242

"Как я принимал участие в убийстве Распутина"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19 07/05/2003

Описывая в своем дневнике в подробности убийства "святого старца", Феликс Юсупов упоминал о роли, которую в этом деле довелось сыграть его камердинеру. О некоем солдате, активно помогавшем заговорщикам, пишет в своих воспоминаниях и депутат Владимир Пуришкевич. Долгое время его имя оставалось для всех тайной. И лишь недавно были обнаружены показания некого Федора Житкова, рассказавшего о своем участии в убийстве Распутина.

Его "чистосердечное" признание отыскал в архивах сотрудник ФСБ по Санкт-Петербургу Станислав Бернев. Кстати, прихватили крестьянина Орловской губернии Житкова, 56 лет от роду, совсем по другому поводу. Речь шла о некоем "контрреволюционном" заговоре, а официант 99-й лавки "Ленсельпрома" Федор Семенович проходил в том деле свидетелем. Допрашивали его со всем пристрастием, потому рассказал Житков чекистам не только о своей службе в лейб-гвардии Павловском полку. Поведал также и о том, что он пользовался большим доверием великого князя Дмитрия Павловича, и в частности исполнял поручения по тайной передаче писем от князя княгине Орловой и Вырубовой. Рассказал он и о том, что в ночь с 16-го на 17 декабря 1916 года принимал участие в убийстве Распутина.

"В один из дней князь заехал за мной сам и позвал служить обед у Юсупова, за что вперед я получил 100 рублей, хотя всегда давалось десять. На обеде присутствовали Юсупов с женой, Пуришкевич, Дмитрий Павлович князь, жена полковника Мятлева, какая-то молодая красивая баронесса и Распутин Григорий Иванович (так значится в протоколе допроса! - И. Ж.). После обеда все пошли гулять в сад, за исключением Пуришкевича. Спустя 20 минут к нему прибежал князь Юсупов со словами: "Идет и поет, должно быть, святой человек, коль и эта доза его не взяла". Слова были сказаны про Распутина. Тогда Пуришкевич крикнул: "Бейте на лестнице!" И, вырвав у Юсупова пистолет, побежал на лестницу. Затем я слышал выстрелы, а потом зов князя Дмитрия Павловича меня, чтобы помочь. На что я сразу побежал и увидел Распутина, лежащего на площадке лестницы, а под аркой двора стояла машина. После чего я, Пуришкевич и князь Дмитрий Павлович положили Распутина в машину, и все поехали на Крестовский остров. Около первого моста остановили машину. Я взял труп за плечи, а они - за ноги, и понесли к проруби, куда и бросили. Сами же, не поворачивая машины, поехали по Елагину острову. Проехали на Каменный остров, выехав на улицу Красных Зорь (нынешний Каменноостровский проспект. - И. Ж.). Во время следования Пуришкевич и князь Дмитрий Павлович говорили, чтобы я молчал, так как меня за это вздернут. Кроме сего, Пуришкевич говорил, что это первая пуля революции. Меня они довезли до Конногвардейского бульвара, где я жил. Сами же уехали дальше, и после этого случая всех присутствующих на вечере я не встречал и не знаю, куда они скрылись..."

Сложно сказать, что заставило Федора Житкова повиниться в своем соучастии. Может, таким образом ему хотелось покаяться, излить душу или представить себя революционером. Ясно одно: так подробно рассказать об убийстве Распутина он вряд ли смог бы, сам не принимая участия в этом деле. К тому времени, когда он давал показания в ОГПУ, дневники Пуришкевича и Юсупова были уже опубликованы на Западе. Но прочитать их в Советской России Житков вряд ли смог бы.

Рассказ Житкова косвенно подтверждают и непосредственные участники убийства. Феликс Юсупов в своем дневнике пишет следующее: "Тело Распутина, плотно завернутое в сукно и туго перевязанное веревкой, положили в автомобиль. Великий князь сел за шофера, рядом с ним сел поручик Сухонин, а внутри разместились Пуришкевич, доктор Лазаверт и мой камердинер".

Похожие строки мы можем найти и в воспоминаниях Пуришкевича: "Труп Распутина втянули в автомобиль великого князя и двинулись к месту условленного потопления трупа. Шофером был Дмитрий Павлович, рядом с ним поместился поручик Сухонин, а в карету сели с правой стороны доктор Лазаверт, а с левой - я, а на трупе уместился солдат из слуг Юсупова, коего мы решили взять с собой с целью помочь нам сбросить в прорубь тяжелое тело".

Никто из заговорщиков не говорит, что в машине находился именно Федор Житков. Скорее наоборот, Юсупов утверждает, что там был его камердинер, но: Известно, что после убийства Распутина Юсупов пребывал в состоянии невменяемом. Именно по этой причине великий князь Дмитрий Павлович не взял с собой Феликса топить тело "святого черта". Подробности Юсупов узнал лишь на следующее утро. "Я поехал завтракать к великому князю Дмитрию Павловичу. В общих чертах он мне рассказал, как они увозили труп Распутина", - пишет Феликс в своих дневниках.

О солдате из слуг Юсупова пишет и Пуришкевич, но ведь и он мог что-нибудь напутать. Едва ли Владимир Митрофанович спрашивал у случайного помощника, у кого тот служит. Рассудил так: раз солдат оказался в доме Юсупова, значит, он из слуг князя.

Словом, из дневников Юсупова и Пуришкевича ясно лишь одно - в убийстве Распутина действительно принимал участие некий солдат. А показания Житкова доказывают, что это был именно он. Таким образом, спустя 86 лет после убийства Гришки Распутина мы узнали имя еще одного участника тех событий. И возможно, не последнее...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах