Примерное время чтения: 7 минут
76

Анатолий Равикович: "Не люблю праздники по заказу"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52 26/12/2001

24 декабря Анатолию Равиковичу исполнилось 65 лет. Впрочем, ни в Театре комедии, в котором он служит, ни даже дома юбилейных торжеств не было.

Архив не собираю

- Совершенно не выношу праздники, особенно свой день рождения, - признается юбиляр. - Мне тоскливо. А Новый год! Эта безумная суета с подарками, в былые времена надо было еще еду достать, гонка чуть ли не с июня начиналась. Жена рапортовала о победах: "Взяла две банки печени трески, пусть лежат". И что - наесться потом в Новый год так, что уже не лезет?

Не люблю праздники по заказу. Праздник - это когда на душе хорошо, и такое состояние может возникнуть в самый черный день. В молодости любил вечеринки с девушками, потому что они таили возможность романов. Когда работал в Театре им. Ленсовета, любил премьеры, это было волнующее значительное событие. У нас был обычай собираться после некоторых спектаклей, к примеру после "Дульсинеи Тобосской", каждый раз загодя готовились, покупали водку, колбасу, очень все незатейливо. Собирались наверху в радиоцехе, еще в гриме, усталые, счастливые, потому что на спектакль ходил народ и любил нас. Можно было напиться, нервы отпустить. Обсуждали, переигрывали сцены, замечательная была атмосфера.

Юбилейные торжества не хочу устраивать еще и потому, что за долгую жизнь в театре насмотрелся: у некоторых артистов каждые несколько лет юбилей. Столько страсти к самому себе, просто сумасшествие! Жалкое зрелище, когда артисты хранят старые пожелтевшие рецензии - вот в городе Бздееве писали, что такой-то поразил всех. Много лет назад зашел в гримерку коллеги - у него все стены завешаны его же фотографиями - во всех ролях, вплоть до дворецкого. Кошмар. Никогда не собирал архивов и фотографий, и не буду.

Простые истории

- У меня сейчас больше работы в Москве, чем в Петербурге. Год назад в Театре Трушкина была выпущена премьера "Цены", играю роль Соломона. Об этой пьесе О'Нила могу сказать дамским словом "обожаю". Там же у Трушкина играю "Ужин с дураком", "Поза эмигранта". В Театре Хазанова в следующем сезоне начинаю репетировать "Ночь в Венеции". Здесь в Театре комедии год назад была премьера "Хочу сниматься в кино" Нила Саймона, мелодрама, народ любит. Мне тоже нравятся человеческие простые истории. Вот в связи с кончиной Александра Володина передавали отрывки из его интервью, так он говорил, что его пьесы - для солдата, который в увольнительной сидит с девушкой на балконе. Такой театр у критиков сейчас не в моде, они обожают другое - чтобы в зале было 5-10 избранных, чтобы сидели тихо, ни в коем случае не смеялись! И чтоб было непонятно, про что. Почему нужно ставить так, чтобы каждое слово меняло свой смысл? Оказывается, в "Гамлете" не дядя убил отца, а сам принц. Избранная публика в восторге: "А еще Гамлет живет с матерью".-" Да что вы?" - "Да! Офелия - проститутка и наркоманка, живет с братом Лаэртом. Розенкранц и Гильдестерн - голубые, живут с Полонием". Я такие эксперименты не понимаю:

Познание себя

- У каждого человека есть ресурс, и он когда-то кончается. Те роли, которые предлагают, я знаю, как сыграть, и мне неинтересно. Должно возникнуть нечто такое, что я никогда не делал, да еще и режиссер чтобы заставил поверить: мол, расскажу про тебя же, что ты сам про себя не знаешь. Творчество - это познание самого себя, мне так кажется. Готов заключить с государством или с кем угодно такой договор - мне выплачивают не такую уж большую сумму, а я даю обязательство не участвовать в мировом театральном процессе. Но я нищий, театральная зарплата уходит на лекарства, да еще две дочки, одна из которых учительница с двумя детьми, а вторая студентка, а еще хочется, чтобы и жена (актриса Ирина Мазуркевич. - Е. П.) в кои-то веки что-нибудь себе купила:

Мы не жрецы

- Иногда удивляются, как это нам с Ирой удается сохранить крепкую семью, ведь актеры редко уживаются. У нас семья по другому принципу построена - не считаю, что главное в моей жизни профессия. Я человек, которого интересуют прежде всего дети, друзья, книги, лес, море. Профессия - лишь одна из граней. Я не настаиваю на своей правоте, все люди разные, есть актеры, которые считают, что их жизненное предназначение - служение искусству. Когда встречаются два таких жреца, им трудно вместе, потому что каждый хочет быть центром мироздания. У нас с Ирой "семья служащих". Дочка Лиза только классе в пятом узнала, что родители артисты. Она не пошла по нашим стопам, сейчас учится на третьем курсе Института сервиса и экономики. Еще одна причина, почему мы так хорошо сосуществуем, - мы из одной среды, дети небогатых родителей, знаем цену копейки. Плюс даже в том, что у нас большая разница в возрасте. Мне брак достался очень тяжело, я ушел из первой семьи, хотя никаких претензий к жене не было, с дочкой до сих пор прекрасные отношения. И то, что за меня вышла молодая, красивая, подающая надежды актриса, я всегда воспринимал как чудо и большое везение.

Владивосток взят!

- Чудом и везением я и актером стал. Никогда не мечтал, в драмкружок ходил только потому, что там была интересная компания, девочки, - а мы учились раздельно. Успеваемость была неважная, когда пришло время поступать, понял, что в престижный вуз не попаду. Отец кричал: "Ты будешь чистить клозеты!" Друзья говорят - иди в театральный, а действительно, думаю, хоть родители отвяжутся. Но когда отец узнал, тоже было нехорошо: "С ума сошел! Артисты, это знаешь кто? У нас в Глухове (он оттуда родом), когда приезжали артисты, бабы снимали с веревок белье, потому что артисты воровали!" В конце концов с отцом договорились, что в театральный подаю копию аттестата, а в серьезный вуз - подлинник. Отец выбрал для меня институт, который соединил, как ему казалось, искусство и науку, - киноинженеров. Я документы отдал, но на экзамены не ходил, только врал: "По математике четыре", а сам - в театральный. Подготовил для поступления героический репертуар - деревянным голосом читал Маяковского, в басне "Волк на псарне" изображал Кутузова, для наглядности закрывая один глаз рукой. Из прозы выбрал отрывок, в котором Тарас Бульба убивал сына. Представляю, как выглядело, когда худенький еврейский мальчик сурово вопрошал: "Ну что, сынок, помогли тебе твои ляхи?" Ну а для пения выбрал "По долинам и по взгорьям" - тоже героическую, но нудную песню с бесконечным числом куплетов, в которых описывается взятие всех городов на пути Красной армии до Владивостока. С первого же куплета влез не в ту тональность. Пианистка подстроилась, а я опять ровно настолько же стал петь выше. В районе взятия Николаевска-на-Амуре забрался уже на такие высоты, что от напряжения закатил глаза к потолку. Наконец, когда пал Владивосток, опустил глаза, но комиссии не увидел - она каталась под столом от смеха. Оказывается, они давно кричали: "Пусть он замолчит! Уведите его!", но я не слышал. В институт меня приняли. Когда наш мастер собрал поступивших и каждого охарактеризовал, обо мне высказался, что, мол, взял только потому, что давно не видел такого идиота. Я показался забавным, и он предположил, может, действительно, из меня что-то получится?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах