петербурга известно не так много. Как нам рассказала Наталья Борисовна Лебина, историки знают лишь приблизительно, где они были. Точных же адресов, увы, нет. Если они где-то и записаны, то бумаги эти похоронены в петербургских архивах.

Известно, например, что в середине XIX века бордели были сосредоточены в районе нынешнего Суворовского проспекта, там, где Советские улицы. Но вряд ли хоть один такой дом сохранился. Дома там были в основном деревянные - сгорели все, а частью были снесены. Занятно, что в конце XIX - начале ХХ века, когда большинство старых борделей пришло в упадок и закрылось, именно Рождественские (Советские) улицы славились как район, где квартировались многие "бланковые" проститутки.

Можно было бы попробовать отыскать элитные публичные дома, ведь было их немного и находились они в известных местах, например на Итальянской улице, по обе стороны нынешнего канала Грибоедова. Но в каких именно домах, на каком этаже, за какими окнами располагались "храмы любви" для богатых, увы, историки города затрудняются сказать.

Пожалуй, твердо можно назвать лишь один адрес - Сенная площадь, 3. В этом, сегодня ничем не примечательном, доме располагался скандально известный на весь Петербург "Малинник". "Четырнадцать квартир, занятых тринадцатью притонами самого мрачного, ужасающего разврата" - так определил "Малинник" в "Петербургских трущобах" Крестовский. Впрочем, назвать это место борделем можно с очень большой натяжкой. Грязь, смрад и невыносимая для нормального человека обстановка. Тут обитали те самые копеечные публичные женщины: в теснейших каморках, где и кроватей-то зачастую не было, они принимали своих клиентов из низших слоев горожан. Кстати, недалеко от "Малинника" на нынешнем Московском проспекте располагалась и знаменитая Вяземская слобода - самый известный притон в городе. Место это пользовалось очень дурной славой, и обычному человеку заходить сюда было опасно. В Вяземской слободе обитал самый низший класс проституток-одиночек, которые "обслуживали" порой за рюмку водки или тарелку супа. Да и вообще район Сенной площади был, как рассказывают, еще одним эпицентром продажной любви. Дешевые дома терпимости были в Таировом переулке (ныне переулок Бринько), а на Мещанской (Гражданской) улице были, как и на Екатерининском канале (канал Грибоедова), элитные публичные дома.

В остальном же, где и кто предавался любовным утехам в Петербурге, - пока загадка. Потому едва ли не каждый нынешний житель центра города, осмотрев свою квартиру, вполне может предположить, что и в этих стенах "трудились" петербургские "жрицы любви".

P.S. Расценки проституток в Петербурге на 1889 год:

Дешевые публичные дома - 30-50 копеек.

Средние публичные дома - 1-2 рубля.

Фешенебельные "храмы любви" - 3-5 рублей за сеанс, 5-15 рублей за ночь.

Работа "на выезде" - до 25 рублей.

Бланковые проститутки-одиночки, обитательницы "домов свиданий" получали за "работу" до 15 рублей.

Элитные проститутки порой обходились и в 50 рублей.

Для сравнения: ведро водки тогда стоило 5 рублей.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах