aif.ru counter
43

Однажды в Неаполе

ЧЕСТНО говоря, я уже давно собиралась расстаться с мужем, слишком многое в нем с некоторых пор стало вызывать раздражение. "Вот только вернемся, и я ему все выложу", - думала я, собираясь в дорогу. Поездка предстояла отличная: автобусный тур по Италии - мечта моей жизни. Без его халтур денег, конечно, не накопили бы, потому раньше времени и не возникала.

Италия и впрямь оказалась чудом. Но я расскажу лишь об одном невероятном случае, в корне изменившем мою жизнь.

Дело было в Неаполе. Смеркалось: Наши неопытные водители, катая нас по городу, забрались в ту его часть, где улочки были чуть шире нашего автобуса. Пытаясь выбраться на широкие улицы, мы все безнадежней углублялись в этот лабиринт. Ни остановиться, не создав пробки, ни тем более развернуться не было никакой возможности. В общем, в результате мы, как кит на мелководье, застряли в каком-то узком тупике, уткнувшись в ворота мрачного здания, смахивавшего на тюрьму. Выскочивший из будки охранник подтвердил нашу догадку. Тыча дубинкой в запрещающие знаки и оживленно базаря, он пытался отогнать нас от охраняемого объекта. А тут еще подошло время очередной поломки двигателя. Убедившись в тщетности своих усилий, охранник побежал докладывать о происшествии начальству.

Прошло пять, может, десять минут, а к нам никто не шел. Видно, он напугал всех сообщением, что "русские пришли". Наконец из здания высыпала целая толпа полицейских, которые с испугом стали разглядывать наш автобус, словно это был крейсер "Аврора", внезапно появившийся в тылу НАТО.

Начались переговоры. Синьор начальник на сицилийско-неаполитанском задавал вопросы, а наш руководитель отвечал по-русски, включая в свою речь несколько известных ему иностранных слов. Минут через пятнадцать кто-то догадался вывести из тюрьмы нашего земляка Серегу, который отбывал срок за воровство. Наступил его звездный час. Он не только переводил, но и на равных участвовал в переговорах. И даже предложил единственный возможный вариант: вкатить нашу колымагу во двор, развернуть ее там и вытолкнуть к такой-то матери, снабдив лоцманом.

Так и поступили. Наши мужики лихо вкатили автобус во двор. Женщин в целях безопасности попросили оставаться на местах, хотя все они на всякий случай нанесли "боевой раскрас".

Думаю, что приземление летающей тарелки не вызвало бы в тюрьме большего эффекта, чем появление нашего автобуса с двадцатью дамами на борту. Поднялся такой шум, будто "Наполи" забил решающий гол "Ювентусу". Заключенные скатились во двор и, не слушая охрану, кричали нам, манили жестами, тянулись к окнам, пели серенады. Никогда в жизни мы не чувствовали себя столь желанными. Ей-богу, если бы нам разрешили выйти, кое-кто не пожелал бы вернуться.

Тем временем местные механики починили автобус и была дана команда занять места. Мой вечно опаздывающий Вовчик ввалился последним. Дав прощальный гудок, мы двинулись за толстозадым карабинером на мотоцикле, который вывел нас на широкую набережную.

Водитель выключил освещение и включил музыку. Разговоры стихли. Неаполитанский залив, молодая луна, крупные звезды и Везувий вдали. Что еще нужно сентиментальной русской душе, чтобы окончательно рассиропиться? Разве что грамм по сто пятьдесят. Даже мой "толстокожий" Вовчик всю дорогу сидел подозрительно тихо.

В отеле мы все-таки вдрызг рассиропились, и после "Амаретто" с водочкой я отключилась и очнулась лишь среди ночи в объятиях моего зайки, который вдруг явно превратился в тигра. Я уже не была уверена, что хочу с ним расстаться, скорее наоборот.

Проснувшись, долго не могла сообразить, была ли эта волшебная ночь сном или явью. Внимательно присмотревшись и ощупав мужа, поняла, что это был не сон и: не муж! Очень похож, но не он. Я похолодела и вскочила, чтобы позвать на помощь, но тут он открыл глаза и приказал оставаться на месте и молчать. Как я могла перепутать, ведь он говорил с акцентом, хоть и правильно?

Марио все объяснил. Они с сокамерником Серегой быстро врубились в ситуацию, нашли похожего на Марио Вовчика, подпоили его и, выяснив, где его место в автобусе и как зовут его жену, отняли паспорт и одежду. Затем его связали и спрятали в укромном месте. Угрозами и ласками Марио взял с меня слово молчать. О Володе просил не беспокоиться, сказал, что ему там будет лучше, чем в НИИ на родине. Я и молчала до сих пор. Ну посудите сами: могла ли я признаться, что все это время не замечала, с кем ем, пью и сплю? Стыд-то какой. Да и влюбляться я в него стала, в Марио.

В группе ничего не заподозрили: выглядит так же, одет так же. Легкий акцент отнесли к понтам - как-никак неделя в Италии, некоторые, наиболее "продвинутые", тоже заговорили с акцентом. Больше всего мы боялись наших пограничников, но и тут все, слава богу, обошлось.

Врубились в тюрьме, но решили замять это дело. Не в их интересах поднимать шум: многие могли лишиться своих теплых мест. Подумаешь, какой-то мошенник, таких в Неаполе полно. И сидеть ему оставалось меньше года. Вову уговорили не возникать, создали ему райские условия, обещали взять в штат, и по окончании срока сдержали обещание. Он мне писал. Сообщил, что очень рад случившемуся и чуть ли не помогал себя связывать в тот памятный вечер. Считает, что лучше полжизни провести в итальянской тюрьме, чем год терпеть нас с мамой. А я-то, дура, переживала!

Теперь он уважаемый человек, "синьор сержанто". Живет с женой Марио, у них все хорошо, недавно родилась дочь. У нас тоже все хорошо, Марио здесь нравится. Особенно наши девушки и дураки. "Работает" по специальности, деньги приносит хорошие. Подумывает о депутатстве. На его увлечения я закрываю глаза, что поделаешь, если у него темперамент такой? В общем, вот так, нежданно-негаданно, без всяких нудных разборок с Владимиром, счастливо сложилась моя судьба. Чего и вам желаю.

Смотрите также:





Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?