aif.ru counter
44

"Моя амбиция - хорошо сыграть"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 30/07/2003

Актриса Театра комедии Ксения Каталымова была отмечена высшей театральной премией Петербурга "Золотой софит" за лучший дебют. Молодая - только после института - актриса блистательно сыграла в спектакле "Доктор философии" героиню, раза в два старше себя. У Ксении уже несколько значительных ролей, впрочем, стоит ей появиться даже в эпизоде, она притягивает внимание, публика только и ждет, когда же выйдет снова. Такой яркой комедийной актрисы давно не появлялось на петербургской сцене.

Спиной к режиссеру

- Правда, что в театр вас выбрали из ста претендентов?

- Правда, но дело не в этом, нужен-то был мальчик, и я просто помогала на показе однокашнику. Мы играли отрывок из "Не все коту масленица", я спела песню, сказала пару слов, а потом - по мизансцене - встала спиной к художественному руководителю театра Татьяне Сергеевне Казаковой, да так и простояла. Когда позвонили ребята с курса и сообщили, что меня просят прийти в Комедию, я не поверила. Только когда позвонили второй раз, поняла, что не шутка. При встрече Татьяна Сергеевна удивилась: "Надо же, какая молодая!" Она со спины меня даже не рассмотрела. Казакова сразу же пообещала две интересные роли, если бы не она, перебивалась бы я где-нибудь в служанках на "здрасьте" и "кушать подано". Поначалу предполагалось, что в "Докторе" буду играть сваху - пулевая роль, главная фишка спектакля! Ну а потом Татьяна Сергеевна говорит: "Ксюша, у меня некому играть Мару". А это героиня пожилая и какая-то невнятная. Конечно, слез у меня было жутко много, да и во время репетиций все казалось, что вот-вот снимут с роли: "Извини, но действительно, какая ты Мара!"

- "Золотой Софит" и показал - какая.

- На церемонии вручения, когда только стали объявлять номинацию, вдруг поняла, что "Софит" будет мой. Но все мне кажется, что это как-то странно, несерьезно. А роль, знаете, почему получилась? У героини не очень-то много слов, а на сцене она присутствует, значит - есть что поиграть! Я вообще люблю больше молчать, просто "жить", потому что говорить - сложнее.

"Смотри не сгори!"

- Столкнулись ли вы с изнанкой театра: конкуренцией, амбициями?

- Меня пугали, что Комедия - театр тяжелый, что там конфликты, но я сразу нашла контакт со старшим поколением. Мне кажется, нужно просто уважать людей, и к тебе будут расположены максимально. Ну а насчет амбиции, так она у меня присутствует, когда выхожу на сцену, потому что хочу очень хорошо сыграть. Иногда мне это даже мешает, актеры говорят: "Ксюша, смотри не сгори".

Ну а если на репетиции не получается, тут амбиций нет: ну и ладно, получится в следующий раз. Я, кстати, не сомневаюсь, что талантлива (смеется). Не могу грешить на Бога, что он мне ничего не дал. И все-таки мое амплуа достаточно тяжелое, непонятное, я специфическая актриса, и с лицом есть вопросы: не красавица и не урод - среднее. Я вообще думала, что меня ни в какой театр не возьмут. В кино были пока только эпизоды. Тем более что если в театре "смешное" - мой конек, в кино есть молодые актрисы с потрясающей фактурой - Алиса Гребенщикова, Таня Полонская. Но вот сейчас на студии "Панорама" буду играть в сериале алкоголичку-певицу, надеюсь, это станет дебютом.

Не растолстеть

- Как же вы, с таким "средним" лицом, дерзнули пойти в театральный?

- У меня мама актриса, но она хотела, чтобы я стала пианисткой. Еще у меня были хорошие вокальные данные, поэтому сама-то мечтала петь. Решила поступать в музыкальную школу при Консерватории по классу вокала, и меня в общем-то брали. Но до этого год пела в театре "Зазеркалье", и вдруг стрельнуло в голову: вот стану певицей, буду работать, потом растолстею. Не хочу! И пошла в театральный. Принимали три педагога, и я ко всем поступила, но выбрала курс Петрова: компания больше понравилась, а человеческий фактор для меня очень важен.

- Многие молодые актрисы говорят, что на алтарь святого искусства готовы принести себя без остатка. А вы?

- А у меня так сложилось, что я не фанатка, у меня нет иллюзий. В 14 лет я практически потеряла голос - произошла сильная мутация, осталось два процента "былой роскоши". Это была трагедия, хотя потом голос в определенной степени восстановила. Тогда я поняла, что жизнь устроена так, что самое казалось бы неотъемлемое может покинуть. Теперь у меня просто генетически заложена защита, если вдруг что-то не получится с театром, могу уйти в другую профессию, так же отдаваться ей и получать максимальную радость.

Норвежский космонавт

- В театре рассказывают невероятное, что вы вывели на сцену какого-то шведа.

- Не шведа, а норвега! В спектакле "Яблочный вор" есть бессловесная роль космонавта, фишка в том, что он - огромного роста и в скафандре. Как-то исполнитель приболел, а мой друг Ханс - два метра. Спрашиваю: "Выйдешь на сцену?" - "Да". - "Жди в гримерке, я приду и скажу, когда надевать костюм". Но пока я играла, Ханс облачился сам, потому что решил, что я о нем забыла. И он час парился в скафандре. На сцене все правильно сделал, но чуть не умер со страху. Когда вылез из этого костюма, выглядел как мокрая собачка с огромными от ужаса глазами. А мы еще над ним пошутили: раздали публике гвоздики, и на поклонах никому из артистов не дарили цветы, только ему! А он встал на колено и отдал букет мне.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах